Слушать новости

Конституция и обманщики: как фейки повлияли на голосование

Почему люди верят в фейки в Сети и как с ними бороться

Прошедшее голосование относительно поправок в Конституцию ознаменовалось чередой скандалов, связанных с распространением в интернете фейковых новостей. Различные общественные организации, связанные с Сетью или процессом волеизъявления, доложили о тысячах сообщений с недостоверной информацией. Однако эксперты считают, что на результаты голосования это «нападение фейков» существенного влияния не оказало.

Гора фальшивок

В Общественной палате РФ 7 июля прошел круглый стол, в рамках которого был представлен итоговый доклад о фейках в период общероссийского голосования по поправкам в Конституцию. За месяц эксперты ОП РФ, Лиги безопасного интернета и РОЦИТ выявили около 9 тысяч фейковых сообщений. При этом к 25 июня было выявлено около 260 оригинальных сообщений с недостоверной информацией, но каждое из них потом видоизменялось и тиражировалось, приобретая все больший охват.

Для распространения недостоверной информации о голосовании были задействованы те же группы в социальных сетях, где ранее были зафиксированы фейки о коронавирусе, но также использовались новые популярные платформы, например, TikTok. По данным экспертов, вбросы фейков осуществлялись в том числе из-за рубежа, в частности, из Украины, прибалтийских стран, Великобритании и Сингапура.

На старте голосования чаще всего встречался фейк о ручке «с исчезающими чернилами» на избирательном участке. Также популярностью пользовались фейковые заявления о якобы введенном штрафе за отказ от голосования, об отсутствии необходимости брать с собой паспорт на избирательный участок, недопущении к голосованию граждан, не прошедших вакцинацию, и так далее.

Власть предприняла немалые усилия, чтобы разоблачить самые популярные фейковые новости. Так, на ТВ и YouTube-каналах происходил разбор фейковых сообщений, а в Генпрокуратуру регулярно направлялись обращения с последующим требованием к Роскомнадзору о блокировке фейков в сети.

Попытка не удалась

Результаты голосования свидетельствуют о том, что в итоге фейковые новости не оказали заметного влияния на мнение граждан. Так, по опросам ВЦИОМ, готовность отдать свой голос «за» до голосования выражали 67-71% россиян, и 28-32% были настроены против. После обработки 100% протоколов «за» проголосовали 77,92% россиян, «против» — 21,27%, то есть результаты оказались даже лучше ожидаемых. Явка составила 65%.

«Я считаю, что, безусловно, существенного влияния на ход голосования фейки не оказали, но, тем не менее, такое влияние было, и, по моим оценкам, явка могла бы быть на 2-3% повыше. Я также думаю, что 2-3% граждан, проголосовавших против, сделали это под воздействием той массированной кампании пропаганды, которая велась. И это, конечно, тревожный момент», — говорит первый заместитель председателя Комиссии по развитию информационного общества Общественной палаты РФ, президент Фонда защиты национальных ценностей Александр Малькевич.

Эксперт решительно осуждает существующие шапкозакидательские настроения, дескать: смотрите, нас так активно атаковали фейками, а мы победили, справились, поэтому давайте теперь будем праздновать и ничего не делать. «Это категорически неверно, потому что работа была. Конечно, все те, кто это запускал, рассчитывали на другой эффект – они думали, что будут какие-то астрономические цифры их победы и успеха. Это сделать не получилось, но они будут продолжать дальше», — уверен Малькевич.

Согласно аналитическим данным Лиги безопасного интернета, по характеру распространения этих фейков можно четко говорить о том, что это была сознательная попытка манипулирования общественным мнением.

«Тот анализ, который мы провели, говорит о том, что за этим стояли профессиональные, подготовленные команды, потому что для распространения этих фейков использовались и бот-фермы, и технологии кросспостинга, и продвижение в социальных сетях при помощи определенных тегов – таким образом увеличивались охват и видимость этих публикаций. Дальше эти тренды подхватывали алгоритмы социальных сетей и показывали публикации обычным пользователям», —говорит директор ЛБИ, член Общественной палаты РФ Екатерина Мизулина.

