Немецкий флаг «потянул» на год

В Калининграде осудили активистов, повесивших флаг ФРГ над гаражом здания ФСБ

Мария Фихте, Калининград 17.06.2015, 19:48
«Газета.Ru»

В Калининграде в среду завершился громкий судебный процесс с политическим уклоном. Суд признал виновными в «хулиганстве по мотивам политической вражды» трех общественников, год назад вывесивших над гаражом ФСБ немецкий флаг. Подсудимые были освобождены из зала суда, поскольку им зачли годичный срок пребывания в СИЗО. С подробностями из зала суда — корреспондент «Газеты.Ru».

На оглашение приговора в Центральный районный суд Калининграда пришло около двадцати человек. Группа поддержки была одета разношерстно — от юноши в футболке с анархистской символикой до усатого мужчины в соломенной шляпе, которую он не снял даже в душном зале суда. У рамки металлоискателя тут же произошел конфликт, когда у одного из «гостей» что-то упорно звенело в нагрудном кармане, а человек говорил, что там нет ничего. В конечном итоге из кармашка выудили складной ножичек.

«Так на административный штраф можете нарваться», — предупредил судебный пристав, бросив нож на подоконник.

Когда в клетку доставили трех подсудимых — Олега Саввина, Дмитрия Фонарёва и Михаила Фельдмана, то по их широко открытым глазам стало ясно, что ребята не ожидали увидеть такую поддержку.

Калининградцы Саввин и Фельдман и москвич Фонарёв обвинялись по ч. 2 ст. 213 УК РФ (хулиганство по мотивам политической вражды), максимальное наказание по которой достигает двух лет. Именно этого и просил прокурор.

11 марта 2014 года — за пять дней до референдума о статусе Крыма — активисты вывесили над гаражом УФСБ государственный флаг Германии. Таким образом они протестовали «против двойных стандартов в политике российского государства». По логике общественников, раз в украинском Крыму на зданиях госорганов появились флаги иностранного государства, то и в России возможно подобное. А выбор на Германию пал из-за исторического прошлого Калининградской области.

Саввин и Фельдман являются членами «Комитета общественной самозащиты» — немногочисленной местной общественной организации, созданной, как сказано в уставе, «в целях поддержки базовых институтов демократии». Фонарёв — гражданский активист из Москвы. Именно он впоследствии чистосердечно признался, что привез с собой немецкий флаг и непосредственно вдел его во флагшток.

По данным следствия, Фонарёв, стоя у флага, также выкрикнул «Зиг хайль!», вскинув руку в нацистском приветствии.

Вначале политические хулиганы намеревались водрузить флаг на здание правительства Калининградской области, однако этой идее помешала слишком хлипкая самодельная лестница. Тогда они дошли до УФСБ (а это не более трехсот метров), увидев на хозяйственной постройке ведомства (как оказалось, гараже) флагшток, куда традиционно крепятся стяги к 9 Мая и Дню города.

После задержания у Фельдмана из рюкзака было изъято два куска гексогена. Сам задержанный утверждал, что взрывчатку ему подбросили оперативники ФСБ.

Больше года подсудимые провели в СИЗО, а стенограммы судебных заседаний практически сразу оказывались в соцсетях и читались как детективный сериал. Следствие доказывало факт хулиганства по мотивам политической вражды «в отношении какой-либо социальной группы», и в роли этой группы были выбраны ветераны Великой Отечественной войны. По весне суд посетил 93-летний полковник в отставке Борис Дмитриевич Глыбин, принявший в этом году участие в юбилейном параде Победы 9 мая в Москве. В итоге адвокаты и сами подсудимые, как показалось, не без удовольствия «потроллили» фронтовика, задавая ему вопросы типа «Вы могли бы пояснить, какие лично вы моральные страдания испытали?» или «Каким образом флаг ФРГ оскорбляет память погибших?».

Судья Алексей Полняков, читая приговор, который практически не отличался от обвинительного заключения, уложился в один час. Подсудимые слушали молча и только один раз улыбнулись, когда судья произнес характеристику взрывчатки — «повышенной мощности».

Когда же Полняков сообщил срок первому подсудимому Фонарёву (один год и один месяц лишения свободы в колонии общего режима), то всем присутствующим в зале стало ясно, что этот срок покрывает время пребывания в СИЗО. Народ начал переглядываться. Саввина приговорили к аналогичному сроку, а Фельдману добавили еще 23 дня за ношение взрывчатых веществ.

«С учетом зачтенного времени содержания под стражей считать наказание отбытым, изменить меру пресечения под стражей и освободить из-под стражи в зале суда немедленно», — подытожил судья.

После этих слов несколько человек захлопали, но никто их особо не поддержал. 42-летний Фельдман, у которого с детства диагностирован церебральный паралич, не отрываясь смотрел на свою пожилую мать Тамару Губареву, а когда судья вышел из зала, то мать бросилась к сыну и стала целовать его через решетку.

Адвокат Мария Бонцлер заявила «Газете.Ru», что «очень надеялась, что все так и произойдет». «Я всем транслировала эту идею — засчитать срок в следственном изоляторе и выпустить их на свободу, — продолжила адвокат, — По-видимому, это было услышано».

Вместе с тем защита продолжает настаивать, что «ребята ни в чем не виноваты». «По Фельдману мы подали жалобу в Европейский суд по правам человека (кстати, ее зарегистрировали в рекордно короткий срок. – «Газета.Ru»), сейчас намерены обратиться туда и по остальным, — сказала Бонцлер. — В Европейском суде будем требовать компенсации за время, проведенное в СИЗО».

По мнению защитника, «этот суд доказал, что судебная инстанция у нас лишняя». «Он просто перепечатал обвинения следствия. Можно было суд и не проводить. У нас было очень много сомнений в показаниях свидетелей, но ничего этого не было учтено», — заключила Мария Бонцлер.

Представитель прокуратуры Михаил Горшков, комментируя «Газете.Ru» приговор, сказал, что «в принципе, удовлетворен результатом, поскольку состоялся обвинительный приговор» (он уточнил, что предлагал срок наказания «чуть больше»).

При этом прокурор считает, что «уголовное преследование было лишено политической окраски».

Отвечая на вопрос о том, «задевают ли» прокуратуру планы защиты подать в Европейский суд по правам человека иск о компенсации, прокурор заулыбался: «Это их право — обжаловать вынесенный приговор, а также обратиться в Европейский суд, мы на это повлиять не можем».

Подсудимые вышли из здания суда через час и сразу стали фотографироваться с соратниками, а те выкладывать снимки в соцсети.