онлайн-табло
Вчера
Сегодня
Завтра
Смотреть все события
«Все происходящее — позор»: Кокорина и Мамаева ждет колония

Колония ждет: Мосгорсуд отклонил апелляции Кокорина и Мамаева

Мосгорсуд отклонил апелляции Александра Кокорина и Павла Мамаева. Футболисты отправятся отбывать наказание в исправительной колонии общего режима за хулиганство и побои.

13 июня в Мосгорсуде состоялось очередное заседание в отношении нападающего петербургского «Зенита» Александра Кокорина, его младшего брата Кирилла, а также полузащитника «Краснодара» Павла Мамаева и Александра Протасовицкого. Все четверо 8 мая решением Пресненского суда столицы были признаны виновными в избиении главы Минпромторга Дениса Пака, гендиректора НАМИ Сергея Гайсина и водителя ведущей Первого канала Ольги Ушаковой Виталия Соловчука и приговорены по статьям 116 УК РФ («Побои») и 213 («Хулиганство») к реальным срокам. Так, братья Кокорины получили год и шесть месяцев колонии общего режима, а Мамаев с Протасовицким — по году и пяти месяцам колонии.

20 мая адвокаты осужденных подали апелляции на решение суда, но в итоге в ответ услышали очередной отказ.

До начала заседания один из представителей защиты Александра Кокорина Андрей Ромашов сообщил, что его клиент продолжает жаловаться на боли в ноге, которую недавно вновь осмотрели врачи, выявившие «прогресс в сторону ухудшения». Также адвокат подчеркнул, что в случае отрицательного исхода суда он со своими коллегами обратится в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Одним из основных моментов Ромашов отметил, что сразу же после отправки осужденных в колонию они не смогут рассчитывать на условно-досрочное освобождение.

«Постановление пленума (Верховного суда) 2016 года говорит, что УДО может быть применено только по истечению шестимесячного срока задержания в колонии. За этот период осужденный должен показать, что он встал на путь исполнения.

Написать заявление на УДО смогут, но им откажут»,

— приводит слова Ромашова Sport24.

В начале заседания судья рассмотрел жалобы обеих сторон: защиты приговоренных и прокурора. Обвинение выразило несогласие с итоговым решением Пресненского суда, потребовав переквалифицировать дело на другую статью, но наказание при этом оставить без изменений.

Защита также попросила изменить приговор. Так, адвокаты Александра Кокорина в своей апелляции попросили признать форварда «Зенита» невиновным в избиении Соловчука, а также избиении Пака группой лиц, попросив отправить своего клиента в колонию-поселение.

«В приговоре не указаны, какие действия были совершены участниками дела по статье 213 УК РФ. Кроме того, нет заявлений о совершении хулиганства со стороны потерпевших и свидетелей, а Кокорин дважды привлечен к ответственности в эпизоде с Паком», — зачитал документ защиты судья, отметив и показания свидетелей о том, что 27-летний нападающий не наносил ударов Соловчуку.

В отношении Мамаева его адвокат Игорь Бушманов потребовал переквалифицировать дело на статью 115 УК РФ, которая подразумевает собой умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, и наказывается штрафом в размере до 40 тысяч рублей или в размере заработной платы, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов.

«Мамаев исходил исключительно из личных обстоятельств, без хулиганских побуждений. В момент нанесения удара стулом Мамаев сидел в стороне и только после действий Пака подошел к участникам процесса. Физических действий и оскорблений в адрес потерпевшего он не совершал. Потерпевший Гайсин вмешался в конфликт с применением физической силы после нанесения ударов Паку. Назначенное Мамаеву наказание слишком суровое. Приговор необходимо отменить и вынести оправдательный», — говорится в тексте апелляции.

Что касается Кирилла Кокорина и Александра Протасовицкого, адвокат первого попросил оправдать своего клиента по статье 213, а эпизод с потасовкой с Денисом Паком переквалифицировать на «Побои», отправив осужденного в колонию-поселение, защита второго же выразила несогласие с тем, что суд убрал из дела факт предварительного сговора компании, но при этом оставил меру наказания той же.

Перед прениями суд дал слово всем обвиняемым. Первым, как и ранее, выступил Павел Мамаев, потерявший надежду на положительный исход дела.

«Восемь месяцев мы что-то просим. Сейчас уже ничего просить не хочу. Все происходящее — это позор. Я уверен на 1000 процентов что сегодня ничего не изменится, и это очередное шоу»,

— сказал хавбек «Краснодара».

Александр Кокорин же в свою очередь призвал провести справедливое расследование, намекнув на нарушение законодательства со стороны следствия.

«Просим справедливости. Хотелось бы, чтобы все, что здесь происходит, чтобы люди, которые отвечают за судьбы людей, разобрались во всем, основываясь на УК РФ», — подчеркнул форвард сине-бело-голубых.

Также в суде выступил специалист Сергей Пичугин, который, по словам Ромашова, был одним из тех, кто участвовал в исследовании обстоятельств дела, но не был допрошен в суде первой инстанции. По его словам,

драка Соловчука с Мамаевым была спровоцирована именно водителем, а не футболистом.

«Был изучен материал конфликта двух человек, которые обозначены под номерами 1 (Мамаев) и 2 (Соловчук). 1 — человек в белой шапке. Имело место физическое воздействие со стороны мужчины номер 2 в нижнюю левую часть головы мужчину номер 1», — отметил специалист.

После этого суд перевел заседание к прениям сторон. Первым выступила прокурор Анастасия Зверева, которая заменила свою коллегу Татьяну Тарасову, по неизвестным причинам не явившаяся на заседание.

