«Выиграть у пиратских ресурсов будет сложновато»

Интервью с основателем «Кинопоиска» Виталием Тацием

Екатерина Брызгалова 19.08.2013, 15:20
close


Виталий Таций

Виталий Таций

«Кинопоиск»

Основатель и генеральный директор «Кинопоиска» Виталий Таций о монетизации сайта, сходстве и различиях с порталом IMDb, о партнерстве с AlloCine, об «антипиратском законе» и о сложностях работы онлайн-кинотеатров в интервью «Газете.Ru».

— Десять лет назад, когда вы запускали портал, вы предполагали, что он станет настолько популярным, или вы хотели попробовать свои силы и сделать интересный проект?

— Скорее второе. Тогда мы не могли прогнозировать на десять лет вперед. Просто хотелось сделать качественный сайт о кино, которого тогда в рунете не было. Мы поставили перед собой эту цель и постоянно двигались к ней, улучшали сайт, добавляли новые функции, прислушивались к мнению пользователей. Мы не проснулись в один прекрасный момент знаменитыми – все шло закономерно. Когда ты работаешь 365 дней в году, то все ожидаемо.

— Почему именно портал о кино?

— Мы увлекались кино, и у нас были собственные наработки по информации о фильмах. Еще в студенчестве мы накопили некоторые данные, которые пригодились для создания сайта. Кино для всех нас было близкой темой. Тогда мы были молодые и импульсивные, выбрали идею и начали над ней активно работать.

— В какой период было работать сложнее — в период запуска проекта или сейчас, когда приходится управлять одним из крупнейших порталов о кино в России?

— На каждом этапе есть свои сложности. На старте у нас было мало ресурсов, не было команды, которая есть сейчас. Каждый из основателей занимался очень многими видами деятельности. Я был и дизайнером, и верстальщиком, и идеологом, и контент-менеджером. Дмитрий Суханов, мой партнер и технический директор «Кинопоиска», был не только единственным программистом и системным администратором, но и помогал с контентом. Тогда «Кинопоиск» не зарабатывал деньги — вкладывали свои. Приходилось сильно экономить. Рекламу не продавали: когда мы только запустились, на сайте не было даже мест для размещения баннеров. На начальном этапе проект был не так популярен, как сейчас, но посещаемость росла быстро и стремительно. И о том, чтобы продавать рекламу, мы задумались только в 2006 году, спустя три года после запуска проекта. До этого момента сайт работал исключительно на наши средства.

В 2007 году к нам пришел Юрий Мильнер из DST Global. На их инвестиции мы значительно расширили команду, арендовали новый офис, вложились в технику, докупили серверы. До этого момента денег всегда было недостаточно. Поэтому сайт никогда и не рекламировался (у нас никогда не было рекламных кампаний в интернете, на телевидении, в журналах). Хотя небольшие кампании по бартерной схеме все же случались, но уже позже. В основном мы наращивали аудиторию за счет сарафанного радио, уникального контента и за счет качества продукта. К тому моменту поисковые системы нас очень неплохо проиндексировали. Когда мы получили первые инвестиции, то вложили их в сервис, а не в его рекламу.

На начальном этапе было сложно работать с партнерами. Когда тебя никто не знает, сложно достучаться до закрытых дверей. Сейчас намного проще. Теперь у нас есть большая и мобильная команда (около 40 человек), сосредоточенная в нескольких города России и Украины. Хотя, как мне кажется, для проекта, число пользователей которого превышает 25 млн в месяц, эта команда не очень большая. Но мы пытаемся не раздувать штат, быть эффективными, не нанимать лишних людей. Hire slow, fire fast. Кстати, за все десять лет работы «Кинопоиска» из команды ушли только три человека, причем двоих мы уволили сами.

— Как на вас вышел Юрий Мильнер?

— В 2006–2007 годах сайт рос достаточно быстро – на 100% в год. У нас было много предложений от разных инвесторов, в том числе от издательских домов.

