С ЮКОСом придется мириться

ОАО «Юганскнефтегаз» стоит $15–17 млрд, считает инвестиционный банк Dresdner Kleinwort Wassrstein, которому была поручена оценка главной добывающей дочки ЮКОСа. Продажа по такой цене невозможна, считают аналитики. Но если государство попытается снизить цену компании путем отзыва у нее лицензии, проблем будет еще больше.

Инвестиционный банк Dresdner Kleinwort Wasserstein представил в Минюст результат оценки ОАО «Юганскнефтегаз», сообщают «Ведомости». Источник, близкий к ЮКОСу, сообщил газете, что основное добывающее предприятие нефтяной компании оценено в сумму $15–17 млрд.

Фактически такая оценка означает, что полтора года, в течение которых государство пыталось отобрать у ЮКОСа за долги его основной актив, потрачены впустую, и придется начинать все сначала.

Точка в этом процессе, которая накануне была поставлена решением арбитражного суда, окончательно признавшего законным претензии налоговой службы к ЮКОСу, превратилась в многоточие.

«Интерес-то состоял в том, чтобы получить контроль над «Юганскнефтегазом», — цитируют «Ведомости» аналитика ИГ (организация запрещена в России) «Атон» Стивена Дашевского. — А исходя из этой оценки и из оставшегося налогового долга ЮКОСа на аукционе можно будет продать в лучшем случае 20–25% «Юганскнефтегаза».
«Это нормальная, хорошая цена, — заявил «Газете.Ru» управляющий инвестиционным портфелем УК «Нефтегазовые активы» Сергей Панюшкин. – Государство, конечно, расстроилось – оно ведь хотело весь «Юганскнефтегаз».

«$15–17 млрд — это довольно дорого и соответствует объективным критериям, — считает и начальник аналитического отдела банка «Зенит» Сергей Суверов. — Давление чиновников на оценщиков с целью занизить стоимость актива не достигло цели».

«Но совершенно не очевидно, что «Юганскнефтегаз» будет продаваться именно по этой цене, — продолжает Сергей Суверов. — Возможны новые трюки для обеспечения реализации актива по приемлемым ценам для нужных структур».

Первым из таких трюков может стать лишение «Юганскнефтегаза» лицензии на разработку полезных ископаемых, о возможности которой уже заявило Министерство природных ресурсов (МПР).

В этом случае стоимость компании сразу упадет до «приемлемых» $1,7–2 млрд.

Как сообщил «Ведомостям» источник в МПР, министерство сейчас проверяет исполнение «Юганскнефтегазом» условий лицензионных соглашений. «Проверяется не только уплата налогов, но и другие пункты лицензионных соглашений, связанные с геологоразведкой и добычей, где вскрываются определенные недостатки», — приводит газета слова источника.

«Если у «Юганскнефтегаза» отберут лицензию на том основании, что компания применяла какую-то «не ту» технологию нефтедобычи, — заявил «Газете.Ru» источник в нефтяных кругах, — это будет равносильно признанию того, что цель государства – не восстановление справедливости, а разрушение ЮКОСа».

Сегодня абсолютно все российские нефтяные компании применяют те же технологии добычи, что и ЮКОС. Обоснованность их применения действительно вызывает у специалистов некоторые сомнения. Но объяснить, почему на этом основании отзывается только одна лицензия, будет затруднительно.

«Конечно, схемы оптимизации налогообложения тоже применяли все, — продолжает источник. – Но там хоть можно было рассуждать об объемах уклонения от налогов, добровольном возмещении ущерба и так далее. А заявить, что одна компания неоправданно интенсифицировала добычу в корыстных целях, а другая в тех же условиях делала то же самое из лучших побуждений — значит открыто объявить о своих истинных намерениях».

«Все наши компании в той или иной мере нарушают технологические условия лицензий, — подтверждает слова источника аналитик ИК «Проспект» Дмитрий Мангилев. – И любая из них может в любой момент столкнуться с угрозой отзыва лицензии».

