Пенсионный советник

Олимпиада: шанс увидеть родных в последний раз

В ходе Игр пройдет встреча родственников, разделенных корейской войной

Жители Южной Кореи стоят с флагами у границы с Северной Кореей, 25 января 2018 года Lee Jin-man/AP
Жители Южной Кореи стоят с флагами у границы с Северной Кореей, 25 января 2018 года

Олимпиада в южнокорейском Пхенчхане запомнится не только скандалом с российскими спортсменами, но и очередной попыткой примирения Пхеньяна и Сеула. Две Кореи впервые выдвинули общую женскую хоккейную сборную, а атлеты стран будут выступать под общим флагом. Но самое главное в следующем: 16 февраля может пройти очередная встреча семей, разделенных корейской войной 1950-1953 годов. Для тысяч людей это будет чуть ли не последний шанс увидеть своих близких живыми спустя десятки лет.

Менее чем через месяц — 9 февраля нынешнего года — в южнокорейском Пхенчхане стартуют Зимние олимпийские игры. На Олимпиаду представители Южной Кореи пригласили своих соседей из КНДР.

Реклама

В Пхеньяне приглашение неожиданно приняли, более того, по совместному решению обеих стран была сформирована единая женская хоккейная сборная. Кроме того, стороны договорились, что атлеты обеих республик пройдут на церемонию открытия под флагом объединения: белым полотнищем с контурами полуострова. Ранее в исключительных случаях спортсмены двух стран уже выступали под общим знаменем, но на соревнованиях такого статуса, как Олимпийские игры, — ни разу.

В ходе Олимпийских игр, которые продлятся до 25 февраля, может состояться еще более важное и знаковое событие для Корейского полуострова — встреча членов семей, которые были разделены войной 1950-1953 годов. Предварительно Сеул и Пхеньян договорились провести это мероприятие в восточный Новый год — 16 февраля.

Для тысяч людей это будет чуть ли не единственная возможность увидеть своих родственников спустя десятки лет.

Один из них — 82-летний житель Республики Корея О Мён-Чин. «Мне было всего 15 лет когда, я в последний раз видел свою маму и младшего брата. Когда в 1950 году началась война, наш дом стоял неподалеку от Сеула. В тот день где-то вдалеке мы услышали стрельбу из винтовок и взрывы снарядов, однако папа решил что это еще далеко, и нужно успеть заготовить дрова, пока боевые действия не приблизились вплотную к нам. Он взял меня с собой. Никогда не забуду, как мы идем с отцом по деревянному мостику через речку, а на том берегу стоят мама и мой брат. Я сказал тогда матери, что мы скоро вернемся», — рассказал южнокорейский пенсионер телеканалу ABC News.

Однако вернуться в тот дом ему было не суждено. Вскоре после того, как отец и сын оказались в лесу, началась интенсивная бомбардировка, и мужчина с мальчиком несколько дней прятались в чаще от войны. Потом они вместе с другими беженцами перебрались в Сеул, который в ходе войны неоднократно переходил из рук в руки.

Что было с матерью и его братом конкретно во время войны, О Мён-Чин не помнит. Но потом он смог наладить переписку с матерью, которая после боевых действий оказалась на северокорейской территории. «Наш старый дом стоял всего в паре километров от демилитаризованной зоны, которая сейчас разделяет две страны», — говорит он.

Лично встретиться с матерью О Мён-Чину уже не довелось, она так и умерла в КНДР. Сейчас он живет надеждой увидеть своего 76-летнего брата.

Нынешняя встреча родственников, разделенных войной, будет далеко не первой. И в предыдущие разы эти свидания, которые продолжались иногда по двое-трое суток, оказывались самыми счастливыми моментами в жизни сотен людей.

Одна из них — 85-летняя южная кореянка Лее Сун-Кю. «Тогда в 1950-м году мне было только 20 лет. Я была на третьем месяце беременности. И в один день мой муж, О-Ин-Сё, сказал мне, что ему необходимо уехать на десять дней. Я не поняла ничего, но поверила, что именно так и будет», — рассказала женщина журналистам.