Тогда Мильнера никто не знал, и я не был с ним знаком даже виртуально (он стал известным уже после 2009 года, когда вложился в Facebook). DST Global сделали самое выгодное предложение из всех поступивших к нам, и мы согласились. Нам действительно были нужны деньги, потому что развивать такой проект на свои средства становилось достаточно сложно. Сайт был убыточным. Его инвестиции были очень вовремя и помогли дать качественный толчок для развития.

— Это была сумма в $1,2 млн? Ее хватило тогда?

— Да, это близко к правде. Эти деньги мы вложили в развитие и стали расти гораздо быстрее. Представители DST никогда не принимали участия в оперативном управлении компанией, и это нам нравилось. Какой-то полезной синергии с другими портфельными проектами не случилось. С этими инвестициями мы легко пережили кризис 2008–2009 годов и довели проект до точки безубыточности.

— Какими темпами сайт растет сейчас?

— В прошлом году выручка увеличилась приблизительно на 50% от года к году. В этом году мы ожидаем рост 30–40%. Но обычно мы строим пессимистичные планы, которые потом приятно перевыполнять. Рост показателей по прибыли мы не раскрываем, но он тоже достаточно хороший. С 2010 года мы прибыльные, до этого три года жили на деньги DST, а с 2010 года начали зарабатывать самостоятельно и уверенно себя чувствовать. Аудитория проекта растет быстрее рынка, на 30–40% в год, и это без учета мобильных приложений «Кинопоиска», которые тоже очень популярны (более 5 млн установок).

— Сейчас вы сотрудничаете с производителями фильмов в плане предоставления им различной статистики. Какую именно статистику вы им предоставляете? Планируете ли вы в перспективе стать компанией, которая проводит профессиональные исследования на кинематографическом рынке?

— Подобные партнерства есть, но я бы не назвал их крупными. Статистика есть в открытом доступе на сайте, в большом количестве. Есть отдельный раздел с информацией о том, куда люди заходят чаще, что ищут, какие фильмы/актеры более популярны. И прокатчики очень внимательно за этим следят – они отслеживают узнаваемость фильма, прогнозируют его сборы. Если прокатчики попросят от нас дополнительную информацию, мы рассмотрим их предложение и можем поделиться какими-то данными, если это не будет противоречить нашей внутренней политике. Но крупных партнерств у нас нет: вся статистика есть на сайте, и многим этого достаточно.

— Но в дальнейшем вы планируете стать профессиональным игроком?

— Чем-то наподобие IMDb pro? Мы думаем над этим, но планы не раскрываем. Уже сейчас на «Кинопоиске» есть закрытое API, посредством которого мы отдаем часть своей информации о кино некоторым партнерам: онлайн-кинотеатрам, прокатчикам, lifestyle-ресурсам, обычным кинотеатрам и т.д.

— У вас разработана эффективная система монетизации сервиса. Планируете ли вы добавлять новые формы рекламы на сайт?

— Мы не планируем увеличивать количество рекламных форматов. На сайте уже сейчас достаточно много рекламы, и не всем это нравится. Возможно, со временем мы откажемся от каких-то особенно навязчивых форматов. Пока мы никак не монетизируем наши мобильные приложения: к этому вопросу надо подходить очень осторожно, чтобы не распугать пользователей. Мы внимательно присматриваемся к СНГ, прежде всего это Украина, Белоруссия, Казахстан.

«Кинопоиск» сотрудничает с рекламными агентствами, у нас также много прямых рекламодателей. Допустим, мейджоры (голливудские студии) — они все работают через свои агентства. Разумеется, кроме рекламы мы обсуждаем с прокатчиками и контент, в том числе интервью со звездами, трансляции с премьерных показов, пресс-конференции и т.д. Но вопросы рекламы мы чаще обсуждаем с их агентствами. Также мы продаем рекламу через сейлз-хаусы — допустим, видеорекламу мы реализуем через Gazprom-Media Digital. Но основную часть рекламы мы продаем собственными силами.

— Большая часть выручки приходится именно на рекламные доходы или есть еще какие-то доходы?