По словам аналитика, эта угроза стала уже традиционным способом воздействия на компании, хотя реальных прецедентов отзыва лицензии у крупных компаний пока на было. «Перспектива отзыва лицензии остается наиболее вероятной, — считает аналитик ИК «Проспект». – Если власти заинтересованы в отъеме «Юганскнефтегаза» у его владельца, а все их действия указывают именно на это, отзыв лицензии был бы самым логичным шагом с их стороны».

Но поводом, который государство использует для отзыва, по мнению Дмитрия Мангилева, станет все же неуплата текущих налогов.

«Отозвать лицензию по обвинению в нарушении технологии означало бы подорвать весь лицензионный рынок России», — заявил Дмитрий Мангилев «Газете.Ru».

При этом аналитик не считает догмой указанный в «Ведомостях» срок – 6 октября.

«Не надо забывать, что ЮКОСу предъявлены претензии и за 2001 год, и они объединены в одно производство с требованиями за 2000 год, — напоминает Дмитрий Мангилев. – Поэтому при желании точку отсчета двухмесячного срока исполнительного производства можно перенести на 7 сентября, когда были объединены эти производства».

Другие аналитики считают, что теперь у государства не осталось другого выхода, кроме переговоров с акционерами ЮКОСа.

«Продать «Юганскнефтегаз» по цене Dresdner Kleinwort Wasserstein нереально, — уверен директор по аналитике и информации ИК «Регион» Анатолий Ходоровский. – В России физически нет таких денег, а попытка завести их из-за рубежа столкнется с огромными проблемами».

«Представьте себе, — рассуждает Ходоровский, – что кто-нибудь, даже договорившись с Центробанком, решит конвертировать $15 млрд. Результатом этого будет либо обвал доллара, либо скачок инфляции. Ни того, ни другого государство не допустит».

Но и отзыв лицензии, считает аналитик, не поможет властям решить проблему ЮКОСа: «Даже если лицензия отзывается, вся добывающая инфраструктура остается собственностью «Юганскнефтегаза». Следующему владельцу лицензии придется договариваться об использовании производственных объектов».

Такая схема уже была применена на Талаканском месторождении, где нынешний владелец лицензии – ОАО «Сургутнефтегаз» — был вынужден арендовать, а затем и выкупить оборудование, принадлежавшее дочерним предприятиям ЮКОСа.

«Я совсем не уверен в том, что ЮКОС согласится на использование оборудования «Юганскнефтегза» другой компанией, — отмечает аналитик. – Да и «Юганскнефтегаз» — не «Саханефтегаз».

Если договориться не удастся, придется останавливать добычу и консервировать скважины. А речь идет не о 200 тыс., как на Талакане, а о 50 млн тонн нефти в год.

«В сложившейся ситуации я не вижу другого выхода для государства, как на тех или иных условиях договориться с акционерами ЮКОСа, — делает вывод Анатолий Ходоровский. – Тактически власти проиграли».

«ЮКОС начинает обращать ситуацию в свою пользу, — согласен с ним Сергей Панюшкин из УК «Нефтегазовые активы». – Государство само загнало себя в тупик, выход из которого только один: договориться с акционерами ЮКОСа о взаимоприемлемом разрешении конфликта. Власти слишком затянули дело ЮКОСа. Очевидно, те, кто рассчитывал быстро покончить с компанией, сильно просчитались».

«Им надо было с самого начала блокировать все операции ЮКОСа, отзывать лицензии и назначать управляющего от налоговой инспекции с неограниченными полномочиями. Сейчас отзывать лицензию, не имея при этом твердых гарантий продолжения деятельности компании, было бы просто безответственно по отношению к 110 тысячам работников «Юганскнефтегаза», их семьям, всем, чье выживание зависит от сохранения нефтедобычи», — заключил Сергей Панюшкин.

«Государство, видимо, признает возможность того, что ЮКОС может отказаться дать разрешение на использование инфраструктуры «Юганеснефтегаза», — считает Дмитрий Мангилев из ИК «Проспект». – Лицензия только потому до сих пор и не отобрана, что власти боятся варианта с консервацией скважин».

Дело даже не в том, что на восстановление добычи из законсервированной скважины уходят месяцы, поясняет аналитик ИК «Проспект».

Восстановление добычи еще и очень затратный процесс.

В некоторых случаях стоимость расконсервирования превышает 80% от суммы, в которую бы обошлась новая скважина.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть