«Уже какой-то бред»: Медведев вступился за Кокорина и Мамаева

Российский теннисист Медведев поддержал Кокорина и Мамаева

14-я ракетка мира, российский теннисист Даниил Медведев рассказал о том, как начал заниматься теннисом, поделился своим мнением о том, какими должны быть призовые, поведал о частых проверках на допинг, а также не остался в стороне от ситуации с судом над Александром Кокориным и Павлом Мамаевым.

Россиянин Даниил Медведев является одним из трех молодых суперталантов в мужском теннисе от нашей страны, а весной 2019 года, пока Андрей Рублев все еще ходит лишь в перспективных, а блиставший осенью Карен Хачанов поймал жесткий спад, стал главным теннисистом страны.

Медведев дошел до полуфинала престижного турнира в Монте-Карло, где обыграл сильного грека Стефаноса Циципаса, а затем в четвертьфинале вообще выбил из борьбы первую ракетку мира Новака Джоковича, и теперь занимает 14-е место в мировом рейтинге АТР.

На днях спортсмен дал большое интервью «Евроспорту», где выдал немало интереснейших деталей своей профессиональной жизни.

23-летний Даниил славится тем, что является большим оригиналом с нестандартным мышлением. Журналистов он огорошил ответом на первый же вопрос о своем самом ярком впечатлении о Москве из детства.

«Когда мне было лет шесть, я играл в школе с другом, перепрыгивал через двойной забор, стандартный русский, такой низкий, который красят каждой весной. Перепрыгивая через первый, я задел его ногой и зубами во второй влетел. Но это может случиться где угодно. Мне зашивали зубы, уздечку, что-то такое было», — невозмутимо рассказал теннисист.

Сам Медведев прекрасно знает о своих сложностях, которые на корте часто выплескиваются в виде неконтролируемой агрессии или же плохого настроения, влияющего на его игру.

«Я вообще своеобразный человек. Вроде кажусь себе и окружающим очень простым, легким, спокойным вне корта. А по факту внутренний мир у меня очень сложный и тяжелый,

— рассказал Даниил.

— Я бы сказал, непонятный даже для меня. Не скажу, что я в депрессии все время. И подростком я был точно таким же. Совершенно тихим, спокойным, никаких казусов и сверхъестественных ситуаций: игра в PlayStation и все. Но именно внутренний мир у меня своеобразный».

Медведев достаточно поздно, по нынешним меркам, начал заниматься теннисом — в десять лет. Сам теннисист сейчас говорит, что, знай он о своем таланте заранее, мог бы по-другому построить свои занятия в детстве.

«Соревнований раньше и нет. Я и в школу ходил до 13-14 лет. Обычно все уходили после четвертого класса в экстернат. Я ходил в тяжелую школу, то есть тренировался только по вечерам, это одна тренировка в день. Потом ходил в университет. Одна тренировка утром, потому что университет вечерний был. Никогда не знаешь, получится у тебя в теннисе или нет. У скольких людей не получилось, — поведал спортсмен.

— Если бы знал, что у меня действительно есть такая способность, то, конечно, можно было бы по-другому построить теннисный путь. И я заиграл бы намного раньше. И по юниорам играл бы лучше. И контракты были бы лучше».

Практически все детство Даниил проиграл в PlayStation, хотя и не встречал в этом одобрения своих родителей. И теннисист до сих пор остался поклонником киберспорта, о чем с удовольствием рассказывает:

«Вообще я целеустремленный человек, если это касается спортивных игр. Если вижу, что у меня что-то не получается на хорошем уровне, забрасываю. Нет такого, чтобы я это делал, пока не получится. Когда мне было лет 14, я очень много играл в FIFA и участвовал в русских соревнованиях, — отметил россиянин.

— Играл очень круто и на равных с одним человеком, который сейчас выигрывает чемпионаты России по FIFA. Он стал киберспортсменом, по-моему, в «Спартаке» играет. Klenoff зовут. Мы с ним были в одном профессиональном клубе. Другое дело, что он играл по десять часов в день, а я постепенно стал ездить на турниры.

Сейчас плохо играю в FIFA, поэтому перестал. Понял: для того чтобы начать снова, нужен год и по пять часов в день сидеть. Я не могу. Поэтому играю в другие игры. Но это все к тому, что если бы я захотел стать кем-то в другой сфере спорта, уверен, у меня бы получилось. Будь то киберспорт или что-то другое».

Еще в юношеском возрасте Медведев переехал в Монако и живет неподалеку от Новака Джоковича, правда, сам говорит, что не знает, где именно проживает знаменитый серб.

