Крушение давит на Европу

Конфликт между Россией и Украиной угрожает российской и европейской экономике

Крушение Boeing 777 над Донецком даже без введения дополнительных санкций усложнит отношения между европейскими и российскими компаниями, предупреждает западная пресса. Это представляет опасность в том числе для экономики ЕС. Впрочем, сами компании пока заявляют, что не планируют изменений в работе.

«До недавнего времени главная угроза европейской стабильности находилась внутри союза — долговой кризис в еврозоне вызвал раскол вплоть до появления разговоров о распаде валютного союза» — так начинает свою статью «Новый вызов ЕС — геополитический» американская газета The Wall Street Journal. Теперь, когда эти риски поубавились, хотя и не исчезли окончательно, основной вызов исходит извне.

«Сбитый малайзийский Boeing 777 с пассажирами на борту резко поднял ставки в военном конфликте между Украиной и пророссийскими сепаратистами в Донецке у восточной границы ЕС», — предупреждает WSJ.

Опасность настолько велика, что эти геополитические риски вышли на второе место среди пунктов, угрожающих стабильности ЕС, после риска падения на рынке недвижимости.

Эти выводы совпадают с результатами опроса, проведенного Банком Англии еще в июне. Уже тогда инвесторы назвали геополитические риски вторыми по значимости для финансового рынка Великобритании. Тогда геополитику «обошел» только риск нового экономического спада в мировом масштабе.

Геополитические конфликты оказывают давление на экономику Германии, говорит экономист Центра европейских экономических исследований Германии (ZEW) Михаэль Шрёдер. Ключевой индикатор, который использует центр для оценки состояния экономики Германии, уже и так снижается семь месяцев подряд.

Сбитый самолет может стать причиной введения новых санкций в отношении России.

Сразу после катастрофы президент США Барак Обама заявил, что Америка способна ужесточить санкции в отношении России. Канцлер Германии Ангела Меркель призвала Францию прекратить экспорт вертолетоносцев типа «Мистраль». Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон настаивает на полном запрете поставок продукции военного назначения в Россию. Кэмерон и премьер-министр Нидерландов Марк Рютте в ходе телефонного разговора 19 июля договорились, что в свете катастрофы необходимо изменить подход к России.

Введение строгих санкций неминуемо отразится на их инициаторах.

«Нужно быть готовыми принять в рамках общего пакета санкций и меры, которые будут иметь некоторое влияние на Лондон», — сказал министр иностранных дел Великобритании Филипп Хэммонд в интервью BBC.

22 июля в Брюсселе соберется совет ЕС по иностранным делам. Пока не было заявлений о том, что на нем будут рассмотрены новые санкции — он должен проверить, как выполняются поручения 16 июля.

Но даже без санкций отношения между европейскими и российскими компаниями вряд ли смогут остаться прежними, пишет WSJ уже в другой статье «Европейскому бизнесу придется действовать после крушения Malaysia Airlines».

«После гибели 298 мирных граждан, а также обвинения США и Украины в том, что Россия поддерживала сепаратистов, которые сбили самолет Malaysia Airlines, бизнесу будет сложно и дальше оставаться нейтральным», — предупреждает WSJ со ссылкой на своих аналитиков.

Агентство Bloomberg в материале «Российские миллиардеры в ужасе из-за риска изоляции Путина» подходит к проблеме с другой стороны: по его данным, обеспокоены и российские ведущие предприниматели. «Угроза распространения санкций на целые сектора экономики теперь очень реальна и вызывает серьезные опасения у предпринимателей, — приводит Bloomberg слова бывшего премьер-министра РФ Михаила Касьянова, который находится в Юрмале. — Если введут санкции в отношении финансового сектора, через полгода экономике конец».

Санкции США уже распространились на газовую отрасль России — 16 июля США объявили о том, что компания НОВАТЭК не может претендовать на долгосрочные (более 90 дней) кредиты от компаний или граждан США и на территории США. Акции НОВАТЭКа в Лондоне упали с тех пор (за два торговых дня) на 8%.

Российские эксперты, опрошенные «Газетой.Ru», тоже видят риски для экономики ЕС, отмечая, что геополитическая напряженность может сказаться на инвестициях и торговле.

«Они могут в перспективе тормозить инвестиции, но если очень выгодные контракты, то никто не уйдет», — считает заместитель декана факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Андрей Суздальцев.

«Безусловно, часть того небольшого роста, который наблюдается в государствах еврозоны, зависит от внешних рынков, и от российского в частности», — говорит главный экономист АФК «Система» Евгений Надоршин.

«Для Европы очевидно, что Россия — один из ключевых торговых партнеров и любые негативные факторы для экономического роста в России могут дать импульс ухудшению бизнес-ожиданий в Европе. Многие аналитики как раз задавались вопросом, были ли ухудшения экономических индикаторов в последний месяц связаны с опасениями по поводу негативного влияния на рост в Европе со стороны замедления из России», — говорит главный экономист Deutsche Bank Ярослав Лисоволик.

Впрочем, по словам Суздальцева, негативный эффект скажется на отдельных секторах европейской экономики, в частности на энергетическом секторе, который зависит от поставок российского газа, а также сельскохозяйственном, который, напротив, поставляет в Россию продукцию. «Будут секторальные проблемы. Но в целом, учитывая, что Евросоюз — это огромный игрок на товарных рынках и товарообороты у него колоссальные, ухудшения ситуации он не заметит».

Те же геополитические риски оказывают негативное влияние и на российскую экономику.

«Очевидно, что страдает не только еврозона, но и Россия тоже. Европа до сих пор является крупнейшим партнером России — подавляющая часть высокотехнологичного импорта идет из Германии. Если говорить о модернизации российской промышленности, то надо понимать, что это в первую очередь немецкие технологии в явном или неявном виде», — подчеркивает Надоршин.

Впрочем, по словам Суздальцева, эффект для обеих экономик будет достаточно серьезным, только в случае действительно серьезных изменений. «Если, например, европейские инвесторы возьмут и изымут все деньги из проектов, продадут акции», — говорит он.

Однако преувеличивать влияние геополитики было бы ошибкой.

«Геополитический риск самый острый и малопредсказуемый в настоящий момент, грозящий наибольшим ухудшением. Но не единственный. Сказать, что, например, немецкие автопроизводители страдают только от геополитики, — это соврать», — говорит Надоршин.

«Российская экономика начала замедляться без всяких геополитических рисков. Часть снижения спроса на импорт из Европы и часть проектов, которые европейцы здесь планировали, но не начнут, связана, к сожалению, с естественной динамикой замедляющейся российской экономики».

Пока сами иностранные компании утверждают обратное. Даже те, чьи цитаты приводит WSJ, заявляют о намерении продолжить работу в России.

Нефтяная голландско-британская компания Royal Dutch Shell оказалась напрямую затронута авиакатастрофой — на борту Boeing 777 находилось четверо ее сотрудников. Однако нефтяной гигант воздерживается от политических высказываний. В России Shell — один из крупнейших иностранных инвесторов по объему вложений. Компания участвует в разработке Сахалинского шельфа (проект СРП «Сахалин-2», совместно с ОАО «Газпром» и японскими Mitsui и Mitsubishi) и месторождений Салымской группы в Ханты-Мансийском автономном округе (50-процентная доля в «Салым Петролеум Девелопмент Н.В.» — СП с компанией Sibir Energy). Также компания планирует принять участие в разработке шельфовых нефтегазовых проектов совместно с «Газпромом».

Компании, занимающиеся автомобилестроением, также не готовы говорить о сворачивании совместных проектов.

«Мы пристально следим за развитием ситуации», — отмечает представитель французского PSA Peugeot Citroen. Компания продала 23 тыс. автомобилей в России в первом квартале 2014 года. Пресс-секретарь признался, что у компании еще нет четкого плана на случай введения жестких санкций в отношении РФ.

Еще один автопроизводитель Renault SA также говорит только о том, что следит за ситуацией. У Renault совместно с японским Nissan Motor контрольный пакет акций «АвтоВАЗа». Продажи в первом квартале 2014 года составили 96 тыс. автомобилей, или 7,8% всего российского рынка.