Братская нагрузка Саяно-Шушенской ГЭС

Ростехнадзор отправляет доклад о причинах аварии на Саяно-Шушенской ГЭС в прокуратуру

, ,
ИТАР-ТАСС
Ростехнадзор готовится отправить доклад о расследовании причин аварии на Саяно-Шушенской ГЭС в прокуратуру. Не исключено, что список тех, кто несет юридическую ответственность за катастрофу, будет отличным от списка виновных, представленного Ростехнадзором: в Кремле претензий к бывшему главе РАО «ЕЭС Россия» Анатолию Чубайсу нет.

Расследованием аварии на Саяно-Шушенской ГЭС (СШГЭС), «учитывая сложность и большой объем работы», займется главное следственное управление Следственного комитета при прокуратуре РФ. Вскоре следователи должны получить доклад Ростехнадзора с техническими причинами аварии и именами виновных в ней.

«Списки ответственных лиц могут быть еще расширены. Работа продолжается», — подтвердил в понедельник глава Ростехнадзора Николай Кутьин.

Напомним, что пока ведомство возложило основную вину на бывшего главу РАО «ЕЭС Россия» Анатолия Чубайса и его команду. По мнению Ростехнадзора, именно Чубайс перевел СШГЭС из временной эксплуатации в постоянную в 2000 году, несмотря на многочисленные дефекты в оборудовании станции. Кроме того, ведомство признало, что введенная бывшим главой РАО ЕЭС система ремонта ГЭС с помощью дочерних компаний на местах себя не оправдала.

«Когда Чубайс подписывал акт эксплуатации, в отрасли не было денег и отремонтировать СШГЭС не могли. Деньги потекли в отрасль в 2005–2006 году. И если бы к этому времени акт не был подписан, то СШГЭС стояла бы в очереди на ремонт первой, как станция, еще не введенная в эксплуатацию. А так она ремонтировалась в обычном порядке», — объясняет директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин.

«На первое место выходила прибыль, а не технологическая безопасность станции, и собственник игнорировал решения, предложенные инженерами-специалистами», — добавляет обвинений Чубайсу экс-замглавы министерства энергетики Виктор Кудрявый.

Но, несмотря на меру ответственности Чубайса, по мнению Пикина, делать его главным ответственным за аварию неоправданно: «Список ответственных изначально слишком узкий – в нем, в основном, люди из команды Чубайса: очень просто «спихнуть» ответственность на тех, кто уже не работает в отрасли».

Впрочем, как в понедельник признал Кутьин, лица, которые действительно «несут юридическую ответственность за трагедию», — это прежде всего те, «кто осуществлял операционный контроль за работой энергосистемы и эксплуатацию оборудования».

Как сказано в докладе, непосредственной предпосылкой аварии был пожар на линии связи другой крупнейшей станции Сибири – Братской ГЭС, случившийся накануне. Диспетчер принял решение перенести все 100% нагрузки по регулированию энергосистемы на Саяно-Шушенскую ГЭС, тогда как ранее эта станция обеспечивала только 20% (Братская – оставшиеся 80% регулирования). Персонал СШГЭС, в свою очередь, решил запустить находившийся в резерве второй агрегат и сделать его «приоритетным» для изменения нагрузки: до момента аварии его нагрузка колебалась от 50 до 610 МВт. При этом

у второго агрегата были проблемы, о которых руководство СШГЭС и управляющей компании «Русгидро» знало.

Так в период с 21 апреля 2009 года по 17 августа 2009 года вибрации его турбинного подшипника выросли в четыре раза. Это случилось вскоре после его капитального ремонта в 2005–2009 годах. Судя по документу, показатели вибрации, несмотря на предусмотренные правила по эксплуатации гидроагрегатов, нередко достигали предельных значений, при которых оборудование долго работать не могло. В этих условиях главный инженер ГЭС, говорится в докладе, должен был принять решение об остановке гидроагрегата и исследовать причины вибрации. Но вместо этого агрегат взял на себя нагрузку, чтобы компенсировать снижение мощности Братской ГЭС.

Само решение об изменении нагрузки оборудования СШГЭС в связи с аварией принимал «Системный оператор» (СО), осуществляющий оперативно-диспетчерское управление всеми объектами в составе единой энергосистемы России. Его команды «СШГЭС должна была неукоснительно выполнять», говорит Пикин.

Но при этом менеджмент СШГЭС обязан был уведомить СО о состоянии второго гидроагрегата и о возможных, превышающих предельные значения, вибрациях,

добавляет эксперт.

«Проблема рискованного режима работы станции появилась еще в советское время, в частности лопасти периодически выходили из строя. Но это полностью игнорировалось: обращаться в СО было невыгодно с точки зрения получения прибыли — «прожили столько с вибрацией, еще проживем», — пояснил эксперт действия руководства станции. О том, что проблема для ГЭС была не новой, говорит и директор новосибирского филиала Института водных и экологических проблем Сибирского отделения наук Российской академии наук (РАН) Аркадий Атавин. «При регулярном разгоне и торможении турбины происходит износ оборудования. Это простая механика. И уверяю, старые руководители СШГЭС знали, что нельзя эксплуатировать станцию в таких опасных зонах», — говорит Атавин. По словам эксперта, об опасности регулярной эксплуатации ГЭС на форсированных нагрузках сообщал бывший директор станции Валентин Брызгалов, занимавший этот пост с 1993 по 2002 года. Об этом говорилось и в докладе ученых РАН за 1996 год по результатам натуральных испытаний энергоблоков СШГЭС. «Не знаю, знало ли новое руководство об этом и о других многочисленных исследованиях», — подытожил Атавин.

Академик-секретарь отделения энергетики, машиностроения, механики и процессов управления РАН Владимир Фортов, участвующий в работе комиссии по причинам расследования катастрофы на ГЭС, пояснил, что

на станции должным образом не следили за оборудованием и особенно его критическими элементами. С 1 января 2005 года, согласно стратегии РАО «ЕЭС России» на 2003–2008 годы, ремонт оборудования осуществлялся различными дочерними структурами.

Для СШГЭС такой компанией стало ЗАО «Гидроэнергоремонт», учредителем которой была владеющая станцией «Русгидро». «Ни на одной станции России изготовитель турбин не допускается до ремонта, у изготовителя нет ремонтных бригад. В большинстве случаев ремонтом на ГЭС занимаются компании на местах. Во-первых, часто, из-за удаленности расположения изготовителя, это оказывается дешевле, во-вторых, инженеры на местах зачастую более плотно знакомы с историей эксплуатацией гидроагрегатов», — объясняет эксперт.

В докладе Ростехнадзора отмечено, что в заключенном с «Гидроэнергоремонтом» договоре о ремонте и обслуживании станции требований о регулярном контроле технического состояния оборудования не было изложено вовсе.

А с изготовителем турбин – институтом «Ленгидропроект», который в последствии вошел в состав «Силовых машин» — показатели работы агрегата не обсуждались. Хотя, по словам экспертов, СШГЭС должна была установить параметры работы оборудования согласно данным «Ленгидропроекта».

В итоге, рассказывает Фортов, из-за отсутствия контроля над техническим обслуживанием второй гидроагрегат подвергался капитальному ремонту, когда, возможно, его нужно было полностью заменить.

На момент аварии до окончания срока годности агрегату оставались два месяца. «При этом элемент, приведший к самой аварии, заменен не был»,

— пояснил Фортов. Это шпильки крепления турбины, из-за излома которых сорвало крышку, отделяющую агрегат от машинного зала. При ремонте оборудования, по его словам, крепеж крышки турбины даже не проверили, в результате персонал станции не заметил усталость металла и дефекты в шпильках, возникшие из-за частой работы агрегата в форсированной зоне.

Установленная же на втором агрегате система управления оказалась несостоятельной. Ее на Саяно-Шушенской ГЭС, по итогам проведенного «Русгидро» конкурса, устанавливала компания «Ракурс», а также ряд компаний из Санкт-Петербурга и Чебоксар, в том числе «Силовые машины». «Система управления была не то чтобы не в порядке, а сразу вышла из строя», — пояснил Фортов. По словам эксперта, датчики «питания, связи, управления, контроля и защиты» находились невысоко — на уровне, доступном при аварии для воды. «В результате их просто сразу же затопило», — отмечает Фортов.

Как следует из доклада, работники СШГЭС, возможно, спастись бы не успели в любом случае: эвакуационных выходов на отметку, которая бы оказалась выше уровня воды, в машинном зале предусмотрено не было.

Кроме того, персонал плохо знал план эвакуации, потому что о действиях при аварии сотрудникам рассказывали устно — «для экономии времени».

В итоге вина за катастрофу, унесшую жизни 75 человек, может лечь не только на руководство «Русгидро» и компании, осуществляющие ремонт станции, считает Пикин.

Ответственным за катастрофу может оказаться и Ростехнадзор, «который, как проверяющая сторона, должен был сделать замечания по эксплуатации станции, тем не менее этого не делал»,

говорит эксперт.

Судя по информации источников в Кремле, юридическую ответственность за аварию будет нести не Чубайс.

Источник в администрации президента России заявил «Газете.Ru», что к Чубайсу у руководства страны претензий нет.

В парламентской комиссии по расследованию обстоятельств аварии на Саяно-Шушенской ГЭС «Газету.Ru» также заверили, что никаких претензий конкретно к Чубайсу пока нет, и депутаты не будут требовать его отставки. Кроме того, по словам источника в корпорации «Роснано», 6 октября на форуме по нанотехнологиям Анатолий Чубайс, возглавляющий корпорацию, встретится с президентом Дмитрием Медведевым.