«Распихали по карманам»: куда утекли миллионы Захарченко

Адвокат Захарченко рассказал, куда могли пропасть миллионы его клиента

Следственный комитет России проводит доследственную проверку по факту хищения части денег, изъятых у экс-офицера МВД Дмитрия Захарченко. Пропало около 200 млн руб. Как рассказал «Газете.Ru» адвокат «полковника-миллиардера», деньги могли выносить понемногу в течение года, пока они находились на хранении в СК. Он также считает, что хищение сильно пошатнет позицию обвинения.

Из девяти миллиардов рублей, которые были изъяты во время обыска в квартирах родственников экс-полковника МВД Дмитрия Захарченко, пропало около 200 млн руб. По факту пропажи главное следственное управление по расследованию особо важных дел Следственного комитета РФ начало доследственную проверку.

Деньги, изъятые из двух квартир, принадлежавших родственникам Захарченко, изначально отправили в здание главного следственного управления (ГСУ) СКР по Москве на Новом Арбате. Затем после пересчета и составления соответствующих документов их держали в спецхранилище.

В конце апреля деньги, упакованные в 44 коробки, опечатанные и опломбированные, были доставлены в кассово-инкассаторский центр «Волгоградский» «Сбербанка», где их должны были пересчитать перед отправкой в Федеральное казначейство.

Реклама

«Деньги были доставлены в «Сбербанк» в конце апреля, компанией «Росинкасс» в сопровождении сотрудников правоохранительных органов. Пересчитывались они комиссионно по стандартной процедуре под полным видеоконтролем. Именно сотрудники «Сбербанка» обнаружили недостачу и обратились к правоохранителям. Мы убеждены, что профессионалы из Следственного Комитета смогут разобраться и установить все обстоятельства произошедшего», — сообщили «Газете.Ru» в пресс-службе «Сбербанка».

Тем не менее, следствие запросило у руководства кредитной организации сведения на всех сотрудников, участвовавших в пересчете, а также попросило обеспечить их явку в следственные органы для опросов в рамках проверки.

В СК РФ и «Росинкасс» не смогли предоставить «Газете.Ru» оперативный комментарий.

200 млн рублей — сумма во всех смыслах немаленькая. Как показал эксперимент, проведенный на одном из заседаний по делу экс-министра экономического развития Алексея Улюкаева, даже $2 млн в стодолларовых купюрах весят порядка 20 кг и занимают достаточно внушительную коробку.

Один из адвокатов Захарченко Александр Карабанов считает, что «операция» могла проворачиваться в течение длительного времени.

«Сомневаюсь, что к пропаже причастны сотрудники «Сбербанка» или инкассаторы. Дело в том, что во всем этом присутствует странное обстоятельство — сама пропажа денег обнаружилась только при их пересчете в «Сбербанке». Это говорит о том, что деньги в принципе все это время находились, скорее всего, в здании СК. И находились они там с момента изъятия — а это уже больше года. За год чисто физически возможно вынести любую сумму, распихивая ее по карманам и портфелям», — заявил «Газете.Ru» Карабанов.

Адвокат также указал на то, что к деньгам имел доступ ограниченный круг людей. Если факт хищения будет установлен, следствие возбудит уголовное дело и виновные лица должны будут способами, которые закреплены в законе, компенсировать возникший ущерб, добавил он.

«После проверки по данному факту не составит сложности установить личности всех, кто имел к деньгам какое-либо отношение. Их привлекут уже к уголовной ответственности либо за халатность, либо за хищение, кражу денег», — считает Карабанов.

Рано или поздно Дмитрий Захарченко расскажет свою версию похищения денег, добавил его адвокат: «Тем более он человек достаточно осведомленный о внутренних инструментах, которые там [в МВД и СК] происходят. Его к этому обязывает сама ситуация, которая сейчас полностью дискредитирует следственную оперативную группу и ряд принятых решений. Безусловно, пропажа денег сильно покачнет позицию обвинения».

Александр Карабанов также представляет в суде интересы экс-супруги Захарченко Марины Семыниной, которая пытается вернуть свое арестованное имущество. Адвокат рассказал «Газете.Ru», что давление на Захарченко оказывается в том числе и через нее.

«В деле Семыниной приставы явно злоупотребляют своими служебными полномочиями. В частности, угрожают женщине тем, что они готовы ограничить ее выезд из РФ, ссылаясь на то, что она якобы не хочет добровольно вернуть им имущество (в виде двух автомобилей), которое ранее было передано на ответственное хранение. Хотя Семынина никаких действий не предпринимает, автомобили стоят в известных адресах и следствию ничего не мешает эти автомобили изъять. Мы также расцениваем это как элемент морального давления на Захарченко», — сказал Карабанов.

На данный момент на квартиру Марины Семыниной Никулинским судом наложен арест. По словам экс-супруги Захарченко, квартиру, в которой она сейчас проживает, ей купили ее собственные родители в 2007 году. А квартира, которая записана на общую с экс-офицером дочь, была подарена девочке дедушкой — Виктором Захарченко, который сейчас также арестован по делу о растрате.

В отношении гражданской жены Захарченко Анастасии Пестриковой Следственный комитет в мае возбудил уголовное дело о фальсификации доказательств.

Об этом сообщили во время заседания, где рассматривается иск девушки о взыскании с государства трех миллионов рублей за незаконное уголовное преследование (ранее СК заподозрил ее в хищении, но потом снял обвинения).

В сентябре 2016 года Дмитрий Захарченко был задержан сотрудниками ФСБ России, а позже — арестован. Его обвиняют в получении взятки, злоупотреблении должностными полномочиями и воспрепятствовании осуществлению правосудия. В ходе расследование по делу Захарченко следователи обнаружили у офицера и членов его семьи 13 квартир, 14 машиномест в элитных районах Москвы, а также четыре автомобиля, слиток золота весом 500 грамм, часы Rolex и драгоценности.

Кроме того, была найдена валюта в размере приблизительно 9 млрд руб., которую Следственный комитет теперь не относит к вещественным доказательствам. Сумма, тем не менее, находится под арестом до октября. Защита обвиняемого в коррупции полковника Дмитрия Захарченко также обратилась с заявлением о пересмотре дела в части обращения в доход государства денег, принадлежащих бывшему сотруднику МВД и его родственникам, в Никулинский суд Москвы.