«При помощи бит меня пытаются запугать»

Академик Василий Жуков рассказал «Газете.Ru», как ему ломали ноги преступники с битами и что это значит

,
gsu.net
Академик Василий Жуков рассказал «Газете.Ru», как ему ломали ноги преступники с битами, какие угрозы ему поступали и кого он считает заказчиком нападения, а также личную оценку ситуации вокруг Российского государственного социального университета (РГСУ). Экс-ректор РГСУ и его почетный президент был жестоко избит 26 августа у входа в спортивно-медицинский центр на территории парка «Сокольники» в Москве.

— Расскажите, пожалуйста, в каком вы сейчас состоянии. Какие были травмы, как сейчас врачи лечат.
— Когда тебе 67 лет, а не 30, когда ты только что перенес тяжелейшую операцию на плечевом суставе, практически беспомощный, а на тебя нападают два лба лет по 25, таких двухметровых, с битами, рассчитанными на слонов, то, конечно, после такой ситуации на теле у старика не останется живого места. На правой ноге множественные переломы. Была поставлена пластина, которая держится на 13 шурупах, каждая часть косточки тоже имеет свое крепление. В кости левой ноги трещина, она заживает. Еще я получил два очень тяжелых удара по коленной чашечке. Оттуда выкачивают накапливающуюся жидкость. Левая рука сломана. Весь живот синий. А живот у меня крепкий, поэтому пробить печень или селезенку не удалось, но ушибы по этим органам есть.

Господь Бог помог уберечь голову.

Один раз, когда убрал голову направо, очень тяжелый удар пришелся по здоровому плечу. Ну, а когда убрал голову в левую сторону, два тяжелейших удара битой прошли по тому плечу, которое перенесло операцию. Были опасения, что разрушится конструкция, которую в прошлом году еле-еле за пять часов лучшие хирурги России собрали. Она выдержала, но подвижность правой руки утрачена. Слава Богу, что по голове ни один удар не пришелся. Но это объясняется правильной защитой ногами, во-первых; во-вторых, тем, что мне все-таки удалось произвести два выстрела из травматического оружия, это охладило пыл нападавших.

— С вами был водитель, как его состояние?
— Моего водителя заблокировали в машине. Он из машины все-таки вырвался, получил три тяжелейших удара по левому плечу сзади, но прикрыл мою голову. После выстрелов очнулась, наконец-то, охрана, выскочила. Со второго этажа Центра Бубновского прибежали на помощь люди. Но нападавшие уже в это время убегали. Кстати, уголовное дело, вопреки тому, что пишет интернет, возбуждено по статье «покушение на убийство», а не «хулиганство».

— Это следователи вам говорят?
— Безусловно. Все, что я вам говорю, я говорю на языке правды. Пользуясь случаем, я хочу передать благодарность всем тем, кто организовывал убийство, за то, что либо они отдали невнятный приказ убить меня, либо наняли не очень профессиональных людей, которые с их задачей не справились. А персональный привет я, конечно, хочу передать трем сотрудникам Министерства образования и науки — один из них только что сменил место работы. И более мелким людям, которые имеют прямое отношение к тому, что со мной произошло. Все имена заказчиков известны сотрудникам правоохранительных органов, которые ведут следствие по данному делу. Если очень коротко, то на моем теле, на моей семье и на Российском государственном социальном университете отрабатывается современная технология рейдерского захвата госуниверситета мощным кланом — назовем его «краснодарским». Не забудем, кстати, и человека, который исполняет сейчас обязанности ректора университета, — Наталью Починок. Всем им привет.

Василий Иванович, ваша дочь Галина рассказывала нам, что, когда преступники на вас напали, они требовали отозвать судебные иски. О каких исках речь?

— Эта угроза была 12 августа. Меня встретило, как это принято называть, «очень приятное на внешний вид», но, тем не менее, лицо осетинской национальности и предупредило, что если моя дочь Лидия Федякина не отзовет из суда исковое заявление о восстановлении в должности ректора, то они получат приказ и начнут.

Тут он сделал красноречивый жест. У бойцов, у представителей боевых искусств, удар своим кулаком по своей руке означает, что будет безжалостный бой.

Поэтому меня фактически предупредили, что если Лидия, которую господин Ливанов (Дмитрий Ливанов, глава Минобрнауки. — «Газета.Ru») незаконно, на мой взгляд, освободил от обязанностей, не заберет заявление из суда по поводу восстановления, то начнут с меня, ну, а дальше уже внуки, дети и так далее. Но чем бы они ни запугивали, чем бы для меня эта борьба ни закончилась, никакого компромисса с этой бандой не будет.