«Один раз был у него в ресторане. Вкусно. Вегетарианско. Кстати, не помню, там вряд ли все безглютеновое. Называется «Эквито» – что-то связанное с жизнью Вито. И первую часть слова он объяснял, но не помню, что значит»,

— поделился опытом Даниил.

Интересные подробности Медведев поведал о высокомерном, как считают многие, поведении Ноле.

«Помню, ему было 19-20 лет, он уже здорово играл и на корте вызывающе себя вел. Хотя хочу сказать, что люди с большими амбициями так себя и ведут. Так и нужно. Рассказывают, как Хьюитт выходил против Федерера и орал «Come on» ему в лицо. Вот так», — уверен россиянин.

Крайне интересно обосновал Даниил, уже заработавший за карьеру $3 млн, свою позицию по поводу острого сейчас для мирового тенниса вопроса об увеличении призовых.

«Тяжелый вопрос, потому что призовых хватает всем. Дело в том, что у всех теннисистов, которые выступают за увеличение призовых и находятся в Совете игроков, есть свои аргументы. Не знаю, правильные или нет, но они заключаются в том, что на «Шлемах» мы получаем 6 или 8 процентов от официальных доходов турниров. Женщины получают столько же. В сумме получается 16 процентов. Теннисисты говорят, что в 95 процентах других видов спорта доля игроков 50 процентов, — анализирует спортсмен.

— Тогда бы за первый круг Австралии человек получал не 30 тысяч долларов, а 90. Нам и 30 хватает, это очень много. Со многими другими профессиями несравнимо, но если эти деньги турниры забирают себе, было бы справедливо, если бы мы получали больше».

При этом российский теннисист не разбрасывается деньгами сам:

«Безумных трат пока себе не позволял. Все делаю, как мне кажется, грамотно. Самая дорогая покупка – машина, но я обожаю машины, и это не самая дорогая, которая у меня будет».

В сентябре прошлого года Медведев женился, однако широкая общественность до сих пор не знает его супругу.

«Это не специально. Плюс все друзья знают. Она играла в детстве в теннис по юниорским турнирам. Если меня попросят назвать конкретную фамилию или инстаграм, не скажу. Многие обратили внимание, что я на всякий случай не отмечаю ее и не подписываю. Во-первых, нет смысла, потому что она не гонится за подписчиками. Во-вторых, чтобы гадости не писали», — рассказывает Даниил.

Не могли в интервью обойти и тему договорных матчей в теннисе, в которых подозревают более-менее всех спортсменов.

«Я в этом плане очень сильно смеюсь. Есть группа про теннис «ВКонтакте», самая большая. Если хочу поднять настроение, просто захожу в нее, там такие комментарии бывают! Не знаю, как проходят ставки, но есть люди, которые поставили на одного, а есть те, кто на другого. Кто бы матч ни выиграл, будет процент людей, которые ставку проиграют. И они будут писать, что их чувак слил матч. Что он не хотел играть. А если проиграет другой, то будут писать другие, — заметил Медведев.

— А как от этого избавиться? Это невозможно. Я уверен, что из первой сотни никто не делает ничего противозаконного. Прав ли я, не знаю. Но это мое мнение».

23-летний россиянин является нетипичным спортсменом еще и из-за отсутствия суеверий и примет.

«Нет таких, без которых я не могу жить. Есть какие-то свои маленькие, но если вдруг их не выполню, нет такого, что «Все, блин, я точно проиграл». Наоборот даже поржу над собой».

Высказался Медведев и про допинг, рассмотрев ситуацию на своем примере, когда его однажды проверили три раза за четыре дня.

«Они не должны объяснять, потому что это нормально. Если они захотят, могут тебя проверять 365 дней в году. Но честно могу сказать, это опять же мое мнение, и, может, я слишком наивный. Но из сотки специально допинг принимать не будет никто. Потому что все знают, чем это грозит. Выиграешь за счет этого ты намного меньше, чем можешь потерять», — заметил спортсмен.

Крайне интересна позиция спортсмена и по ситуации Марии Шараповой и Сары Эррани, где россиянка получила за допинг два года дисквалификации, а итальянка — один:

«Не знаю, как это решают. Это же все идет через Арбитражный суд. Это как справедливо ли, что кто-то убил человека и сел на 20 лет, а кто-то убил человека и сел на 10 лет. Как это определяется, я не знаю. Может, адвокат был лучше у Эррани?»

Высказался Даниил и по поводу процесса над футболистами Александром Кокориным и Павлом Мамаевым, проходящим в эти дни.

«Ну вот это жестко. Когда это только случилось, думаешь: не, ну правильно, уже надо их посадить, показательно, на неделю, на месяц! Но сколько они уже сидят там? Какой-то бред», — рассказал Даниил.

Ознакомиться с другими новостями, материалами и статистикой вы можете на странице тенниса, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «Вконтакте».