— 90% — это доходы от рекламы. Это пока локомотив нашего бизнеса. Есть другие доходы: продажи билетов в кино, продажи DVD и Blu-Ray. У нас есть партнерская программа с Ozon. Когда-то мы были партнером номер один по продажам через этот магазин. Сейчас не знаю: Ozon эту статистику не раскрывает, да и DVD продаются уже не так активно, как раньше. Спросом пользуются в основном только подарочные/коллекционные издания.

— Этим летом вы убрали два счетчика посещаемости — Rambler и Mail.Ru. С чем связано такое решение?

— Счетчик Rambler появился первым на «Кинопоиске», в 2003 году. У Rambler был традиционно сильный каталог топ-100. Он располагался на главной странице поисковика, и там был достаточно большой трафик. Сайты, которые занимали в нем первые позиции, получали этот трафик. В этом году Rambler сменил главную страницу, с нее убрали топ-100. И трафик к нам сильно снизился. Ставить счетчик ради статистики смысла уже нет. У нас остались Google Analytics, TNS Web Index, LiveInternet – этого вполне достаточно. Кстати, вся наша статистика посещаемости всегда была открыта: мы считаем, что она должна быть публичной. Мы никогда не пользовались «серыми» схемами раскрутки сайта, не покупали дешевый трафик (и дорогой тоже), активно не занимались SEO — и все это легко проверяется.

Мы не всегда были лидерами в своем сегменте, и было интересно наблюдать на всех счетчиках, как мы поднимались и обходили сайты один за другим. Но когда ты на первом месте во всех рейтингах и они ничего не дают взамен, то и смысл в них отпадает. Обратный трафик от Mail.ru был гораздо меньше, чем от Rambler. К тому же они считают нас основным конкурентом в кинонише: с помощью своего подразделения «Афиши» Mail.ru пытается догнать «Кинопоиск». Пока это у них не получилось, и я надеюсь, что не получится. Счетчик Mail.ru нужно было снять уже давно, потому что это средство дополнительного более глубокого мониторинга нашего сайта, отслеживания поведения наших пользователей, а следовательно, конкурентное преимущество. Это неправильно.

— Вы сейчас сотрудничаете с онлайн-кинотеатрами. Насколько это сотрудничество эффективно?

— В каком-то виде с онлайн-кинотеатрами мы сотрудничаем достаточно давно. Пробуем разные варианты работы. Раньше мы просто отсылали наших пользователей на сайты онлайн-кинотеатров, но потом поняли, что это не очень удобно для пользователей, которые уже привыкли к навигации «Кинопоиска». И когда они попадали на какой-то другой ресурс, многие воспринимали это как неприятную неожиданность. Мы поняли, что лучше показывать фильмы непосредственно на нашем сайте во всплывающем окошке. Онлайн-кинотеатры поддержали эту идею. Таким способом мы увеличиваем им видеопросмотры, увеличиваем их рекламный инвентарь и вместе зарабатываем больше денег на рекламе. Но это касается бесплатной модели просмотра фильмов. Платную модель можно будет попробовать подключить на следующем шаге, и мы об этом уже думаем. Все это актуально, пока «Кинопоиск» не озаботился созданием собственного сервиса. Эта возможность не исключается.

— То есть в перспективе вы можете запустить собственный сервис по просмотру фильмов?

— Я не могу сказать, что он точно будет, но не могу сказать и обратного. Все возможно в этом мире. Как уже сказано, мы обычно не раскрываем наши планы.

— Каким образом он может выглядеть? В перспективе это будет отдельный сайт или вы будете встраивать эту функцию в существующий?

— Без комментариев.

— Как вы считаете, бизнес-модель онлайн-кинотеатров эффективна? Если нет, то почему в России не удается эффективно монетизировать подобные порталы? Чего им не хватает?

— У онлайн-кинотеатров есть много сложностей. Главный минус – это маленькие каталоги фильмов, собранные в кинотеатрах, так как права стоят достаточно дорого. Соответственно, каталоги небольшие, и они никак не могут конкурировать с теми объемами фильмов, которые есть у «ВКонтакте», на торрентах и на пиратских ресурсах.