А на следующий день после нападения был звонок моей дочери Лидии. Ей сказали, что происшедшее — это только прелюдия. И если она не заберет заявление, то все будет гораздо серьезнее, ее просто убьют. Это, кстати, одна из причин столь откровенного интервью. Мне важно защитить не столько себя — близких людей. Я хочу, чтобы заказчики знали — они «не в тени» и очередная акция, какой бы характер она ни носила, бессмысленна, потому что только усугубит их непростое положение.

— В какой стадии судебные иски? Когда они были поданы? Было ли решение?

— Первый иск, который Лидия Васильевна подала по поводу восстановления в должности ректора, уже рассмотрен Останкинским судом. Судья позволила себе удивительную вещь. Прокурор сделал заключение, что Лидия Федякина подлежит восстановлению. Но молоденькая судья делает вывод, что на человека, занимающего должность ректора, Трудовой кодекс и Гражданский кодекс не распространяются. Что, в соответствии с Законом об образовании, министр имеет право освободить любого человека без объяснения причин. Но дело в том, что Трудовой кодекс выше Закона об образовании. А Гражданский кодекс — выше всех других кодексов. Теперь впереди у Лидии Васильевны суд второй инстанции, и я убежден, что такой авторитетный судья, не раз доказывавший свою преданность закону, как Ольга Егорова, сумеет восстановить справедливость.

— Уже известно, что иск во второй инстанции именно Егорова будет рассматривать?
— Нет, Егорова председатель суда. Но у нее есть два заместителя, один по уголовным делам, другой по гражданским. Поэтому кто будет рассматривать, я не знаю. Но в Ольгу Александровну я верю.

— А на какое число назначено?
— На 16 сентября. Так что нам обеспечена до 16-го числа государственная защита.

— Почему вы считаете, что ваша дочь была незаконно снята с поста ректора РГСУ?
— Лидия Васильевна была на больничном листе, у нее был больничный по уходу за ребенком. Она мать троих детей, воспитывает их одна. На мой взгляд, судья (Останкинского суда. — «Газета.Ru»), во-первых, все делала для того, чтобы затянуть процесс рассмотрения элементарного дела и дать возможность разогнать весь ректорат РГСУ, весь персонал управления, уволить третью часть ученого совета, запугать всех тех, кто остался в университете, тем, что все они потеряют работу, удалить из ученого совета всех студентов, уничтожить библиотеку, распустить национальный общественный комитет «Российская семья», переместить на учебные площади подразделения, например, бухгалтерию. В ближайшее время тот же судья будет рассматривать иски по всем проректорам, которых тоже незаконно уволили. Одни находились в отпуске, другие были на больничном. И, тем не менее, всех «под гребенку» вместе с Лидией Васильевной уволили.

Откладывание рассмотрения этих дел, я считаю, это составная часть операции по рейдерскому захвату материально-технической базы богатейшего университета. Это я по глупости создал богатейший Российский государственный социальный университет «с нуля», с гостиницами в Анапе, в Сочи, с санаторием в Пятигорске, с роскошными помещениями в Воронеже, в Курске, в Подмосковье и так далее. Насколько мне известно, план набора студентов на этот год университет не выполнил, а значит, студенты этому руководству не нужны. Так что, судя по всему, им нужны помещения, которые можно было бы сдавать в аренду своим бизнес-партнерам.

Вот и идет расправа над моей семьей. Галину Васильевну, мою младшую дочь, лишили степени доктора экономических наук. Мою супругу, доктора математических наук, лауреата премии правительства РФ в области образования, заслуженного деятеля науки РФ, из университета выгнали. И меня при помощи бит пытаются запугать. Но я, во-первых, Жуков; во-вторых, я русский человек. Пусть продолжают пугать.

— В РГСУ говорят, что вы с апреля там не работаете (Жуков занимает должность почетного президента РГСУ).
— Я с большим удивлением узнал об этом. Потому что я официально в отпуске до 26 августа. Я попросил у и.о. ректора предоставить мне отпуск без содержания, необходимый для завершения реабилитации в Центре Бубновского. Мне официально отказали. Поэтому я сказал руководителю кадровой службы, что 26 августа с утра заеду в Центр Бубновского, возьму справку, что нуждаюсь в завершении реабилитации и восстановлении подвижности правого плечевого сустава. Любой лектор без правой руки — это не лектор. После этого заеду в поликлинику, открою больничный лист. Поэтому и университет, и госпожа Починок, и начальник службы кадровой очень хорошо знали, где меня ждать. Вот там меня и ждали, около Центра Бубновского.

