«Попросит 5 лет»: что скажет прокурор Кокорину и Мамаеву

Адвокат брата Кокорина рассказал, какое наказание попросит прокурор

Вячеслав Барик, адвокат младшего брата футболиста Александра Кокорина Кирилла, рассказал, какое наказание прокурор попросит для подсудимых по делу о драках в центре Москвы. Также он сообщил, что защита братьев Кокориных и Павла Мамаева готовит ситуационное исследование, которое по его мнению докажет несостоятельность инкриминируемых спортсменам и их друзьям обвинений.

Прокурор Светлана Тарасова, выступающая государственным обвинителем в деле футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева, может потребовать для подсудимых наказание в виде тюремного заключения сроком до пяти лет. Такое мнение выразил адвокат Вячеслав Барик, представляющий на суде интересы Кирилла Кокорина, младшего брата форварда «Зенита».

«Судя по тому, как прокурор ведет себя во время нашего процесса, я предполагаю, что она будет требовать реальный и ощутимый срок. По моим ощущениям, речь идет о пяти годах лишения свободы»,

— рассказал Барик в интервью RT.

Напомним, что братья Кокорины, Мамаев, а также друг футболистов Александр Протасовицкий проходят обвиняемыми по делу о произошедших осенью прошлого года драках в центре Москвы, в которых пострадали чиновники Денис Пак и Сергей Гайсин, а также водитель Виталий Соловчук. Подсудимым инкриминируют статьи о «нанесении побоев» и «хулиганстве». Под арестом все обвиняемым находятся с октября, а недавно суд продлил их заключение в СИЗО еще на полгода — до 25 сентября 2019 года.

На данный момент прошло 11 слушаний по делу, в ходе которых были допрошены свидетели, представлены доказательства, а также выслушаны версии случившегося от самих подсудимых. Как считает Барик, защите удалось добиться серьезного прогресса.

«Лично я оцениваю результаты крайне положительно.

Дело посыпалось. Обвинение не подтверждается, а в ходе предварительного следствия была допущена масса нарушений.

Это касается как оперативно-розыскных действий, так и сбора вещественных доказательств. И конечно же, самое главное — это необъективные допросы свидетелей», — уверен юрист.

Что касается нарушений в ходе следствия и ложных показаниях потерпевших, о которых подсудимые и их правозащитники неоднократно упоминали во время слушаний, то защита футболистов продолжит акцентировать на этом внимание во время прений, который должны начаться уже на следующем заседании.

Сейчас же, как рассказал Барик, адвокаты подсудимых готовят ситуационное исследование по видеоматериалам дела. Защита намерена доказать, что Соловчук провоцировал компанию футболистов, назвав их «петухами».

«Мое субъективное мнение: он мог специально спровоцировать компанию.

Футболисты не умеют бить руками.

На видео заметно, как «отлетает» после удара голова Мамаева. Кроме того, в разговоре четко слышно, как Кокорин и Мамаев задают вопрос про «петухов», а он отвечает, что это его мнение. Странно думать, что это была постановка», — считает адвокат.

Возвращаясь к Кокорину-младшему, которому грозит наибольшее наказание из-за активного участия сразу в двух эпизодах, Барик убежден, что его подзащитный получил удар от водителя первым, после чего и вовсе не трогал его. Следствие установило, что били Соловчука непосредственно Мамаев и Протасовицкий.

«Кириллу вменяется причинение легкого вреда здоровью Соловчука. Где эти побои? Их нет! Соловчук, исходя из видеоматериалов, ударил младшего Кокорина первым, почему в таком случае к ответственности не привлечен он? Кирилл не делал ему сотрясение мозга, сам потерпевший говорил о том, что нос ему сломал Мамаев. Таким образом, мой клиент по этому эпизоду не может быть привлечен по статье 115», — заявил правозащитник.

Неоднозначный характер в ходе слушаний приобрел и инцидент с Паком. Было установлено, что чиновник первым оскорбил компанию футболистов, по поводу чего Кокорин-старший хотел с ним поговорить, но машинально, по словам футболиста, ударил того стулом. По видеоматериалам можно также судить, что Пак не просил вызвать скорую или полицию, а покинул заведение самостоятельно, попутно успев примириться с Кокориным. На медицинскую экспертизу все потерпевшие, включая Гайсина, не явились.

«Просто непонятно, почему взрослый и состоятельный человек смотрит как ребенок (а я действительно считаю Кирилла ребенком), сидит полгода в тюрьме, просит извинения за содеянное и не получает никакого ответа. На записи видно, что там была лишь пощечина. Нет никаких доказательств и предварительного сговора — иначе как братья сговорились? Телепатически?»

— удивляется адвокат.

Судя по всему, разбирательство по делу выходит на финишную прямую. 15 мая судья Елена Абрамова, рассматривающая случай Кокорина и Мамаева, начнет работу по резонансному делу бывшего полковника Дмитрия Захарченко. Барик уверен, что до этого момента уже будет оглашен приговор футболистам и их друзьям.

«По факту мы можем закончить уже 6 или 7 мая, а после суд уйдет на вынесение приговора», — заключил он.

В следующий раз Пресненский суд соберется по этому делу только 6 мая из-за предстоящих праздников. На нем будут приведены последние доказательства, а также начнутся прения сторон, после которых подсудимые должны будут сказать свое последнее слово, а судья — огласить приговор.

Другие новости и материалы можно посмотреть на странице хроники, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «Вконтакте».