Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Арест не мешает»: Кушиташвили стал волонтером

Помещенный под арест боксер Кушиташвили устроился волонтером в разгар пандемии

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Чемпиону России по боксу Георгию Кушиташвили, обвиненному в хранении наркотиков и нападении на росгвардейца, продлили домашний арест до 1 июля. В то же время выяснилось, что он работает волонтером в Федерации бокса России (ФБР), помогая осуществлять доставку продуктов и средств медицинской защиты в разгар коронавируса. Генеральный секретарь ФБР Умар Кремлев заявил, что домашний арест не мешает обвиненному заниматься такой деятельностью и что это поможет ему встать на путь исправления.

Двукратный чемпион России по боксу Георгий Кушиташвили, который активно претендовал на поездку на Олимпийские игры в Токио, а затем был внезапно задержан росгвардейцами, обвинен в хранении наркотиков и нападении на стража правопорядка, нашел себе занятие во время пандемии коронавируса.

Спортсмен стал бесплатно работать на Федерацию бокса России (ФБР), которая помогает сейчас с доставкой продуктов, масок, антисептиков и других необходимых вещей различным спортсменам, тренерам, судьям и пенсионерам.

«Оперативный штаб работает круглосуточно, в две-три смены, и каждое утро порядка 100 волонтеров выходят на доставку, таким образом, ежедневно мы развозим около 1500 заказов, — сообщил заместитель генерального секретаря ФБР Кирилл Щекутьев. — 500 тысяч масок и 25 тысяч литров антисептика добровольцы по всей стране уже доставили тем, кто обратился на горячую линию».

Выходит, что Кушиташвили добровольно занимается доставкой продуктов и средств медицинской защиты в пределах Москвы, что, безусловно, похвально, но вместе с тем вызывает удивление. Дело в том, что боксер сейчас должен, согласно решению суда, находиться под домашним арестом.

Спортсмену предъявлены обвинения по части 1 статьи 228 («Незаконные приобретение, хранение, перевозка без цели сбыта наркотических средств в значительном размере») и части 2 статьи 318 («Применение насилия в отношении представителя власти») Уголовного кодекса России. В совокупности все эти статьи тянут на десять лет заключения.

С февраля по 30 марта Кушиташвили вообще находился в СИЗО «Медведь», однако затем суд изменил ему меру пресечения и отправил под домашний арест, который пока что действует до 1 июля.

Может быть, для боксера нашли работу, которая не требует выезда из дома? Но в таком случае он должен будет по крайней мере принимать звонки, а при домашнем аресте, как правило, запрещено пользоваться любыми средствами связи, в том числе и интернетом.

Однако генеральный секретарь ФБР Умар Кремлев заверил, что данная мера пресечения не препятствует тому, чтобы Кушиташвили выполнял свои задачи.

«Мы следим и контролируем его ситуацию, Георгий уже работает у нас волонтером. Мы разбираемся в каждой детали. Как я и говорил, мы его жестко накажем, но бросать не будем. Если человек хочет перевоспитаться и поменяться, мы должны ему помочь. Домашний арест не помешает»,

— цитирует чиновника ТАСС.

Напомним, в начале февраля 2020 года уроженец бурятского села Бичура входил в состав сборной России по боксу, где шел вторым номером и серьезно претендовал на поездку в Токио-2020. Совсем скоро он должен был улетать на очередные сборы национальной команды, а затем — на квалификационный турнир Олимпиады.

Однако 2-го февраля Кушиташвили неожиданно оказался в центре скандала. Росгвардейцы поймали его в подъезде одного из домов на Фрунзенской набережной, где спортсмен, по версии следствия, пытался достать наркотики из «закладки».

Причем в ходе задержания у одного из стражей порядка оказался разбит нос.

В феврале прошли первые заседания суда. Кушиташвили утверждал, что никогда в жизни не принимал наркотики, его адвокат Александр Дегтерев говорил, что в дом на Фрунзенской набережной боксер заходил лишь для того, чтобы позвать друзей провести вместе время, а не искать наркотики и что сам он росгвардейца якобы не бил.

«Освещение не позволяло сразу определить, кто подошел. В отношении Кушиташвили сотрудник полиции сразу же произвел прием задержания, при этом не предъявив служебное удостоверение и не обозначив четкие требования.

И Кушиташвили, не понимая причин такого поведения со стороны сотрудника вневедомственной охраны, сделал боксерский финт защиты — ушел с линии атаки. После чего 115-килограммовый сотрудник просто провалился вперед и ударился носом о стену»,

— цитировал юриста портал BFM.

Однако улики, представленные следствием, выглядели очень серьезно. Так, росгвардейцы заявили, что нашли у Кушиташвили 0,61 грамма кокаина, что считается крупным размером. Кроме того, позднее в суде прокурор сообщила, что кокаин был обнаружен и в анализах боксера:

«Прошу приобщить результаты медицинского освидетельствования, согласно которым в моче Кушиташвили обнаружены следы кокаина».

Также гособвинитель рассказала, что на руке у спортсмена был найден след от укола, происхождение которого он не смог внятно объяснить.

Адвокат боксера отрицал все обвинения и предполагал, что наркотики попали в организм подзащитного без его ведома, однако казалось, что это дело уже не спасти.

До вынесения окончательного приговора суд отправил спортсмена под арест в СИЗО, изначальный срок — до 30 апреля. Кушиташвили подавал апелляцию, адвокат предоставлял суду положительные характеристики клиента из его боксерского клуба и ссылался на хроническую болезнь дуоденит (воспаление слизистой оболочки двенадцатиперстной кишки), прося изменить меру пресечения на домашний арест или подписку о невыезде. Суд отклонил все эти апелляции.

Однако в марте в жизни Кушиташвили произошел очередной зигзаг — служители Фемиды внезапно поменяли свое мнение. Второй Западный окружной военный суд отпустил спортсмена из следственного изолятора «Медведь», где он находился с февраля, и отправил под домашний арест.

Почему вдруг боксера с такими серьезными обвинениями решили отпустить – совершенно непонятно, потому что новых деталей в его деле не появилось.

Скорее всего, вмешался коронавирус: в некоторых странах даже выпускали заключенных из тюрем, чтобы не держать большое количество людей в одном месте и не способствовать распространению среди них инфекции.