Нападавшие очень хорошо знали, что избивали почетного доктора, почетного президента Российского государственного университета.

Ну а то, что в нашей стране безнаказанно можно избить жесточайшим образом битами академика Российской академии наук, избить человека, который отмечен двумя орденами «За заслуги перед Отечеством» 4-й степени, является лауреатом Государственной премии РФ, лауреатом премии правительства РФ, избран почетным доктором 18 университетов мира, — вот если они думают, что все это можно сделать из своих шкурных соображений безнаказанно, то они ошибаются. Будут сидеть.

— Василий Иванович, а для чего вашей дочери возвращаться в вуз, если у нее такой конфликт с Минобразования? Как в дальнейшем будет складываться ее работа, если ее все-таки вернут в вуз, отменят приказ Ливанова?
— Прекрасно, потому что государству Российскому нужны люди, для которых национальные интересы страны являются приоритетными и которые являются профессионалами в данной конкретной области. Кто должен руководить таким вузом, как РГСУ? Со дня основания его возглавлял академик Жуков, автор 500 работ, 63 монографий, из которых 29 переведены на другие языки. Сейчас есть доктор педагогических наук, профессор, член-корреспондент РАН, автор 138 работ, в том числе 13 монографий по профилю деятельности университета, мать троих детей, великолепнейшей лидер, которая прошла тяжелейшие испытания после того, как стала ректором после меня, — Лидия Федякина. И есть госпожа Починок, которая работала в банковской сфере. Я уверен, она не имеет представления об организации учебного процесса. Я не видел ни одной ее работы на социальные темы после защиты ею докторской диссертации.

Я стоял и стою за крайне важное для нашей страны, для гармонизации отношений между властью и населением социальное образование. За гармонизацию этих отношений, за мир и покой в моей стране. Ну, а эти ребятки — за приватизацию оставшейся нетронутой материальной базы научных и образовательных учреждений нашей страны. Так что время покажет, кто кому нужен.

Хотел бы обратить ваше внимание еще на одно. На мой взгляд, в деятельности министерства нарастает коррупционная составляющая. Вот то, что называется сокращением вузов, имеет два измерения. Первое — необходима оптимизация вузов. Есть несоответствие между количеством абитуриентов и количеством университетов. Но для того, чтобы проводить грамотную оптимизацию, нужно очень хорошо знать, в каких специалистах, в каком количестве нуждаются регионы страны. Сколько в том или другом регионе должно быть бакалавров, сколько специалистов, сколько магистров и по какой специальности. Я не вижу, что министерство это изучает. Я вижу, что оно наделяет придворные, послушные, фактически подконтрольные, подведомственные им вузы колоссальными площадями, которые сдаются в аренду не по рыночной стоимости. В таких случаях материально-техническая база университета используется не для оптимизации подготовки столь необходимых специалистов для нашей страны, а для обогащения тех людей, которые имеют право этими помещениями распоряжаться.

В стране в области образования происходит очень многое. Но я, к сожалению, не могу увидеть среди происходящего того, что относилось бы к области защиты национальных государственных интересов страны. Моей страны.

P.S. Редакция «Газеты.Ru» обратилась к Минобразования с просьбой дать комментарий к интервью с академиком Жуковым. «Как вы думаете, что тут можно комментировать? У господина Жукова могут быть какие угодно причины (так говорить). Как это комментировать? Надеемся, что следователи ему помогут. Вообще, всю историю конфликтов Минобразования с Жуковым можно посмотреть в «Яндексе» и везде», — сообщили в пресс-службе Министерства образования и науки РФ.

Исполняющая обязанности ректора РГСУ Наталья Починок ранее в беседе с «Газетой.Ru» отказалась участвовать в обсуждении нападения на академика. «Я искренне сожалею о случившемся и уже опубликовала соответствующее заявление на сайте РГСУ», — сказала Починок. Ректор вуза принесла глубокие соболезнования семье Жукова.

Что касается переквалификации уголовного дела, то в полиции Москвы «Газете.Ru» пояснили, что они его вели, но сейчас материалов дела у них нет. «Оно было передано в Следственный комитет России», — сказали в пресс-службе полиции. В СКР пояснили, что общаться с изданием они будут только по запросу.£