И это огромный минус, когда человек хочет посмотреть лицензионный контент, но не может его найти в онлайн-кинотеатрах — как в платных, так и в бесплатных. Отсюда вытекает другая проблема – пиратство. Возможно, со вступлением в силу закона она будет как-то решаться, правда, пока не очень понятно как. Но онлайн-кинотеатры ждали эту дату, 1 августа, с воодушевлением.

Кроме того, стоит пересмотреть ценовую политику, особенно для фильмов-новинок. Насколько я знаю, правообладатели очень неохотно снижают цены и требуют минимальные гарантии. Также есть проблема так называемых окон для цифровых релизов. В идеале фильм должен появляться в онлайн-кинотеатре сразу же после кинопроката, а лучше еще раньше, но правообладатели редко идут на это.

— Как вы относитесь к «антипиратскому закону»?

— С пиратством однозначно нужно как-то бороться. Сам закон — он правильный и нужный, но как он будет исполняться, технически пока непонятно. Как бы нам не прийти к истории, когда любой сайт и любую социальную сеть можно заблокировать в два клика. В этом есть опасность, так как технически закон не продуман.

Депутаты не думают техническими терминами. По-моему, у них есть цель – написать закон, а как он будет выполняться, их не волнует. И со сложностями закона столкнется именно отрасль. Как бы нам не построить в итоге «великий китайский firewall»... Этого не хотелось бы.

При этом легальные онлайн-кинотеатры тоже должны постараться — во-первых, создать качественный сервис, во-вторых, предоставить доступ к десяткам тысяч фильмов и сериалов по доступной цене или по рекламной модели. Надеюсь, что правообладатели пойдут им навстречу.

— Как закон скажется на деятельности «Кинопоиска»? Придется ли менять что-то в работе?

— Не думаю, что работа «Кинопоиска» сильно изменится, потому что мы не публикуем полнометражные фильмы и не публикуем ссылки на пиратские фильмы. Мы всегда были против этого. У нас установлены специальные фильтры для комментариев пользователей, которые исключают размещение ссылок на пиратские ресурсы. Мы внимательно отслеживаем подобные прецеденты, у нас много клиентов-прокатчиков, которые размещают рекламу на сайте. Это неправильно, когда на сайте размещена реклама какого-нибудь фильма Disney, а в комментариях опубликованы ссылки на торренты. В рунете есть такие киносайты, в которых идет спам в комментариях со ссылками на пиратские ресурсы, а рядом размещена реклама правообладателей. Мы стараемся, чтобы в нашей работе такого не было, хотя не исключаю, что некоторым пользователям очень бы хотелось, чтобы «Кинопоиск» был увешан ссылками на торренты.

— Вы предпочитаете ходить в кинотеатры или приверженец просмотра фильмов дома? Смотрите ли вы пиратские версии фильмов?

— Я люблю смотреть фильмы в кинотеатрах. Не так часто это получается делать, потому что не так много свободного времени. К примеру, масштабные фильмы с большим количеством спецэффектов я предпочитаю смотреть только в кинотеатрах, а более камерные фильмы можно посмотреть и дома.

Я не исключаю возможности использовать торренты и пиратские ресурсы в тех случаях, когда невозможно найти лицензионный контент. Но если фильм можно найти в легальных онлайн-кинотеатрах, то почему бы его там не посмотреть?

Да, фильмы идут с рекламой, но это нормально. Многих американских сериалов нет в лицензионном варианте в рунете, а посмотреть их очень хочется. Что остается, лететь в Нью-Йорк и смотреть их там? Это не очень правильно и очень дорого...

— Вы считаете бизнес-модель онлайн-кинотеатров выгодной?

— Правообладатели продают права по достаточно высоким ценам, насколько я знаю. И от этого зависит конечная цена для потребителя. И пока цены будут высокими, большого спроса ждать не приходится. Сам сервис должен быть качественным, даже идеальным. Если сделать плохой продукт, которым невозможно пользоваться, ничего хорошего не получится. И выиграть у пиратских ресурсов будет сложновато.

