Смерть по учебному плану

, ,
Фото: НТВ
Сургутский военный суд признал полковника Владимира Завадского невиновным в смерти школьника Александра Бочанова во время учебного марш-броска. «Газета.Ru» попыталась выяснить, кто должен нести ответственность за гибель подростка. Никто.

Смерть старшеклассника из поселка Пионерский Ханты-Мансийского АО 16-летнего Александра Бочанова, задохнувшегося во время кросса в противогазах 5 сентября 2003 года, выявила целый комплекс проблем в организации военной подготовки школьников. Однако кто ответит за его гибель, так до сих пор и не ясно. «Газета.Ru» попыталась разобраться в причинах трагедии и найти ответственных за смерть старшеклассника.

Как пояснили «Газете.Ru» в Министерстве образования и науки, начальник второго отделения военкомата Советского района Ханты-Мансийского АО Владимир Завадский, который проводил в тот день кросс, действовал в рамках нормативов Министерства образования по военной подготовке, которые содержатся в методической разработке «О порядке подготовки граждан к военной службе», выпущенной в 2002 году. Другими словами, Александр Бочанов погиб либо из-за того, что эти нормативы были завышены разработчиками (и тогда вина ложится на Минобразования), либо из-за их нарушения военными в ходе сборов (и тогда все-таки виновен представитель военкомата). Можно также предположить, что старшеклассник погиб из-за слабого здоровья, но тогда непонятно, почему он не был освобожден от участия в сборах.

В министерстве образования и науки единого мнения о причинах случившегося нет. Борис Мишин, сотрудник департамента общего образования, в резких выражениях отказался говорить с «Газетой.Ru» на эту тему. Лишь через сотрудников информационного отдела он кратко пояснил, что гибель мальчика «не была связана с противогазом и не была вызвана внешними факторами». То есть он согласен с выводами, содержащимися в медицинском заключении комиссии по расследованию гибели Александра Бочанова. А именно, что подросток погиб из-за слабости здоровья, и вопрос о нормативах начальной военной подготовки с его гибелью абсолютно не связан.

Однако другой источник в Министерстве образования и науки сообщил «Газете.Ru», что нормативы все же были нарушены. По словам источника, «ни инструкция министерства, ни приказ Министерства обороны, ни приказ Министерства образования о проведении учебных сборов не предусматривали участия школьников в ночных марш-бросках такой протяженности. Организация таких многокилометровых марш-бросков — чистая самодеятельность, волюнтаризм полковника, руководившего сборами».

По мнению собеседника «Газеты.Ru», во время проведения сборов «военные превысили свои полномочия, ведь речь шла не о военных, а об учебных сборах, не предусматривающих таких физических нагрузок для школьников». Более того, данная позиция Министерства образования была отражена в письме, подписанном прежним министром Владимиром Филипповым еще в октябре 2003 года, и направленном в город Советск по запросу комиссии, разбиравшейся в причинах гибели Александра Бочанова. В результате чего, по информации Министерства образования, был признан виновным в случившемся и снят с должности начальник комитета по образованию администрации Советска.

Однако вопрос о нормативах, определяющих допустимые нагрузки для старшеклассников, проходящих военные сборы, остается открытым.

Процесс реформирования образования идет сейчас параллельно с реорганизацией министерства, что не способствует его эффективной работе. Как известно, НВП сейчас в школьных программах нет. Вместо этого она вошла в курс основ безопасности жизнедеятельности (ОБЖ), и сохраняются ли для нее прежние нормативы, неясно. Еще меньше ясности в том, существует ли медицинский контроль как за установлением таких норм, так и за их соблюдением.

Как выяснила «Газета.Ru», ни одно из НИИ системы Российской академии медицинских наук не занимается этими проблемами.

В Институте педиатрии Научного центра здоровья детей РАМН просто не поняли, о чем идет речь, а замдиректора НИИ медицины труда Владимир Субботин сказал «Газете.Ru», что «медики не отслеживают этих проблем». Правда, как заметил «Газете.Ru» начальник отдела безопасности труда и жизнедеятельности Министерства образования и науки Юрий Петров, «перед каждым мероприятием с участием детей и подростков, предполагающим сильную физическую нагрузку, необходимо проводить медицинское освидетельствование всех его участников».

