Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

«Россиянам нравится седан, а не хетчбэк»

Интервью с генеральным директором «Фольксваген Груп Рус» Маркусом Озеговичем

Евгений Шипилов, Александр Уклеев 17.09.2012, 11:23
Генеральный директор «Фольксваген Груп Рус» Маркус Озегович пресс-центр компании
Генеральный директор «Фольксваген Груп Рус» Маркус Озегович

Автоконцерн Volkswagen AG в следующие пять лет инвестирует в Россию более одного миллиарда евро. О планах немецкого автогиганта на российском рынке, о качестве сборки, об огромных очередях за популярными моделями VW и российском менталитете в интервью «Газете.Ru» рассказал генеральный директор «Фольксваген Груп Рус» Маркус Озегович.

Volkswagen планирует инвестировать €250 млн в строительство завода по производству автомобильных двигателей под Калугой. Расскажите подробнее о новом производстве.

— Нами было подписано соглашение с российским правительством в рамках постановления 166, по которому мы обязаны построить завод по производству двигателей. Уже более шести месяцев мы ищем место для строительства завода и оценили перспективы его расположения в четырех регионах. Два из них были действительно удачными, но в конце концов Калуга сделала нам очень выгодное предложение. Завод будет работать с 2015 года. Его мощность составит 150 000 двигателей в год. В производстве будут использоваться такие операции, как высверливание, механическая обработка картера двигателя, коленчатых валов.

— Для каких моделей будут производиться двигатели?

— Эти двигатели мы будем использовать во всех моделях, которые производятся в России. К 2015 году это будут Polo, Tiguan, Rapid, Оctavia.

— Можете назвать, какие еще регионы рассматривались для строительства заводов VW?

— Владимир и Рязань.

— Чем Калуга оказалась лучше тех четырех регионов, о которых вы говорили? Что за привлекательные условия они предложили?

— У нас был длинный список критериев отбора, который включал в себя место расположения будущего завода, предлагаемый участок, расходы на логистику, сложности с поиском персонала и т. д. Некоторые регионы были хороши в одних параметрах, но хуже в других. В конечном счете Калуга выиграла, но с небольшим преимуществом, поскольку там уже есть развитая инфраструктура, лучше организована логистика к нашему заводу и сам участок располагается близко к уже существующему зданию.

— До 2018 года VW планирует инвестировать в производство в России миллиард евро. Какие еще планы у вас на Россию до 2018 года?

— Мы уже инвестировали миллиард евро в производство и адаптацию моделей под российский рынок. Во второй фазе нашего сотрудничества мы планируем вложить еще миллиард евро. Эти деньги пойдут на строительство завода по производству двигателей, а также на расширение производственных мощностей.

— Известно ли, какие новые модели будут собираться в России?

— У нас есть планы по производству Skoda Rapid c 2014 года, также мы планируем производить Octavia и Jetta в Нижнем Новгороде со следующего года. Кроме того, будут обновляться такие модели, как Polo и Tiguan.

— Отойдем от завода, есть другая не менее важная тема. Россия вступила в ВТО, а вы ранее заявляли, что подержанные автомобили будут серьезно влиять на рынок. Как членство в этой организации скажется на ценовой политике в России?

— Вступление в ВТО — это очень важный для России шаг не только с точки зрения развития продаж в этом регионе, но и с точки зрения развития отрасли поставщиков и автокомпонентов, что в долгосрочной перспективе принесет выгоду российской экономике. В ближайшем будущем нам необходимо проанализировать, как реагирует рынок и наши конкуренты. На вступление в ВТО нужно смотреть с точки зрения введения утилизационного сбора: в зависимости от того, какими будут условия применения этого сбора, мы будем разрабатывать свою ценовую политику.

— В Европе серьезно падают автопродажи. В связи с этим европейские производители снижают цены на свои машины, и мы подсчитали, что дешевле ввозить иномарку из Европы, чем покупать ее в России, несмотря на все сборы. Поэтому может получиться так, что подержанные машины опять хлынут на наш рынок.

— Здесь все будет зависеть от размера и конкретных условий применения утилизационного сбора. По тем планам правительства России, которые нам известны на сегодняшний день, утилизационный сбор будет применяться и к подержанным автомобилям, причем он будет достаточно высоким. Я думаю, что за счет баланса и снижения пошлин от вступления в ВТО не будет большого наплыва подержанных автомобилей.

— Компакт-кар Volkswagen Up! очень популярен в Европе и был признан автомобилем года в мире, но в Россию он не поставляется. Пока неизвестна судьба машины на той же платформе Skoda Citigo. Есть ли в планах поставлять в Россию какой-нибудь из этих компакт-вэнов? И если нет, то почему?

— В настоящий момент нет планов по импорту ни одного из этих автомобилей, потому что это слишком узкий низкоценовой сегмент и мы не видим перспектив продаж в России. С экономической точки зрения импорт будет нецелесообразен.

— Как вы думаете, с чем это связано? В Европе городские автомобили, наоборот, пользуются огромным спросом. Разный менталитет? Или что?

— Причин тут сразу несколько, и одна из них заключается в том, что россиянам нравится кузов седан, а не хетчбэк. Что послужило основанием для подобного разделения, неизвестно. Мне однажды объясняли (но не знаю, стоит верить этому или нет), что когда зимой отрываешь крышку багажника седана, то машина не охлаждается так, как хетчбэк (смеется). В Европе этот сегмент пользуется популярностью, потому что там очень узкие улицы.

— Мы сейчас наблюдаем большой рост продаж Volkswagen в России. Но есть проблема очередей при покупке автомобиля. Чтобы приобрести Polo Sedan, нужно отстоять чудовищную очередь, до 9 месяцев. В курсе ли вы этой проблемы? Планируете ли вы ее решать с учетом того, что машина собирается в России?

— Мне остается только извиниться перед российскими покупателями за то, что им приходится стоять в очередях за этим автомобилем. Он пользуется огромной популярностью на российском рынке. Наш завод работает на полную мощность. К сожалению, в ближайшей перспективе эту ситуацию вряд ли получится изменить в лучшую сторону. Эта модель производится только в России — мы не можем импортировать ее откуда-либо, чтобы удовлетворить спрос. Эта проблема известна и обсуждается на наших совещаниях. Нам удастся увеличить объем производства за счет различных оптимизационных мер.

— В России сейчас идет активная локализация производства, но многие наши автолюбители считают, что те машины, которые собираются в России, хуже по качеству, чем европейские. Разнится ли качество в России и в той же Германии? И если нет, то попробуйте переубедить своего потенциального клиента.

— Возможно, наши принципы отличаются от работы других автомобильных компаний, но у нас один единый стандарт производства для всех моделей и всех марок, производимых во всех странах — в Бразилии, Мексике, Китае, России. Неважно, где расположено производство: стандарты качества всегда неизменны. Россия также участвует в качественном анализе производства и занимает в нем одно из ведущих мест, поэтому качеством сборки мы довольны. Нам бы просто не разрешили открыть завод, если бы не были соблюдены единые стандарты концерна.