Россия разорит украинский «Нафтогаз»

«Газпром» может потребовать у Украины ГТС в качестве уплаты долга

Алексей Топалов
Павел Паламарчук/РИА «Новости»

Украина заявляет, что не сможет заплатить $38 млрд, если Стокгольмский арбитражный суд встанет на сторону России в споре «Газпрома» и «Нафтогаза». По словам политологов, для Киева серьезным ударом стала бы и сумма $1–2 млрд. Не исключено, что «Нафтогаз» могут попытаться объявить банкротом, чтобы выиграть время. С другой стороны, Россия может в качестве компенсации потребовать украинскую ГТС.

«Нафтогаз Украины» не сможет заплатить $38 млрд в случае проигрыша в Стокгольмском арбитраже. По словам главы украинской компании Андрея Коболева, для «Нафтогаза» это «неподъемная сумма».

Как заявил Коболев в эфире «24-го канала», на случай проигрыша у Киева есть некий «план Б». Суть его топ-менеджер не раскрыл, но сообщил, что в этом случае «государство не сможет выступить гарантом».

В сентябре в Стокгольме начались слушания по встречным искам «Газпрома» и «Нафтогаза» (хотя сами иски были поданы еще в 2014 году). У компаний друг к другу много претензий: «Нафтогаз» недоволен снижением транзита и его ставкой, а также считает, что ранее Украина переплачивала за российский газ, и требует компенсации. «Газпром», в свою очередь, требует возместить долг за поставленные, но неоплаченные объемы и уплатить штрафы по take-or-pay (принцип «бери или плати», подразумевающий, что клиент должен уплатить не менее определенной доли от законтрактованных объемов вне зависимости от того, сколько газа было отобрано в действительности).

«Нафтогаз» требует в общей сложности $28,3 млрд, «Газпром» — $38,7 млрд (причем большая часть требований — это претензии по «бери или плати»).

Суммы претензий неоднократно увеличивались обеими сторонами. В какой-то момент Украина даже уведомила, что сумма ее требований составляет $50 млрд, но на конец сентября Киев ограничился претензиями на вышеупомянутые $28,3 млрд.

Помимо этого, Украина требует от «Газпрома» $6,6 млрд по иску украинского антимонопольного комитета, который считает, что российская компания злоупотребляла доминирующим положением на рынке транзита газа. Как ранее заявлял глава российского Минэнерго Александр Новак, это дело тоже должно рассматриваться в Стокгольме.

Партнер юрфирмы BMS Law Firm Денис Фролов полагает, что в случае проигрыша в Стокгольме Киев может избрать один из двух вариантов действий. В первом случае Украина последует примеру Литвы, которая отказалась в декабре 2012 года исполнять решение Стокгольмского арбитража (спор с «Газпромом» по поводу компании Lietuvos dujos, суд встал на сторону «Газпрома»), сославшись на решение апелляционного суда республики. Последний постановил, что исполнение предписаний арбитража противоречило бы общественному порядку.

«А это, в свою очередь, было расценено как повод для игнорирования решения суда на основании п. b ч. 2 ст. 5 Нью-Йоркской конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений от 10 июня 1958 года», — рассказывает Фролов.

Во втором случае Украина может использовать опыт уже самой России, полученный в ходе процесса против испанских акционеров ЮКОСа в 2012 году.

То есть, по словам Фролова, официальный Киев может обжаловать решение арбитража в Шведском апелляционном суде. Если же и эта инстанция встанет на сторону России, то у Украины сохранится возможность оспорить ее решение в Верховном суде Швеции.

«Украинская сторона, делая заявления о «неподъемности» суммы, пытается подстраховаться, так как для нее не то что $38,7 млрд, но и $1–2 млрд станут серьезной проблемой, учитывая то, как Киев всеми силами пытается не возвращать $3 млрд (задолженность по украинским облигациям, которую Россия сейчас пытается отсудить. — «Газета.Ru»)», — комментирует первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин.

Позиции «Газпрома» (по меньшей мере в вопросе take-or-pay) выглядят сильнее. Дело в том, что в действующем контракте, заключенном с Россией еще в 2009 году правительством Юлии Тимошенко, прописаны не только обязательства Украины по уровню отбора газа (80% от контрактного уровня в 52 млрд кубометров в год), но и штрафные санкции, предусмотренные на случай нарушения контрактных условий.

Тогда как обязательства по объему транзита со стороны России хотя и прописаны, но штрафных санкций за их нарушение не предусмотрено.

Макаркин полагает, что Украина может попытаться объявить «Нафтогаз» банкротом с разделением существующей компании на два новых юридических лица. В этом случае, по словам политолога, со стороны России наверняка последуют новые иски, но Украина по меньшей мере выиграет время.

По словам Макаркина, Россия может потребовать в качестве компенсации по долгу ареста активов «Нафтогаза», в частности украинской ГТС. Андрей Коболев в интервью «24-му каналу» как раз заявлял, что «Нафтогаз» рассматривает возможность продажи национальной газотранспортной системы, стоимость которой компания оценивает примерно в $30 млрд.

Но при этом глава «Нафтогаза» отмечает, что, учитывая риски «Северного потока» и «Турецкого потока» (российские проекты газопроводов, предназначенных для поставок газа в Европу в обход Украины), а также риски отношений с «Газпромом», украинская сторона сомневается, что какой-либо рациональный покупатель будет готов заплатить такую цену.

Украина уже неоднократно пыталась продать свою ГТС разным инвесторам, но российских среди них не было. Ранее «Газпром» действительно проявлял интерес к украинской газотранспортной системе, но российская компания была заинтересована в том, чтобы получить в ней как минимум контрольную долю.