Пенсионный советник

«Коррупция нанесла РФ ущерб на 130 млрд рублей за 2,5 года»

Глава антикоррупционного управления Генпрокуратуры о взяточничестве в России

Александр Русецкий genproc.gov.ru
Александр Русецкий

Коррупция продолжает оставаться серьезной проблемой России, а преступления коррупционной направленности наносят серьезный ущерб государству. Об этом свидетельствуют в том числе и уголовные дела в отношении губернаторов или крупных государственных чиновников — Никиты Белых, Александра Хорошавина и Алексея Улюкаева. О том, какие меры принимаются для противодействия коррупционерам и сколько денег удалось вернуть государству, «Газете.Ru» рассказал начальник управления по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции Генпрокуратуры РФ Александр Русецкий.

Управление по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции Генпрокуратуры РФ в 2017 году отмечает десять лет с момента своего создания. Как пояснил «Газете.Ru» в эксклюзивном интервью глава этого подразделения, государственный советник юстиции третьего класса Александр Русецкий, только за последние два с половиной года «антикоррупционные» прокуроры помогли привлечь к уголовной ответственности как минимум 45 тыс. коррупционеров.

Реклама

— Какие нарушения встречаются в ходе проводимых антикоррупционных проверок?

— Чаще всего это нарушения, связанные с неисполнением чиновниками обязанностей, запретов и ограничений, установленных антикоррупционным законодательством. Например, если не были приняты меры по урегулированию конфликта интересов на государственной и муниципальной службе. Чиновники могут не предоставлять сведения о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера или предоставлять недостоверные сведения. Также выявляются случаи, когда требования закона о контроле над расходами не соблюдаются. Хочу отметить, что прокуроры выявляют множество фактов коррупционных нарушений при государственных и муниципальных закупках, распоряжении бюджетными средствами и государственным имуществом, а также при предоставлении государственных и муниципальных услуг.

— Что сейчас происходит с коррупцией в нашей стране? Ее стало больше или меньше?

— За десять лет органами прокуратуры Российской Федерации выявлено свыше 3 млн нарушений законодательства о противодействии коррупции. И количество таких нарушений возросло в разы, если сравнивать с периодом, когда специализированные подразделения прокуратуры по борьбе с коррупцией еще не были созданы.

Например, если в 2007 году таких нарушений выявлено 106,5 тыс., то в 2008 году — уже 208 тыс., а к 2016 году оно возросло до 325 тыс. Только за первое полугодие текущего года уже выявлено свыше 160 тыс. фактов коррупции.

В результате принятых нами мер более 560 тыс. лиц наказаны в дисциплинарном порядке.

Все чаще по инициативе прокуроров за коррупционные правонарушения чиновников увольняют со службы в связи с утратой доверия. Только за прошлый год по такому основанию уволено около 380 лиц, а в первом полугодии нынешнего года уже почти столько же.

Также за десятилетний период за совершение коррупционных правонарушений свыше 86 тыс. лиц по постановлениям прокуроров привлечены к административной ответственности. На мой взгляд, одной из основных причин роста количества выявляемых прокурорами нарушений является продолжающееся совершенствование антикоррупционного законодательства, в том числе тенденция расширения круга лиц, на которых распространяются установленные законом ограничения, обязанности и запреты.

— А штрафы, которые вы взимаете с коррупционеров, — насколько они крупные?

— Суммы наложенных штрафов достаточно внушительны. Например, за последние три с половиной года по инициативе прокуроров только по статьям 19.28 КоАП РФ (незаконное вознаграждение от имени юридического лица) и 19.29 КоАП РФ (незаконное привлечение к трудовой деятельности государственного и муниципального служащего, в том числе бывшего служащего) наложено штрафов на 2,5 млрд рублей.

Мы также пристально следим за исполнением законодательства о контроле за расходами чиновников и обращению в доход РФ имущества, по которому не предоставлено доказательств, что оно приобретено на законные доходы. За десять лет именно в этой сфере было выявлено свыше 14 тыс. нарушений закона, инициировано более 800 процедур контроля за расходами.