По ее словам, этого не видно простому человеку, читающему публикации. Чтобы оценить весь масштаб происходящего, нужно просмотреть десятки тысяч публикаций и увидеть подозрительные закономерности.

«Мы считаем, что этим занимались очень подготовленные люди, и, к сожалению, они распространяли не только фейковую информацию, но и откровенную ложь, которую нельзя признать фейком, потому что это скорее искаженные или не совсем правдивые сведения. Безусловно, каким-то образом это повлияло на результат голосования, и какой-то процент людей в эту информацию поверил», — сетует Мизулина.

Директор Ассоциации профессиональных пользователей соцсетей и мессенджеров (АППСиМ) Владимир Зыков также полагает, что фейки могли изменить позицию лишь незначительного числа граждан.

«Фейки обычно не создают какую-то большую конъюнктуру в сфере голосования – согласно результатам нашего исследования, они практически не влияют на позицию людей. Хотя часть граждан и проголосовала против, но большинство все же выбрало ответ «да» - это говорит о том, что ни фейки, ни влияние тех людей, которые говорили о голосовании против, не особенно изменили мнение граждан. Даже люди прочитали какую-то новость, то ничего страшного не произошло – скорее всего, они почти сразу же о ней забыли, потому что в современном мире они и так перегружены информацией», — уверен эксперт.

Доверяй, но проверяй

Люди верят в фейки из-за разобщенности, полагает Александр Малькевич. По его мнению, сказывается тот факт, что мы живем в огромной стране, где регионы разделяют большие расстояния, поэтому, читая в Москве какую-то новость о Татарстане, не говоря уж о Приморском крае, проверить найденную в интернете информацию невозможно.

«И потом, явно фейковых сообщений сейчас уже нет. Посмотрите на один из моих любимых, если можно так сказать, фейков, про подложные сайты о голосовании. Например, человек хочет побольше узнать об организации голосования. Он вбивает в поисковике: «Конституция, голосование». И попадает на фейковый сайт, где написано, что голосование идет две недели. Люди же видят, что голосование действительно идет не один день. Сайт полностью стилизован под центризбиркомовский, люди читают, что не надо торопиться приходить 1 июля – можно прийти 2, 3 или 4 числа, паспорт можно не брать, и так далее», — рассказывает эксперт.

Главная беда фейков, по словам Александра Малькевича, состоит в том, что вода камень точит. Кроме того, есть отдельное направление, своеобразные полуфейки, то есть сообщения, которые призваны в принципе перепрограммировать определенное мировоззрение. «Когда каждый день рассказывают, как плохо все организовано, поправки не те, мировое сообщество осуждает, и так далее. Есть люди не стойкие к информационной заразе, есть люди, на которых действует большое количество подобной грязи, и они начинают на это вестись», — говорит член ОП РФ.

Директор Лиги безопасного интернета Екатерина Мизулина подчеркивает, что в России все большее количество людей получает информацию не из СМИ или официальных источников, а из соцсетей и мессенджеров. Недостаток разъяснительной работы со стороны властей именно в этом сегменте, по словам эксперта, и привел к распространению фейков – они заполнили информационный вакуум.

«Самое важное противодействие фейкам – это оперативное опровержение таких недостоверных сообщений и постоянная, последовательная работа, разговор с людьми в соцсетях и мессенджерах, ответы на вопросы, ответы на комментарии. Информационная открытость органов власти просто не даст фейкам распространяться, люди перестанут им верить», — уверена Мизулина.