По ее словам, позже оказалось, что ее супруг вступил в подпольную коммунистическую организацию и помогал готовить наступление северокорейской армии. «Через три дня после его ухода началась война. Я ждала своего возлюбленного очень долго. Эти 10 дней превратились в недели. Потом в месяцы, а потом — и в годы. Я пережила оккупацию, обыски, допросы, в общем, много чего. Но все это время я надеялась, что мой муж вернется, как и обещал. Я плакала много дней подряд, и все ждала», — говорит Лее Сун-Кю.

После войны она снова вышла замуж и родила еще пятерых детей. «Однако потом я подала заявку на участие в программе по воссоединению семей, оказавшихся по разные стороны демилитаризованной зоны. И в 2010 году мне повезло! Когда я увидела моего мужа спустя столько лет, его нельзя было узнать ни по чертам лица, ни по росту: он осунулся и сгорбился.

Но по его походке, по взгляду я поняла: да, это он!», — рассказала женщина.

По ее словам, сыну от этого мужчины в момент встречи было уже 65 лет. «В течение трех дней нам разрешили увидеться четырежды, наши встречи продолжались по два часа. На них была я, мой сын и бывший муж. Это были самые счастливые восемь часов в моей жизни», — заявила Лее Сун-Кю.

Проблема разделения семей стала актуальной для Корейского полуострова еще до начала войны 1950-1953 годов. Во время Второй мировой войны Корея была оккупирована Японией, и, по оценкам международных наблюдателей, в этот период времени разделенными оказались от 25 до 35% всех живущих в регионе семей. Затем война между двумя Кореями еще более усугубила это положение. После завершения боевых действий часть южных корейцев перебралась в США, где стала гражданами этой страны, что, с одной стороны, еще сильнее усложнило процедуру воссоединения, но, с другой стороны, позволило привлечь к проблеме внимание в том числе и международных неправительственных организаций.

Согласно имеющимся данным, войной и последующими трагическими событиями разделены оказались не менее 10 миллионов семей.

Впервые вопрос о встречах родственников, оказавшихся в разных лагерях конфликта, был поднят в 1971 году на международном уровне. При участии Красного Креста были установлены телефонные мосты между двумя Кореями, которые постоянно срывались из-за политических сложностей, однако они позволили людям, которые не видели друг друга десятилетиями, хотя бы поговорить.

В 1989-1991 годах десяткам беженцев было позволено посетить КНДР и встретиться с родственниками. Правда, эта программа затронула только тех беженцев, которые в тот момент проживали в США и Канаде. Те, кто жил в Республике Корея, на северокорейскую территорию допущены не были. Потом между Пхеньяном и Сеулом произошло очередное похолодание в отношениях, и поездки прекратились вовсе.

В июне 2000 года на саммите южнокорейский президент Ким Дэ Чжун и северокорейский лидер Ким Чен Ир впервые договорились о встречах родственников, которые живут в разных странах из-за войны и связанных с ней событий. Посредником выступал Международный Красный крест. В августе того же года прошли первые встречи этих людей. При этом многие из них были уже преклонного возраста. По данным Красного креста, в 2001 году умерли более 12 тыс. человек из тех 116 тыс., кто подали заявку в 2000 году на участие в программе воссоединения семей.

Тем не менее, с 2000 года прошло уже 18 встреч родственников, которые проживают по обеим сторонам от демилитаризованной зоны. Последняя из них имела место в 2010 году.

По оценкам Красного Креста, у тех, кто все-таки желает увидеть своих близких, осталась не так много времени для этого. 85% тех, кто подал заявки на участие в программах по воссоединению семей, уже старше 70 лет. В среднем каждый день уходит из жизни порядка 10 человек из числа участников этого проекта, а каждый год уносит жизни 3,7 тыс. человек, которые так хотели бы встретиться спустя десятки лет разлуки.