онлайн-табло
Вчера
Сегодня
Завтра
Развернуть
«Я не пытался устроить революцию как Степановы»

Российский бегун Хютте вел переписку с ИААФ, пытаясь «наказать тренера»

Многократный чемпион России в беге на короткие дистанции Александр Хютте, отстраненный летом 2015 года от соревнований в связи с тем, что был уличен в употреблении допинга, рассказал о том, что состоял в переписке с представителем Международной ассоциации легкоатлетических федераций (ИААФ), но отметил, что его целью было «наказать тренера, укравшего у меня мечту».

Четырехкратный чемпион России в беге на короткие дистанции Александр Хютте, уличенный в нарушении антидопинговых правил, признался в том, что состоял в переписке с представителем ИААФ и Всемирного антидопингового агентства (WADA).

Ранее ряд отечественных СМИ сообщили о том, что

известная хакерская группировка Fancy Bears, уже публиковавшая служебные данные WADA, узнала о взаимодействии российского бегуна с ИААФ.

В мае 2015 года Хютте был уличен в применении запрещенных веществ, а в октябре 2015-го, по некоторым данным, связался с менеджером ИААФ по борьбе с допингом Томасом Капдевилем и обвинил в этом своего тренера Зухру Вещерагину, заверив собеседника, что готов к тщательному расследованию. Целью Хютте было смягчение наказания.

Fancy Bears ранее публиковали конфиденциальные документы из системы ADAMS, содержащие информацию о применении спортсменами различных стран запрещенных препаратов в качестве терапевтического исключения, то есть по медицинским показаниям с разрешения специальных врачебных комиссий. С их подачи Хютте теперь в российских СМИ получил статус нового «информатора», с чем спортсмен категорически не согласен.

«Признаюсь, меня нисколько не удивил факт публикации этой информации, — приводит слова Хютте ТАСС. — Моя основная задача была отстоять свою честь и наказать определенного тренера. Меня очень удивил тот факт, что это представлено в другом свете».

По утверждению бегуна, его основной целью было наказать своего бывшего тренера Зухру Верещагину.

«Прежде всего хочу подчеркнуть, что я патриот своей страны, — передает слова Хютте «СЭ». — Я хочу российской легкой атлетике только добра.

Я не пытался устроить революцию, как Степановы или Дмитриев, я боролся и продолжаю это делать только против конкретного тренера — Зухры Верещагиной. Это человек, который обманул меня, украл у меня мечту.

Из-за таких людей наши спортсмены сейчас и отстранены от соревнований. И я хочу добиться справедливости, чтобы этот тренер больше не работал».

Отец атлета Евгений Хютте заявил, что ему о произошедшем ничего не известно.

«Я о таком не знаю, понятия о таком не имел. Он [Хютте-младший] должен быть в Санкт-Петербурге, если не уехал куда, сегодня еще с ним не связывался. Скорее всего, это поклеп, потому что я не понимаю, как эта информация появилась вообще», — сказал он.

Во Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) знали о том, что бегун сотрудничает с международными организациями на тему допинга. Об этом рассказал исполнительный директор ВФЛА Александр Паркин.

«Мы знали, что Хютте общается с ИААФ, — передает слова Паркина «СЭ». — Дело в том, что одним из требований по восстановлению ВФЛА было расследование всех эпизодов нарушений, описанных в независимом докладе Макларена.

В кодексе Всемирного антидопингового агентства есть положение, согласно которому если человек признает свое нарушение и активно способствует расследованию, то его вина смягчается. И этим правом многие спортсмены пользуются. Хютте — один из примеров. Каждый нарушитель может проявить активную жизненную позицию в этом вопросе.

По Хютте до сих пор не принято никаких решений в Спортивном арбитражном суде (CAS), его дело тянется полтора года».

Кроме того, по словам Паркина, ВФЛА также собирало все необходимую по данной ситуации информацию, после чего передало ее в ИААФ и Следственный комитет России (СКР).

«Он, конечно, рассказывал мне эту историю. Она известная. Больше того,

исходя из его данных, мы уже получили объяснения от тренера Зухры Верещагиной, его партнера Максима Дылдина,

— заявил он. — Все передали в ИААФ, чтобы они могли полностью рассмотреть дело, оценить его — и принять объективное решение. Эти же материалы имеются у Следственного комитета России (СКР), который проводит предварительное следствие».

Также Паркин пояснил, что называть Хютте информатором в данной ситуации было бы неверно, поскольку он, оказавшись пойманным на нарушении, в любом случае был вынужден давать объяснения произошедшему.

«Все-таки информаторы и лица, которые во время дачи объяснений говорят о каких-то фактах, — это разное. Такие объяснения мы получали практически от всех членов сборной.

Каждый, кто когда-либо нарушал антидопинговые правила, был нами опрошен. И все это передавалось в ИААФ, — сказал Паркин. — Если требовалось, они задавали дополнительные вопросы. Рабочая группа ИААФ вызывала на беседы и ведущих спортсменов, в том числе Елену Исинбаеву и Юрия Борзаковского.

То есть проводилась большая работа, хоть это и не афишировалось. Но хакеры зачем-то выдернули одну из переписок».

Подтвердил информацию о том, что ВФЛА была в курсе контактов Хютте с ИААФ, и президент ВФЛА Дмитрий Шляхтин.

«Они находились на сборах в Португалии, приехали допинг-офицеры, они сбежали с допинг-контроля. Потом, чтобы реабилитироваться, Хютте попытался вступить в контакт с ИААФ. Если признаешься — скостят срок.

Он коммуницировал, это было в ходе расследования, мы это анонсировали уже, — цитирует главу организации «Интерфакс». — Сложно комментировать, правдиво это или не правдиво. Но у нас всегда так, что спортсмен прав, а все вокруг виноваты. По его тренеру — ее материалы находятся в CAS, она была на особом контроле».

Также Шляхтин отметил, что в ходе того случая «опрашивали всех спортсменов, и каждый придумывал свою версию: кто-то с водой что-то выпил, кто-то пирожок съел, кто-то проснулся — его укололи».

Позицию о том, что сотрудничество с ИААФ является стандартной практикой в сложившихся обстоятельствах, подтвердила и антидопинговый координатор ВФЛА Елена Иконникова.

«То, что называется перепиской, это делается спортсменом в рамках расследования его дела, федерация была поставлена в известность в октябре 2016 года, что он планирует сотрудничать в рамках своего дела с ИААФ.

То, что он озвучил, — это практика, которую используют спортсмены при рассмотрении своих дел. Все, что он указывает в своих письмах, думаю, будет тщательно расследовано, возможно, будут заслушаны все стороны, но это на рассмотрении той организации, которая этим занимается», — цитирует Иконникову «Интерфакс».

Что касается бывшего тренера Хютта Верещагиной, то она не захотела разговаривать с представителями прессы, заодно намекнув на то, что Хютте работал не с ней, а с бывшим главой Московской антидопинговой лаборатории Григорием Родченковым.

«Мне вообще не хочется ничего говорить на тему того, что Хютте сообщил про меня ИААФ, — сказала Верещагина ТАСС. — Во-первых, сейчас я нахожусь очень далеко от Москвы. Во-вторых, это был его выбор написать все это.

Сейчас каждый выбирает свое: одни бегают, а другие пишут.

Отрицаю ли я свою причастность к его допинговым нарушениям? Пусть он лучше расскажет, как с Родченковым работал».

Александр Хютте был отстранен от соревнований с лета 2015 года, однако окончательного решения о его дисквалификации до сих пор нет, поскольку дело находится на рассмотрении Спортивного арбитражного суда в Лозанне (CAS).

С другими новостями и материалами вы можете ознакомиться на странице хроники, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «ВКонтакте».