Получается, что здоровье и жизнь старшеклассников, участвующих в сборах, не контролируются ни органами образования, ни здравоохранения, а отданы на откуп военным. Так что не удивительно, что погиб подросток. Удивительно, что это не происходит регулярно.

По решению Сургутского гарнизонного военного суда, Владимир Завадский, руководивший военными сборами, «признан недолжностным лицом» и именно на этом основании оправдан. Такое решение вызвало недоумение собеседника «Газеты.Ru» в Министерстве образования: «Как же он может быть недолжностным лицом, если был официально назначен руководить сборами приказом руководства Советска?».

Суд по делу о гибели подростка начался в марте текущего года. Обвинение по статье 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий») было предъявлено начальнику сборов подполковнику Владимиру Завадскому. Согласно этой статье, ему грозило от 3 до 10 лет лишения свободы.

Как сообщили «Газете.Ru» в Генпрокуратуре России, в течение всего дня подростки сдали несколько нормативов и зачетов по физической культуре, в том числе трехкилометровый кросс и преодоление полосы препятствий в противогазах. Хотя распорядком дня предусмотрена только двухчасовая нагрузка для подростков. И она была исчерпана в дневное время. Однако Завадский и вечером настаивал на продолжении тренировок. Кросс, который Завадский устроил для школьников, проходил в неположенное время — после 19.30 подростки имели право на личное время для отдыха.

Во время следствия Завадский говорил, что устроенный им кросс «соответствовал всем нормативно-правовым актам» и никакие документы не запрещают проводить сборы по вечерам. Завадский настаивал, что действовал в рамках плана, утвержденного районным департаментом образования, науки, физической культуры и спорта. Он также добавил, что противогазы были разукомплектованы, на них отсутствовали выпускные клапаны и фильтрующие коробки. «Дышать в таких масках можно с таким же успехом, как и без них», — заявлял подполковник.

Однако следователи выяснили и другие нарушения. После проведения судебно-медицинской экспертизы выяснилось, что у Александра Бочанова было хроническое заболевание — недостаточность надпочечников. Как сказал «Газете.Ru» заместитель военного прокурора сургутского гарнизона Владимир Каплюк, «данное заболевание трудно поддается определению медиками при обычном осмотре, и об этой болезни не знали ни родители подростка, ни он сам». По мнению эксперта, проводившего вскрытием, именно это заболевание спровоцировало ухудшение его самочувствия после физической нагрузки, и он погиб. Но, как считают в прокуратуре, ребенка можно было спасти, оказав на месте квалифицированную первую медицинскую помощь.

Однако, выслушав обе стороны, суд решил, что обвинению не удалось доказать причинно-следственную связь между гибелью подростка и теми физическими нагрузками, которые он испытал во время кросса, проходившего по утвержденным нормативам.

Суд принял во внимание заболевание Бочанова и не принял во внимание то, что хронически больных людей к сборам допускать нельзя. Показания родителей суд к сведению не принял под предлогом того, что они находятся в состоянии сильного эмоционального стресса и поэтому необъективны. В итоге Завадского оправдали по всем статьям.

Как сказали «Газете.Ru» в Генеральной прокуратуре, обвинение намерено опротестовать оправдательное решение военного суда. Как сказали в прокуратуре, решение суда о том, что Завадский не несет ответственности за смерть подростка, поскольку летальный исход не связан с военными сборами, «мягко говоря, противоречит истине».

Как рассказали «Газете.Ru» в Комитете солдатских матерей, в данном случае ответственность за гибель подростка лежит не только на военных, допустивших Бочанова до сборов, но и гражданских врачах, которые проводили его диспансеризацию.

«Очевидно, что врачи должны были тщательно провести осмотр ребенка и сообщить в военкомат о состоянии его здоровья и необходимости ограничивать физические нагрузки, — отметила сотрудница комитета Людмила Воробьева. — Вина лежит и на взрослых, которые были во время кросса вместе со школьниками. Увидев, что ему становится тяжело, они должны были позволить ему снять противогаз и остановить кросс. Почему они этого не сделали, я не могу понять».