Имущество, приобретенное должностными лицами на неподтвержденные доходы, обращается в доход государства.

Мы активно работаем в этом направлении. Так, за последние три с половиной года с данным предметом требований прокурорами предъявлено 58 исковых заявлений. Общая стоимость такого имущества составила 2,5 млрд рублей. Судами удовлетворено 33 иска на совокупную стоимость имущества более 2,2 млрд рублей. Это транспортные средства, земельные участки, жилые и нежилые помещения. На некоторые объекты уже зарегистрировано право Российской Федерации.

— Есть ли какая-то статистика по лицам, осужденным за коррупцию? Удается ли привлекать к ответственности сотрудников правоохранительных органов и чиновников на местах?

— Имеющаяся статистика не всегда отражает реальный масштаб совершаемых деяний с учетом их высокой латентности. Тем не менее можно точно сказать, что только

за последние три с половиной года за совершение коррупционных преступлений осуждено более 45 тыс. человек, из которых 4,5 тыс. являлись должностными лицами правоохранительных органов.

За этот же период обвинительные приговоры по коррупционным делам вынесены в отношении более 400 депутатов представительных органов регионального и муниципального уровня, а также почти 3 тыс. должностных лиц органов государственной власти и местного самоуправления, большинство из которых — главы муниципальных образований и местных администраций.

— Каков ущерб от коррупции и есть ли данные, сколько денег удалось вернуть государству?

— По статистике, доля материального ущерба от коррупционных преступлений из года в год составляет примерно 10% от суммы ущерба, причиняемого всеми видами преступлений в целом по России, а размер причиненного преступлениями коррупционной направленности материального ущерба за последние два с половиной года превысил 130 млрд рублей.

Совместно с правоохранительными органами мы добились того, что возмещать причиненный коррупционными преступлениями ущерб стали чаще. В результате

за последние два с половиной года только добровольно погашенный ущерб составил порядка 10 млрд рублей. При этом приняты меры по обеспечению его взыскания на сумму свыше 70 млрд рублей. Речь идет об изъятом и арестованном имуществе.

— Чем отличаются условия службы и отбора в антикоррупционные подразделения от других служб внутри Генпрокуратуры?

— Некоторые отличия есть. Например, у нас предусмотрена особая процедура назначения на должность и освобождения от должности, а также специальный порядок привлечения к дисциплинарной ответственности. Назначение на должность производится после тщательного изучения в ведомстве личности кандидата, который должен иметь не менее пяти лет стажа работы в прокуратуре, обладать необходимыми профессиональными качествами и безупречной репутацией. Отбор кандидатур происходит на заседании специальной комиссии.

В отличие от всех остальных работников прокуратур субъектов РФ, сотрудники антикоррупционных подразделений как на региональном, так и на федеральном уровне назначаются на должность только приказом генерального прокурора и могут быть привлечены к дисциплинарной ответственности исключительно по согласованию с первым заместителем генерального прокурора РФ. Кроме того, обязательно должна проводиться объективная проверка всех имеющих значение обстоятельств. Оперативное руководство работниками таких подразделений осуществляют лично прокуроры субъектов Российской Федерации.

— А какие конкретно функции выполняют эти специализированные подразделения?

— За прошедшие десять лет поставленные перед нами задачи регулярно корректировались, а полномочия и функции расширялись. Сейчас мы занимаемся следующими вопросами: следим за исполнением законодательства о противодействии коррупции и вырабатываем предложения по его совершенствованию; выявляем факты коррупции в работе различных госорганов и принимаем меры реагирования по ним. Например, привлекаем виновных к административной ответственности, причем среди тех, кого мы привлекаем, есть в том числе и юридические лица. Также мы проводим антикоррупционную экспертизу нормативных правовых актов и их проектов, следим за соблюдением закона при расследовании уголовных дел о фактах коррупции и поддерживаем гособвинение по уголовным делам о преступлениях коррупционной направленности в судах.