«Моя вина неоспорима. Не предвидел шторм»

Приговор по делу о гибели детей на Сямозере огласят в марте

Фигуранты «сямозерского дела» выступили с последним словом в суде в понедельник, 21 января. Вину в гибели детей признал только один участник процесса — координатор ставшего роковым похода Вадим Виноградов. Он подтвердил, что вывел отряд в поход, несмотря на предупреждение от МЧС.

Все фигуранты дела о гибели детей на Сямозере выступили с последним словом в суде. 21 января это сделали четыре из шести фигурантов дела - экс-директор парк-отеля «Сямозеро» Елена Решетова, ее бывший заместитель Вадим Виноградов, Валерий Круподерщиков — в момент трагедии студент-практикант Петрозаводского педколледжа и инструктор лагеря, а также и.о. регионального Управления Роспотребнадзора Людмила Котович.

Еще двое подсудимых — бывший руководитель Управления Роспотребнадзора по Карелии Анатолий Коваленко и экс-инструктор парк-отеля «Сямозеро» Павел Ильин — выступили с последним словом 27 декабря 2018 года.

Свою вину признал только один фигурант дела — Вадим Виноградов, под чьим руководством дети пошли в поход. Он извинился перед близкими погибших и пострадавших детей. По его словам, много лет назад погибла его младшая сестра, а теперь такую же боль он причинил другим.

«Больно осознавать себя причастным к этой трагедии, — сказал он. — Моя вина в этом преступлении неоспорима. Вывел отряд в поход, несмотря на СМС-предупреждение от МЧС».

Виноградов отметил, что виноват в том, что не предусмотрел шторм, не вызвал МЧС, послушавшись Решетову, допустил перегруз плавсредств,

передает корреспондент издания «Петрозаводск говорит» из зала суда. По его словам, система походов в парке «Сямозеро» складывалась годами. Был уверен, что Круподерщиков все контролирует, но переоценил ситуацию.

«Инструкторы и вожатые считали меня жестким руководителем. Это так. Но я не терпел панибратства и нарушения дисциплины. Я прошу суд разобраться во всех обстоятельствах дела и вынести справедливое решение. И еще. Я их всех помню», — передает слова Виноградова корреспондент «7х7».

В свою очередь, Круподерщиков заявил, что своей вины не признает. «Я сделал все, что мог в сложившейся ситуации. Больше добавить нечего», — сказал бывший инструктор лагеря.

Елена Решетова также не признала вину, переложив ее на непосредственных организаторов похода. Сначала голос ее дрожал, затем бывший директор лагеря расплакалась,

передает корреспондент kp.ru из зала суда.

«Ни одно решение (касающиеся похода) не было согласовано с директором. Уважаемые родители! То, что произошло 18 июня 2016 года, несправедливо, неправильно, я бы сказала, дико. Я знала каждого из ребят. Они все часть моей жизни. Я приношу самые искренние извинения, глубоко уважаю ваши чувства. Понимаю, что никакой судебный процесс не облегчит боль утраты. Однако будет жестоко и несправедливо, если наказание понесут те, кто не совершал ошибок», — сказала она.

Подсудимая добавила, что в момент трагедии находилась за тысячи километров и не была осведомлена о ситуации. «Трагедия стала следствием просчетов и ошибок конкретных лиц, а не оздоровительного учреждения. Это организаторы похода, к сожалению, пренебрегли обязанностью подобрать каждому участнику подходящий по размеру жилет», — передает ее слова «7х7».

Директор лагеря заявила, что учреждение всегда имело хорошую репутацию: «Мои воспитанники никогда не жаловались на условия проживания. Жилье было хорошим, питание хорошим». По ее словам, 19 воспитанников отряда «Поморы» положительно отзывались о лагере, а это 82% членов отряда.

Решетова даже привела положительные отзывы со стороны тех детей, которые потом утонули: «им очень нравилось в лагере».

Людмила Котович, которая в тот момент занимала должность заместителя руководителя управления Роспотребнадзора, также не согласилась с предъявленным ей обвинением. Она заявила, что знает о собственной невиновности, поэтому ее «не мучает совесть» и ей «не стыдно смотреть родителям в глаза».

«Мои действия, не знаю, или бездействие не находятся в причинно-следственной связи с гибелью детей. Как я могу быть виновата в данной трагедии, если отсутствует субъективная сторона преступления, если я не только не была обязана, но и не могла предвидеть наступление общественно опасных последствий? Поскольку эти последствия наступили в результате событий, на которые управление, я лично была лишена возможности влиять», — отметила бывшая чиновница в своем последнем слове.

Котович обвиняют в халатности, повлекшей гибель детей. По версии следствия, управление Роспотребнадзора не отреагировало должным образом на нарушения, которые имели место в парк-отеле «Сямозеро».

Также на судебном заседании присутствовали две матери погибших детей. По их словам, они ожидают, чтобы все запрошенные прокуратурой сроки для обвиняемых были исполнены. Кроме того, женщины считают, что многих, кого стоило наказать за смерть их детей, не привлекли к делу.

Ранее гособвинение попросило назначить Решетовой 9,5 лет заключения, Виноградову — 8 лет, Круподерщикову — 6, Ильину — 4 года. Отбывать наказание, по мнению прокурорских работников, подсудимые должны в колонии общего режима. Еще двум обвиняемым по делу, Коваленко и Котович, сторона обвинения потребовала по 6 лет колонии-поселения. При этом прокуроры настаивают на том, чтобы Котович не занимала определенные должности на госслужбе и в органах местного самоуправления в течение 3 лет.

Кроме того, со стороны потерпевших в горсуд Петрозаводска поданы многомиллионные иски о компенсации морального вреда. В свою очередь, адвокаты попросили оправдать подсудимых, а защитник Виноградова — назначить более мягкий приговор. Вердикт суда будет оглашен 18 марта.

Напомним, трагедия на карельском озере Сямозеро произошла в июне 2016 года. Из оздоровительного лагеря в поход по водоему на двух каноэ и надувном плоту, несмотря на неблагоприятную погоду, отправились 47 детей и четверо сопровождающих взрослых. Во время шторма лодки перевернулись, а плот прибило к берегу. Погибли 14 подростков в возрасте от 11 до 15 лет. Лагерь был закрыт.

31 июля 2017 года вступил в законную силу приговор в отношении фельдшера Суоярвской районной больницы, которая не приняла вызов тонущих на Сямозере детей. Она была признана виновной в халатности и приговорена к трем годам колонии-поселения. Отбывать наказание Ирина Щербакова должна будет после того, как ее десятилетней дочери исполнится 14 лет.