Ограничение вранья

Поскольку проблема распространения фейков стоит достаточно остро, и не только в период общенациональных голосований, очевидно, что с этой бедой необходимо как-то бороться. И простого рецепта, способного в одно мгновение избавить интернет от лжи (случайной или намеренной), не существует. Александр Малькевич полагает, что ставку необходимо сделать на способность самих соцсетей модерировать публикуемый на их платформах контент.

«На мой взгляд, в нашей стране уже назрело принятие закона о саморегулировании социальных сетей по аналогии с тем, что есть в Германии и Франции. Надо наводить порядок, надо, чтобы государство определило правовые рамки, в которых социальные сети будут сами модерировать ненавистнический, экстремистский, лживый контент на основании совершенно понятных алгоритмов. Они должны определяться самими социальными сетями. Такой фильтр необходим, ведь, когда мы пьем воду, то у многих дома стоят фильтры очистки воды. Такие фильтры очистки входящей информации должны быть установлены и в социальных сетях», — говорит член ОП РФ.

При этом, по мнению Малькевича, нужно внимательно посмотреть и где-то чуть-чуть пересмотреть законы, которые регулируют наказания за распространение фейковой информации. «Потому что сейчас наказывают только за те фейки, которые способны вызвать жертвы, серьезные общественные потрясения. Под это определение подпадает всего 1-2% фейков, которые распространялись по поводу Конституции. Естественно, это неправильно, и необходимо расшивать эти законодательные лакуны. Важно учесть негативный опыт, который был, чтобы обезопасить себя на будущее», — уверен эксперт.

Директор Лиги безопасного интернета, член ОП РФ Екатерина Мизулина также выступает за саморегулирование соцсетей и мессенджеров. Дело в том, поясняет эксперт, что они имеют полное представление о том, где публикуются такие сообщения, кто это делает, с какой целью, какие аккаунты для этого используются, и так далее.

«Если соцсети будут заниматься самоцензурой, это даст хороший результат, и мы считаем, что необходимо возложить на них такие обязанности. Речь идет о самоконтроле, самоочищении и реагировании на жалобы пользователей, которые к ним поступают. Мы видим, что это общемировая практика, глобальный тренд, и многие страны уже пошли в этом направлении: так работает система в Германии, Франции, об этом стали говорить США, Великобритания тоже предпринимает некоторые шаги. Это мировой тренд, и Россия здесь не должна ничем отличаться», — считает глава ЛБИ.

Директор АППСиМ Владимир Зыков, в свою очередь, говорит, что какого-то реального рецепта по борьбе с фейками не существует. Ясно, что по идее люди должны начать проверять информацию, изучать новостную повестку, критически относиться к получаемым сведениям, но для большинства это недоступные понятия, им это ни к чему. Люди прочитали новость – и на этом все.

«У нас есть государственный механизм блокировки фейковых новостей, но оперативность подобных блокировок вызывает вопросы. Есть другой опасный контент, который можно отнести к фейкам – реклама, которая маскируется под новости и рассказывает о пользе каких-то сайтов, являющихся мошенническими. Однако подобные новости официально проходят рекламную модерации в Google и Facebook, проблем с этим хватает», — констатирует Зыков.

Эксперт считает, что в первую очередь надо начать работать с американскими соцсетями, и заставить их хотя бы не рекламировать подобные «новостные» вещи. Возможно, рассуждает Зыков, можно было бы создать некий реестр, куда бы какая-то специальная группа людей закидывала новостные сообщения, связанные с фейками, искусственный интеллект бы обрабатывал эту информацию, искал бы эти сообщения в соцсетях, и там появлялась бы некая плашка «возможно, фейк».

«Но это очень сложный процесс, особенно что касается американских соцсетей, потому что они игнорируют и уже существующие в России законы. Что бы мы сейчас ни придумали, все равно это не будет работать. Нужно двигаться постепенно – сначала заставить американские соцсети подчиняться российским требованиям, а потом уже создавать какие-то предписания и требования, чтобы начать бороться с фейками и другими проблемами», — резюмирует он.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть