Газета.Ru в Telegram
Новые комментарии +

«Из покупки «Анжи» сделали политику»

Интервью с Будуновым

Бывший игрок «Анжи», «Москвы» и «Терека», а ныне президент Дагестанского футбольного союза, заместитель министра по физической культуре и спорту республики Будун Будунов рассказал «Газете.Ru» о несостоявшемся приобретении Сулейманом Керимовым футбольного клуба «Анжи» и многом другом.

— Глава Кизлярского района Дагестана, олимпийский чемпион по вольной борьбе Сайгид Муртузалиев недавно в прессе сказал, что вы обладаете всеми качествами, чтобы состояться как политик, но вам не дают развернуться. Вы планировали баллотироваться на пост главы Кизилюртовского района, и, говорят, у вас были шансы на победу в выборах…
— Мне повезло иметь такого друга, как Сайгид, у которого я могу многому учиться. А в политику мне не дают войти, потому что я, видимо, не в той команде. Но меня устраивает эта команда и, вообще, я друзей на политику не променяю. А шансы были, но что о них сейчас говорить?.. У меня была своя программа. Я там вырос, я там жил, всех знаю, мне там легче было бы — я в родные края шел баллотироваться. И не потому, что такой хороший или красивый и хочу стать главой. Шел только потому, что меня просили об этом жители района.

— В будущем вы все-таки планируете пойти в политику?
— Есть хорошая пословица: если ты не займешься политикой, политика займется тобой.

— А покушение на себя связываете с политикой?
— У меня других вариантов нет. При решении личных вопросов я никогда никого не оскорблял, ничью честь не задевал.

— А драка в ресторане, о которой писалось в прессе?
— Я не знаю, откуда такая информация взялась. Самому интересно. Во-первых, я давно не ходил ни в какой ресторан. Во-вторых, как мне кажется, я имею такт, знаю правила хорошего тона. А уж драться — это вообще мальчишество какое-то, возраст уже не тот.

— А вообще были такие ситуации, — в том числе в вашей футбольной карьере, — когда вы обижались на журналистов за написанное ими?
— На «Новое дело» рассердился. За ту самую «драку в ресторане». А у журналистов, пишущих о футболе, своя специфика. Кто-то хочет отличиться, выражает свое мнение. Я могу быть не согласен с этим мнением, но у каждого своя работа. Я уважаю чужой труд. Было так, что на одной из московских радиостанций — «Спорт-FM» — журналисты после случая с Сергеем Перхуном (после столкновения в матче «Анжи» — ЦСКА в августе 2000 года вратарь армейцев скончался от полученной травмы. — «Газета.Ru») говорили, что меня надо дисквалифицировать пожизненно. Они меня так представили, как будто я с автоматом по полю хожу, всех убиваю. Но в абсолютном большинстве своем журналисты поддержали меня после того трагического инцидента. И я им благодарен…

— А не обиделись, когда в свое время Гаджи Гаджиев в одном интервью назвал вас…
— …«Звездой Зимбабве»? (смеется) Ну, это было наше внутрикомандное дело. И я считаю, что Гаджиев в той ситуации был прав.

— Большинство спортсменов после завершения карьеры горят желанием снова вернуться в большой спорт. Миллион примеров. У вас нет такого желания?
— Меня несколько раз просили вернуться. Но я понял, что в «Зенит», грубо говоря, уже не попаду. И даже в команду, которая ставит серьезные задачи.

А работать в «Анжи» с его нынешним руководством у меня никакого желания нет.

Я понял, что от возвращения в футбол я сейчас только потеряю. Поэтому решение об уходе стало окончательным. И на такое решение меня спровоцировало именно поведение руководства «Анжи», необъективное отношение с его стороны ко мне.

- Необъективность обычно находит выражение в зарплате…
— Не в зарплате было дело.

Скажем так: меня возмущало то, что играть должны были чьи-то дети…

Я знаю, что был прессинг по отношению к тренеру по поводу того, кто должен играть. С этим смириться я не мог. Мне надо было либо устроить уличные разборки с ними, либо закончить с футболом. Я решил закончить.

— А на Омари Тетрадзе обиды не было?
— Он признал, что была необъективность с его стороны. Мы говорили с ним. Он знает мои вопросы к нему.

— Есть такое мнение, что именно с вашей стороны, как человека, защищающего интересы дагестанского футбола, существует жесткая оппозиция в отношении селекционной политики «Анжи», в частности, привлечения большого количества грузинских легионеров.
— Да, я об этом говорил и говорю. Это палка о двух концах. С одной стороны говорят, что у нас нет своих футболистов уровня «Анжи». А откуда они возьмутся, если мы их не выращиваем в той же «Анжи»? Откуда они возьмутся, если мы не вкладываем деньги в футбол?

Я считаю, что это неправильная политика — засилье приглашенных футболистов. Я не националист.

В свое время в «Анжи» тоже довольно многонациональная команда была, и я в ней играл. Но девять человек из одной республики, как сейчас из Грузии, у нас никогда не было. И как понять точку зрения руководства «Анжи», которое заявляет, что прошедший сезон стал самым дорогим для клуба по футболистам, и тут же говорит, что все грузины достались нам бесплатно?

При этом руководстве «Анжи» и при этом тренере мы — Агаларов, Сирхаев, Будунов — не нужны.

Видимо, мы трое мешали кому-то в команде делать свои дела… Все трое закончили с футболом именно здесь, при этом руководстве и при этом тренере. Если при Хизри Шихсаидове (бывший премьер-министр Дагестана и президент «Анжи» — «Газета.Ru») мы имели возможность раскрываться, играть в футбол без интриг, то при нынешнем руководстве «Анжи» всегда возникали проблемы, потому что ему не нужны люди со своим «я». Сильный собирает вокруг себя сильных… Я всегда молчал при Гаджиеве, заглушал свое «я», потому что знал, что это делается для пользы дела. Ни одного человека руководство «Анжи» не проводило из футбола так, как ветераны того заслуживают. Не обо мне речь. 18 лет Магомед-Хабиб Курбанов играл в футбол! Его называли кавказским Марадоной. Разве не достоин он был прощального матча? Кто из «Анжи» ушел с благодарностью? Тот же Шамиль Лахиялов был вынужден уйти из клуба при нынешнем руководстве. Наши ребята играют за другие команды. Это разве ни о чем не говорит?..

«Исключительно по инициативе моих друзей возникла идея с проведением моего прощального матча, — добавил Будунов. — Пока никак не получалось. Весной, если будем живы-здоровы, организуем такой матч».

— Как вам прошедший сезон в первом дивизионе?
— Про «Анжи» я, честно говоря, не хотел ни вспоминать, ни обсуждать. Но в силу своих профессиональных, должностных обязанностей не могу не говорить. Болельщики после первого круга говорили: «Посмотрим, как будет во втором круге — как всегда, или иначе».

Потому что первый круг мы традиционно идем хорошо в таблице, а во втором, по выражению болельщиков, «сливаем».

В этом году получилась похожая картина. И если они думают, что в следующем году все будет по-другому только потому, что клуб привлек Игоря Яковлева (владелец торговой сети «Эльдорадо», с недавнего времени — совладелец и вице-президент клуба — «Газета.Ru»). «Анжи» каждый год задачу выхода в премьер-лигу ставит. И сейчас бюджет клуба — 20 миллионов долларов. Мне неприятно было читать это вранье в прессе, которое появилось с подачи руководства «Анжи». Команда представляет республику. Как она стала частной? Пусть расскажут.

— Ну, «Анжи» изначально была частным предприятием.
— Не была. В ней были государственные активы. Еще три года назад. Ей поступали деньги из правительства через министерство спорта.

Как нынешнее руководство «Анжи» «прихватизировало» клуб — это вопрос…

Я только рад буду, если «Анжи» будет в премьер-лиге. Я и сейчас при всем моем отношении к тому, что творится в клубе, готов ему помочь. Но дело в том, что моя помощь в «Анжи» не нужна.

Из клуба сделали семейный подряд.

Что, нет профессионалов, которые лучше разбираются во многих делах, касающихся деятельности клуба? Когда встал вопрос о покупке Сулейманом Керимовым команды «Анжи», я имел разговор с президентом республики. Он мне сказал: «Мы выйдем в премьер-лигу, потом я сам буду разговаривать с Сулейманом».

— Давайте вернемся к самому началу. Вы были инициатором приобретения «Анжи» Керимовым?
— Я хочу на эту тему в последний раз высказаться. Потому что много вокруг нее толков идет. И разное пишут. Султан (Магомед-Султан Магомедов, президент «Анжи» — «Газета.Ru») говорит вещи необъективные. Когда я ему сказал, что клуб хотят купить, он мне сказал, что он не против. Вообще, вся моя инициатива началась со слов президента «Анжи». В январе прошлого года мы говорили с ним, решали, чем я могу помочь накануне сезона. Он тогда мне сказал: «Я бы с удовольствием бесплатно отдал команду, лишь бы она при мне не утонула». После этого я начал разговаривать с людьми о том, что надо помочь команде. И эта информация через третьих-четвертых лиц дошла до Керимова — человека, который помогает спортсменам как никто другой. Имея такое состояние, он мог бы вообще не оглядываться на республику, тем не менее он уделяет ей внимание. Он сказал: «Я помогу, потому что сам дагестанец». Человек хотел строить интернаты, поднять общий уровень футбола в республике. Мне сказали, что я могу вести переговоры о приобретении им «Анжи». Я сказал Султану: «Вот так вот, есть интерес у людей. Ты говорил мне, что ты хочешь продать клуб, даже готов отдать бесплатно». Я спросил: «Команда чья?». Он сказал: «Моя». — «Надо еще с кем-то договариваться о приобретении помимо тебя?». — «Нет, я это сам все решаю». Потом выяснилось, что он должен посоветоваться с президентом республики. Я согласился: «Пойдем вместе к президенту. Покажем ему, что такой вариант хорош для всех». Он сказал «Да» и… пропал. Я имел разговор с Муху Гимбатовичем (Алиевым, президентом Дагестана. — «Газета.Ru») после этого. Видимо, Султан Бейболатович побывал у него раньше меня. Президент республики мне сказал: «Будун, мы же даем клубу деньги «под выход». А там мы с Сулейманом Абусаидовичем решим, как дальше». Все! Ко мне обратились как к президенту Дагестанского футбольного союза, мое дело это озвучить.

А сейчас Султан говорит, что ему предложений насчет клуба не поступало и ставит под сомнение мои слова о заинтересованности Керимова в приобретении «Анжи».

Но ведь президент Дагестана не отрицает, что они встречались с сенатором и вели разговор об «Анжи». Значит, интерес у Керимова был! И президент республики подтвердил это на встрече с журналистами.

Муху Алиев был не против приобретения Керимовым «Анжи».

Но пока все эти переговоры шли, клуб уже опустился в таблице на пятое место. Сейчас Султан говорит: «Мне Сулейман не звонил, это все ерунда». Он ставит под сомнение слова президента республики? Я бы вообще всю эту тему хотел бы обсудить с Султаном лично. Керимов сам говорил: «60 миллионов евро — это не лишние деньги, чтобы выбрасывать их на ветер. Я просто хочу республике помочь». Понятно же, что приобретение «Анжи» — это не бизнес-проект, а желание патриота. Он хотел от Кизляра до Дербента построить детские футбольные интернаты, поля, построить большой олимпийский центр — для всех спортсменов.

— Как сказал Муху Алиев, речь даже шла о стадионе вместимостью в 42 тысячи зрителей…
— Керимов говорил о таком стадионе с президентом Российского футбольного союза Виталием Мутко, и тот сказал, что если Россия получит право на проведение чемпионата мира по футболу, несколько матчей пройдут и в Махачкале при условии что такая арена будет построена.

— Пресс-атташе «Анжи» Кайрав Кагерманов на вопрос о том, сколько приблизительно стоит клуб, озвучил сумму в 50 миллионов долларов.
— Почему эту сумму озвучивает пресс-атташе? Наверняка эта сумма называлась руководством клуба.

Я разговаривал с агентами футболистов и знаю, что за прошедший год руководство «Анжи» на трансферы потратило около 450 тысяч долларов.

Так откуда взялась эта сумма в 50 миллионов долларов? А вы купили бы «Жигули» по цене «Мерседеса»? Человек тратил деньги на команду в прошлые годы? Ну, спасибо ему. Ведь при переговорах о приобретении Керимовым «Анжи» сразу было обозначено, что Магомед-Султан Магомедов останется почетным президентом клуба. Потому что он эту команду создал. И по всем моральным нормам это было бы правильно. И при управлении клубом к мнению Султана всегда прислушивались бы. Но если человек открыто не говорит, чего он хочет, а начинает вилять, играть, я этого не понимаю. Это и заставило меня «упереться» по-своему и отойти от участия в этих переговорах. Люди разговаривают на высоком уровне — вот пусть и разговаривают. Если я не могу чем-то посодействовать, помочь, зачем мне туда лезть?

— Может быть так, что эта сумма — 50 миллионов долларов — не устроила Керимова и отбила всякое желание вести дальнейшие переговоры?
— Я не разговаривал на эту тему с Керимовым. Я от руководства «Анжи» цену так и не услышал. Хотя ждал два месяца. У меня нет таких полномочий, чтобы каждый день бегать в Москву и встречаться с Керимовым, обсуждать какие-то вопросы. Я хотел только, чтобы в Дагестане был футбол хорошего уровня, хотел помочь детям, занимающимся футболом. Только из этих побуждений я и работал. И я нашел понимание в Москве. Но я не нашел понимания здесь, в республике. Видимо, кому-то не хотелось роста влияния Сулеймана Керимова, — этого и боялись, — и из покупки «Анжи» сделали политику. А Керимов готов был вложиться «50 на 50»: «Сколько я денег поставлю, столько же пусть поставит и другая сторона. Я готов и к такому варианту. И мы будем 50 на 50 рулить командой». Проблемы никакой. Он помочь хотел! И пусть никто не думает, что я сейчас на эмоциях наговорил что-то в интервью. Я за каждое свое слово готов ответить. А смогут ли ответить мои оппоненты?

— А вы, как государственный чиновник, не опасаетесь каких-то репрессий за свои высказывания со стороны более высокого начальства?
— Я готов и сегодня выполнять поручения президента. Я и выполняю то, что мне поручено. Но легче всего сказать человеку: «Ты делай». А помочь? У меня нет таких средств, чтобы в одиночку решать проблемы дагестанского футбола. Я не наворовал. Все знают, что я зарабатывал футболом. Я делаю, что могу. Я готов в любой момент уйти с должности замминистра спорта, если есть кто-то полезней меня на этом месте. Мне эта должность ничего не дает — одни затраты. Просто, сидя там, я хоть помочь могу кому-то — рядовым людям. В этом кайф.

— Вы говорили о намерении ввести учет футболистов в республике. Какова его цель?
— Чтобы ребята, которые выступают в дагестанском чемпионате, элементарно не пропали. Это наше достояние. И мы можем и намерены помогать им расти дальше. Понятно, что они «Анжи» не нужны сегодня. Но можно ведь трудоустроить их в другие российские клубы. Получается так, что «Анжи» — дагестанская команда, но с федерацией футбола они быть связанными не хотят, а хотят принимать все решения исключительно в своем семейном кругу. Только в этом случае получается, что из бюджета республики выделяются деньги на частную команду. Султану не надо было касаться в прессе всей этой истории с несостоявшимся приобретением Керимовым «Анжи». Все возникшие трения можно было решить в спокойной беседе. Ну, раз он решил говорить об этом публично, пусть и на возникшие вопросы ответит. Когда дело касается денег, ему хватает силы духа, чтобы говорить через прессу. До этого он ведь практически не общался с журналистами. Я открыт для разговора всегда. А эта переписка через прессу — не то, в чем я нуждался. Но за все, что я сказал, готов ответить.

Другие новости можно посмотреть на странице межсезонья.

Новости и материалы
Китай стал мировым лидером по переработке нефти
В бундесвере раскрыли причины отхода ВСУ с позиций
В Туркмении заявили о готовности поставлять газ в Европу
Депутат предложил легализовать тонировку стекол автомобилей
Врач перечислила симптомы рака кишечника
Глушаков рассказал, кто приказал Черчесову убрать его из сборной России
В Крыму раскритиковали передачу Зеленскому меча легендарного болгарского хана
Стал известен основной кандидат на выживание в РПЛ
Российский снайпер рассказал, как уничтожил отделение ВСУ
Rolls-Royce выпустила самый дорогой автомобиль в мире
Тренер «ПСЖ» объяснил, почему стал менять Мбаппе
Врачи дали прогноз по здоровью Байдена
Ирак ждет отчета от совместной комиссии с США о выводе их войск из страны
Германия пытается ограничить ущерб от аудиозаписи об атаке на Крымский мост
Пропавшего ребенка с аутизмом нашли с помощью мелодии из «Свинки Пеппы»
США ударили по ракете хуситов у берегов Красного моря
Стало известно, как взятие Авдеевки повлияло на жизнь в близлежащем селе
Игрок СКА получил множественные переломы в стыке с защитником «Торпедо»
Все новости