По указу президента: Минобороны укрепило «ядерную триаду»

Шойгу объявил об усилении воздушной составляющей ядерной триады

Россия усилила свой воздушный компонент ядерной триады за счет обновления имеющегося парка и создания новых самолетов, заявил министр обороны РФ Сергей Шойгу. Тем не менее, он указал на отставание Объединенной авиастроительной корпорации от утвержденного графика по отдельным контрактам. В прошлом году президент России Владимир Путин назвал главной задачей ВС страны на 2019 год укрепление боевого потенциала «ядерной триады» РФ.

Воздушный компонент ядерной триады России значительно усилился после обновления действующего парка дальней авиации и создания новых самолетов, заявил министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу на селекторном совещании в военном ведомстве. Ядерной триадой в России называют стратегическую авиацию, межконтинентальные ракеты и атомные подводные лодки.

«В текущем году ПАО «Туполев» выполнило на самолетах Ту-95МС значительный объем работ по модернизации первой и второй очереди с заменой морально устаревшего радиотехнического и навигационного оборудования», — подчеркнул министр.

По его словам, это обеспечило запланированное количество исправных стратегических бомбардировщиков в составе дальней авиации.

Глава оборонного ведомства рассказал, что министерство и Объединенная авиастроительная корпорация (ОАК) заключили более 150 контрактов на модернизацию, ремонт и сервисное обслуживание действующих летательных аппаратов. К тому же были подписаны документы о создании перспективных образцов техники в соответствии с государственной программой вооружения. «При этом по 20 из них до сих пор имеется дебиторская задолженность. Наибольшая ее часть приходится на сервисные контракты. В результате проделанной работы размер задолженности прошлых лет сокращен наполовину», — констатировал Шойгу.

Вместе с тем он обратил внимание на отставание от утвержденного на этот год графика погашения долга.

В связи с этим, как он отметил, на совещании необходимо обсудить «меры по устранению задолженности» предприятиями корпорации и «проблемы завершения» отдельных контрактов.

Министр обороны также поручил увеличить количество боевых кораблей, вооруженных ракетами «Калибр» и «Циркон».

Кроме того, требуется расширить номенклатуру беспилотных летательных аппаратов, роботизированных комплексов и оружия, основанного на новых физических принципах, указал Шойгу.

На сегодняшний день крылатые ракеты «Калибр» — одни из самых эффективных средств поражения, стоящих на вооружении кораблей и подлодок российского ВМФ. Ракеты этого типа широко применялись в ходе военной операции в Сирии. Там они доказали свои высокие тактико-технические характеристики. После их успешного применения в Сирии Сергей Шойгу сообщил, что «Калибр» прошел модернизацию, и это позволило сократить время закладки полетного задания.

В перспективе вместе с «Калибрами» российский флот будет использовать также гиперзвуковые ракеты «Циркон». Их создание в прошлом году анонсировал президент России Владимир Путин. По его словам, эта гиперзвуковая морская ракета будет иметь скорость 9 Махов (в девять раз выше скорости звука), а дальность ее полета составит более тысячи километров.

Планируется, что «Цирконом» будут вооружать надводные и подводные корабли, причем как перспективные, так и строящиеся.

Как сообщал замминистра обороны Алексей Криворучко, в перспективе «Циркон» получат модернизируемые для Тихоокеанского флота (ТОФ) большой противолодочный корабль проекта 1155 «Маршал Шапошников» и многоцелевая атомная подлодка проекта 949А («Антей ») «Иркутск».

Укрепление боевого потенциала «ядерной триады» России было обозначено главной задачей Вооруженных сил страны на 2019 год. Такую позицию в середине декабря прошлого года обозначил президент РФ Владимир Путин.

«Какие приоритетные вопросы предстоит решить в следующем году? Первое: это дальнейшее укрепление боевого потенциала стратегических ядерных сил», — сказал глава государства.

Он призвал в сжатые сроки перейти на современное вооружение, которое дает возможность преодолевать современные перспективные системы противоракетной обороны.