«Внимательно изучив доводы апелляционных жалоб, не могу согласиться со стороной защиты, так как она по сути подвергает сомнению выводы суда первой инстанции. Мои оппоненты по своему усмотрению трактуют те или иные показания, выделяя удобные им моменты. Подвергать выводы суда можно лишь в строгих, ограниченных случаях, например, если суд не учел определенных доказательств», — рассказала Зверева, подчеркнув, что новые показания Пичугина не позволяют полноценно оценить эпизод.

Выслушав позицию обвинения, суд приступил к адвокатам. Первым выступил Вячеслав Барик, который представляет интересы Кирилла Кокорина. Факт драки Кокорина-младшего с Виталием Соловчуком он не стал отрицать, но отметил, что потерпевший не получил серьезных травм. Также он опроверг тот факт, что его подзащитный избил Дениса Пака, заявив, что глава Минпромторга стал инициатором конфликта.

«Ответные действия нельзя квалифицировать как хулиганство при наличии доказательств оскорбления», — сказал адвокат.

Позднее с показаниями выступили Андрей Ромашов и Татьяна Стукалова, защищающие Александра Кокорина. Первый, в частности, вновь указал на плохое самочувствие футболиста.

«Две недели назад его обследовали в изоляторе. Там нет доступа к оборудованию, препаратам, специалистам, что приводит к тому, что атрофируются мышцы вокруг колена. При дальнейших событиях приведет к инвалидности»,

— подчеркнул Ромашов.

Также адвокат обратился к Конституции России, сославшись на презумпцию невиновности своего подзащитного и заявив, что суд нарушает закон о запрете на повторное осуждение при одному и тому же эпизоду, что, по его словам, конкретно относится к делу Александра Кокорина. Просьбу освободить всех четверых осужденных выразила и адвокат Александра Протасовицкого.

«Формально, они уже год наказания под стражей отбыли. Не будь там Пака, никто бы вообще дело не возбудил после спонтанного мордобоя. Они наказали себя уже больше некуда, выше крыши: это и контрактные обязательства, и здоровье Кокорина. Для Протасовицкого — это больные родители и ребенок», — сказала Татьяна Прилипко.

По итогам прений последнее слово было дано подсудимым. Так, Александр Кокорин выразил свое недовольство ходом следствия и расследования его дела, потребовав справедливого решения суда.

«Хотелось попросить вас и журналистов вернуться в спорт, поправить здоровье и увидеть семью. Нет смысла рассказывать, как все происходило эти восемь месяцев.

Мы не преступники, чтобы уезжать не пойми куда и занимать там неясно чем. Хотелось бы справедливости и гуманности. Мы прошли этот путь достойно.

Давали показания с первого заседания, не меняли их. Помогали следствию. За восемь месяцев были все доказательства и все свидетели. Десять человек говорят одно и то же в суде. Нам говорят, что на черном мы совершили белое. Хотим справедливости. И выйти, конечно. Вы спрашиваете, почему я улыбаюсь. Общался тут с человеком, который убил по неосторожности. У него год и четыре. А у меня – год и шесть», — сказал Кокорин.

Единственное же, чему порадовался Павел Мамаев, так это окончанию судебных тяжб и заседаний.

«Да, совершили мы преступление, каждый частично признал. Я говорю за себя: год, который мы провели в СИЗО, это более чем достаточно, с учетом того, что 213-я статья, у любого человека на улице спросите, он скажет, что это не 213-я статья. Вы не представляете, сколько писем нам пришло, в том числе от специалистов. Люди говорят, что всему есть предел.

Не хочу жаловаться, что мы в СИЗО, мы сами в этом виноваты. Каждый из нас осознал ошибку, глупо было бы оспаривать. Каждый из нас сделал определенный вывод. Может быть, смешно или грустно для кого-то, но это большой жизненный этап произошел для нас», — заявил хавбек «Краснодара».

Также Мамаев выразил мнение, что необходимости в отправки всей компании в колонию нет, а подсудимые «принесли бы больше пользы на свободе», после чего поблагодарил близких и тех, кто поддержал его во время расследования. В частности, он упомянул свою жену Алану Мамаеву, а также своих детей, который, к слову, на прошедшее слушание не пропустили.

Решение суда оказалось ожидаемым и одновременно сенсационным. Так,

Мосгорсуд отменил приговор, вынесенный Пресненским судом 8 мая, но оставил меру наказания ту же, лишь несколько переквалифицировав дело.

В частности, Кирилл Кокорин был оправдан по статье 116, но приговорен по статье 115 часть 2 и отправлен в колонию общего режима на год и шесть месяцев. В отношении же Александра Кокорина, Павла Мамаева и Александра Протасовицкого все осталось без изменений: форвард «Зенита» проведет в колонии полтора года, Мамаев и Протасовицкий — год и пять месяцев.

По словам юристов, отсрочить приговор после рассмотрения апелляции невозможно. Единственное, на что могут рассчитывать адвокаты осужденных — обращение в президиум Городского суда с подачей кассации.

Напомним, что Александр и Кирилл Кокорин, Павел Мамаев и Александр Протасовицкий были уличены в избиении Виталия Соловчука на парковке у одного из ночных клубов Москвы. После этого компания отправилась в кафе на Большой Никитской улице, где повздорили с Денисом Паком. В ходе конфликта нападающий «Зенита» ударил чиновника стулом. Позднее в потасовку вмешался Сергей Гайсин, который также получил несколько ударов от Кирилла Кокорина и Павла Мамаева. Все четверо осужденных были отправлены под арест в Бутырский следственный изолятор.

Другие новости и материалы можно посмотреть на странице хроники, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «Вконтакте».