— Но за рубежом есть успешные онлайн-кинотеатры...

— За рубежом есть удачные проекты, на которые все ориентируются и хотят повторить их успех в России. Это Hulu и Netflix. Последний вырос на прокате DVD по почте, но в России сделать нечто подобное нереально. Наверное, это два самых ярких примера: они наиболее успешны, и на них все равняются.

— У «Кинопоиска» сходств с IMDb очень много, в том числе рейтинг топ-250. На обоих порталах он рассчитывается только на основе данных пользователей, которые регулярно оценивают фильмы.

— Мы сходимся по концепции – база данных о кино, где пользователь может получить ответ на любой вопрос про актера или про фильм. То же самое у IMDb. Один в один. Топ-250 рассчитывается на основе оценок пользователей. Сейчас на «Кинопоиск» добавляется более ста тысяч новых оценок каждый день. У нас действуют специальные фильтры, которые отсекают разного рода накрутки. Накрутки обычно инициируются недобросовестными прокатчиками, обычно не мейджорами, а небольшими русскоязычными прокатчиками, которые пытаются улучшить рейтинг своих фильмов. У нас есть автоматические средства, которые все эти попытки пресекают на корню. Поэтому рейтингу «Кинопоиска» доверяют, он нравится пользователям, на него ориентируются, его публикуют как онлайн-кинотеатры, так и другие ресурсы. Нам удалось сделать действительно качественный рейтинг. Кстати, у нас еще есть топ-500, но о нем мало кто знает.

— В чем принципиальные отличия «Кинопоиска» и какие нововведения есть на портале?

— IMDb – классный проект! В этом мы действительно похожи. У нас есть много разделов, которых нет у IMDb, как и у IMDb есть разделы, которых нет у нас. Мы не копируем друг друга один в один. Например, у нас реализованы средства социальной сети между любителями кино, то есть человек может зарегистрироваться, найти друзей, следить за их оценками, за их рецензиями, переписываться с ними. Пользователь заходит на страницу с фильмом и видит, как его оценили его друзья, также видит итоговую оценку друзей и принимает решение, смотреть фильм или нет. На IMDb социальные функции никак не реализованы. С помощью «Яндекса» мы недавно запустили сервис «Блогосфера», где показаны все посты о фильме, опубликованные в популярных блогхостингах и соцсетях (ЖЖ, Twitter, «ВКонтакте», LiveInternet и т.д.). У этой штуки тоже нет аналогов за рубежом.

Еще одно наше ключевое отличие: IMDb принадлежит Amazon, и им не приходится думать об окупаемости. У них за спиной крупный онлайн-ритейлер, которому они отправляют трафик для покупки DVD и Blu-Ray. А нам приходится еще и зарабатывать, продавая рекламу. Кто-то скажет, что это минус для пользователей, которые постоянно видят рекламу на сайте. Но пользователь должен понимать, что если не будет рекламы, то не будет и «Кинопоиска».

То есть они должны выбрать: либо они просыпаются утром, открывают браузер и заходят на «Кинопоиск», но с рекламой, либо они открывают браузер и не заходят на «Кинопоиск» вообще, потому что он не работает.

Другое отличие – это наш редакционный контент. У нас есть своя редакция, то есть мы общаемся с прокатчиками, со студиями, со звездами, берем интервью, пишем новости, участвуем в пресс-конференциях, ездим на фестивали. IMDb же просто агрегатор новостей, которые они находят на сторонних сайтах: публикуется не новость целиком, а превью со ссылкой на другой сайт. IMDb – это Wikipedia о кино. Мы же стараемся привнести интерактив на портал. Например, у нас на странице актера можно посмотреть его публикации в Twitter и Instagram, которые автоматически обновляются, с использованием соответствующих API. IMDb немного консервативны, у них нет подобных сервисов. У них, конечно, нет расписания сеансов в кинотеатрах России, невозможно купить билеты в наши кинотеатры, нет рейтинга ожидания фильмов.

Кстати, это тоже очень интересный рейтинг – раньше прокатчики часто пытались его взломать. Они нанимали агентства, которые должны были поднять фильм в рейтинге, чтобы он был не на 125-м месте, а, к примеру, на пятом. Но у них это не получается. Три года назад была история, когда представители такого агентства звонили к нам в «Кинопоиск» и говорили: «Мы заплатим любые деньги. Пожалуйста, сделайте так, чтобы мы поднялись в рейтинге». Но мы уже тогда достигли такого уровня, что нам некритично партнерство с каким-то одним, даже самым большим, клиентом.

И если к нам придет крупный мейджор и скажет, что он хочет рейтинг девять из десяти, то мы легко откажем ему и не посмотрим на то, что он размещает у нас рекламу. Нам все равно. Прокатчики приносят меньше 40% от всей рекламы, так как у нас размещаются еще и бренды, не связанные с кино. И мы можем легко «послать» клиента, если он будет требовать средства недобросовестной рекламы. Есть стандартные методы рекламы — пусть используют их. Но если мы будем накручивать рейтинги, то потеряем лояльность пользователей, которую нарабатывали годами, а это недопустимо.

Наш плюс еще в том, что у нас нет штатных кинокритиков, но есть пользователи, критикующие фильмы. Если пишет пользователь, то практически все прокатчики относятся к этому спокойно. Но если бы у нас был штатный кинокритик, то появился бы конфликт интересов: они размещают рекламу, мы зарабатываем деньги, при этом пишем разгромную отрицательную рецензию на этот же фильм. И в этом случае прокатчики могут давить на нас: почему мы не могли написать что-то другое? У нас никогда не было такого конфликта интересов — мы со всеми дружим, и все нас любят.

Возвращаясь к IMDb: они пытаются что-то переводить на русский язык, но сделать это очень сложно; это огромный массив информации, который перевести быстро даже за несколько лет не получится. Они пытаются переводить названия фильмов, но делают это очень криво. Через их поиск нельзя найти фильм с русскоязычным названием: часто названия этих фильмов не соответствуют тем названиям, с которыми фильмы выходили в российский кинопрокат. И IMDb, и мы обновляемся во многом с помощью информации, которую присылают пользователи. А наши модераторы либо отклоняют, либо одобряют эту информацию. Модерация русскоязычной информации на IMDb на низком уровне: бывало, что у них нет отечественного фильма, который идет в российских кинотеатрах. Мы себе сейчас не можем такого представить, чтобы фильм шел в кинотеатре и его не было бы на «Кинопоиске». Он появляется на сайте за несколько лет до релиза, как только появляется информация о съемках.

— Планируете ли вы осваивать новые языки и новые страны?

— Мы этого не исключаем. Все возможно.

— К вам поступали какие-либо претензии от IMDb?

— Претензий не было.

— Приходилось ли вам общаться с IMDb?

— Оставим этот вопрос без ответа.

— Расскажите о партнерстве с AlloCine? Какие изменения внесла группа в работу портала?

— Они пришли в 2009 году, когда мы уже были достаточно большими и начали активно продавать рекламу на «Кинопоиске» в промышленных масштабах. Они нам подсказали, как это делать правильно. Тогда у них штат в отделе продаж был раз в десять больше нашего: нас работал один человек, у них – десять. Сейчас эта пропорция изменилась несильно. AlloCine нам подсказали возможные форматы, что говорить рекламодателям, что не говорить, как делать презентации. В плане продажи рекламы они нам действительно помогли, но в плане самого продукта – не очень.

Изначально мы невнимательно присматривались к ним, а они к нам, потому что российский проект. «Кинопоиск» был тогда меньше по аудитории, чем его французский аналог. Постепенно мы их обогнали.

С AlloCine мы ежегодно встречаемся. Проходят специальные семинары внутри группы; были замечательные встречи в странах, где у AlloCine есть сайты, от Европы до Бразилии. Мы постоянно обменивались опытом, и в последнее время я стал замечать, что некоторые наши функции они стали использовать и у себя, например добавили элементы социальности, рейтинг ожидания фильмов и т.д.

— Вы переняли у них что-то, кроме продажи рекламы?

— Мы пытаемся наблюдать за всеми — кто и что делает. Но прежде всего мы ориентируемся на наших пользователей. Не припомню, чтобы мы что-то качественное, какой-то функционал перенесли. В смысле контента – да, мы кое-что взяли для базы данных. Часть контента взять достаточно сложно: если его много, то его сложно переводить. Были мысли с автоматическим переводом и с их стороны, то есть с французского на русский, и с русского на французский, но это плохо работающая история. Пока нет таких качественных переводчиков. Есть языковой барьер, который не позволяет так плотно, в полуавтоматическом режиме, обмениваться контентом.

— Рассматриваете ли вы возможность IPO как один из дальнейших сценариев развития бизнеса?

— Скорее нет, чем да.

— Здесь могут быть другие варианты дальнейшего развития, которые не включают в себя IPО, например присоединение к крупной компании...

— В будущем ничто не исключается.

— Tiger Global продает AlloCine. Соответствует ли эта информация действительности?

— Об этом написала французская пресса. Я не знаю, подтверждает ли это Tiger Global или Allocine.

– То есть теоретически все может остаться как есть?

— Мы эту тему не комментируем.

— Почему вы не продаете акции, которые принадлежат вам?

— Мы не продаем свои акции, потому что нас все устраивает. Мы чувствуем, что у нас есть потенциал. Аудитория растет. Рунет — один из лидирующих рынков интернета в Европе: не так давно мы обогнали Германию. Растет рынок рекламы. Есть большие планы на мобильные платформы, которые мы пока еще не монетизируем. Apple включила приложение «Кинопоиск» в топ-20 лучших в App Store за всю историю. То есть потенциал есть везде — и в монетизации, и в аудитории. И работа очень интересная: интернет, новые технологии, кинозвезды, Голливуд... О чем еще можно мечтать?

— Если миноритарии решат продать свои акции, обязаны ли они будут предложить их вам?

— Да, насколько я знаю, у нас есть преимущественное право выкупа.

— Вы заинтересованы в выкупе этих акций?

— Наверное, нет. Если вдруг Tiger Global решит продать свои 40% когда-нибудь, то мы посмотрим на партнера. Если это будет интересная компания, которая сможет что-то привнести в «Кинопоиск», позволит поднять его на какой-то новый уровень, то зачем нам выкупать акции? Незачем.

— Сколько у вас проставлено оценок на личной странице в «Кинопоиске»?

— У меня оценено около тысячи фильмов. Это не так много. У некоторых пользователей есть и по десять тысяч просмотров, причем это реальные просмотры. Как правило, это люди в возрасте, которые активно и давно смотрят кино. У меня активно смотреть кино не получается даже дома. У моего партнера Дмитрия (он смотрит фильмы гораздо чаще, практически каждый день) более четырех тысяч оцененных фильмов. Сейчас на сайте зарегистрировано около двух с половиной миллионов пользователей.

Проставление оценок затягивает – пользователь заходит в топ-250 и начинает ставить, потому что это помогает выбирать кино. Человек видит, какие фильмы он уже смотрел, какие стоит посмотреть. При этом на основе своих оценок он получает персональные рекомендации, которые рассчитываются автоматически и достаточно релевантны.

Что касается рецензий, то мы всегда старались публиковать на страницах более или менее качественные и развернутые рецензии. А не простое «Джонни Депп – милашка». Во время проката действуют специальные фильтры: мы не можем публиковать рецензии от самих прокатчиков, от конкурентов прокатчиков, которые хотят написать негативную рецензию на фильм, который с ними стартовал одновременно... Мы пытаемся это нивелировать и считаем, что получается неплохо. Другие сайты «накрутить» гораздо легче. Не буду их называть. Их легко можно заспамить положительными или отрицательными рецензиями от пользователей-пустышек, специально зарегистрированных для этого.