«Сколько можно перекладывать ответственность на благотворителей»

Федеральная детская клиника обратилась за помощью в благотворительный фонд

,
РДКБ Минздрава попросила у фонда «Подари жизнь» 265 тыс. руб. на реагенты для определения групп крови. Выложившая запрос в интернет директор фонда объяснила свои действия «переполнившейся чашей терпения: сколько можно перекладывать ответственность с государства на благотворителей?» В самой больнице просьбу объяснили «необходимостью срочного пополнения запасов реагентов».

У федерального медцентра «Российская детская клиническая больница» нет средств на реагенты для определения группы крови и резус-фактора. Подтверждение этого — письмо за подписью замглавврача по медицинской части Ирины Брюсовой в адрес директора фонда «Подари жизнь» Екатерины Чистяковой — выложила в фейсбук сама Чистякова. Как сказано в письме, в больнице закончились реагенты. В связи с чем фонд просят «по возможности, закупить реагенты на сумму 265,9 тыс. рублей». Счет и реквизиты компании-поставщика прилагаются. «Эта бумага означает, что у РДКБ нет денег на закупку реагентов для определения групп крови», — написала под фотографией документа Чистякова.

Сообщение Чистяковой в фейсбуке нашло понимание у ее коллег, в том числе у главы украинского благотворительного фонда «Счастливый ребенок» Ирины Гавришевой. «А мы своему центру ТКМ группы крови недели полторы назад покупали. И тесты на сифилис и ВИЧ. Осталось пробирочек для коагуллограммы докупить, а то «у нас осталось еще... ну... коробочка».

Интересно, какой из фондов (не из СНГ) может понять закупку фондами реактивов для определения группы крови в гематологические центры?» — написала Гавришева.

Как объяснила Чистякова «Газете. Ru», эта просьба — лишь одна в ряду многих подобных просьб, которые фонд получает ежедневно, и не только от РДКБ. «Наш фонд ежедневно получает два десятка подобных просьб, — рассказала она. — Мы рады помочь, и понимаем, что без благотворительной помощи лечение рака не обходится ни в одной стране мира. Однако в этом году мы отмечаем рост обращений от федеральных клиник за помощью в покупке самых элементарных вещей, без которых работа онкологических отделений невозможна в принципе».

Еще одна серьезная проблема этого года, отмечает Чистякова, — недостаточное финансирование специализированной и высокотехнологичной медицинской помощи. Фонду приходится оплачивать детям операции, которые раньше выполнялись бесплатно. «Думаю, что вопрос улучшения финансирования здравоохранения должен решаться как минимум на уровне правительства Российской Федерации, так как ведомств, отвечающих за формирования госзадания клиник, много: это не только Минздрав, но и ФАНО, например. Опубликованная заявка от РДКБ — это всего лишь иллюстрация к ситуации, в которой оказалось все здравоохранения в этом году. Но данный запрос достаточно яркий в том смысле, что просят купить базовые реагенты, без которых работать невозможно в принципе.

Решение о публикации связано с тем, что чаша терпения переполнилась. Сколько можно перекладывать ответственность с государства на благотворителей? Квот в больницах нет, элементарных лекарств нет».

В пресс-службе РДКБ «Газете.Ru» рассказали, что в больнице действительно часто возникают ситуации, вынуждающие обращаться за финансовой помощью, «но это абсолютно дежурная рабочая ситуация». Собеседница издания подчеркнула давние многолетние взаимоотношения с фондом «Подари жизнь», а также тот факт, что он был основан на базе РДКБ и тесно взаимодействует с больницей, руководство которой «всегда рассчитывает на поддержку и понимание фонда».

«Мы просим разные вещи, просто есть отделения, которые регулярно спонсируются фондом по профилю, это не секрет, — отметили в РДКБ. — Непонятно, зачем нужно публично обсуждать это в СМИ. В общем-то, это некорректный шаг, когда внутренняя документация выносится на всеобщее обсуждение в социальных сетях.

Такое ощущение, что нам нужно оправдываться за то, что мы что-то просим, когда первоочередной целью стоит медицинская помощь детям. Мы свою работу делаем, если у нас чего-то нет, мы обращаемся туда, где нам регулярно помогают».

Пресс-секретарь министра здравоохранения Олег Салагай пообещал выяснить все обстоятельства этого дела. При этом, по его словам, увидев сообщение Чистяковой в фейсбуке, из Минздрава сразу позвонили главврачу, который уверил, что лаборатория работает в штатном режиме.

Между тем в распоряжении «Газеты.Ru» имеется письмо главного врача РДКБ Николая Ваганова в адрес директора департамента медпомощи и службы родовспоможения Елены Байбариной.

«К сожалению, служебная переписка фонда «Подари жизнь» выложена в сеть интернет директором фонда Чистяковой Е.К., — говорится в этом письме. — Сообщаю Вам, что на сегодняшний день проблем с реактивами для определения группы крови и резус-фактора в больнице нет».

К вечеру на сайте РДКБ появилось сообщение за подписью Ваганова: «В связи с многочисленными откликами в интернете о невозможности проводить в Российской детской клинической больнице обследования на группы крови и Ph-фактор руководство больницы сообщает: в настоящее время обследование доноров, пациентов на определение группы крови и Ph-фактора обеспечено. Обращение больницы в Фонд «Подари жизнь» было вызвано необходимостью срочного пополнения запасов реагентов для указанных целей».

По мнению президента Национального агентства по безопасности пациентов и независимой медицинской экспертизе, эксперта Национальной медицинской палаты Алексея Старченко, столь незначительная сумма — не повод для обращения за помощью в благотворительный фонд. Поэтому, скорее всего, считает эксперт, речь идет о прикрытии чьей-то халатности. Не исключена, по его мнению, и коррупционная составляющая — больница закупает реагенты по конкурсу, а фонд может приобрести их у любого указанного ему поставщика.

«Эта история говорит о том, что отвечающие за непрерывное финансирование и оснащение больницы чиновники не справляются со своими обязанностями, — считает Старченко. — Надо понять, почему не оказалось реагентов — действительно нет средств или просто вовремя не были проведены конкурсы по закупке реактивов. На мой взгляд, не может быть такого, чтобы не было столь ничтожной суммы, скорее всего, опоздали с конкурсом. Нельзя говорить и о том, что с количеством реагентов просчитались и их не хватило. Это плановые позиции, и не хватить чего-то может в конце, но никак не в середине финансового года. Значит, вообще не планировали. Поэтому и обращаются не в Минздрав, а в фонд».

То, что государственное финансирование здравоохранения в России не покрывает расходы на лечение тяжелобольных детей, давно признанный на всех уровнях факт. Однако сами фонды разделяют свои расходы на те, которые не финансируются государством в принципе, и те, что не покрываются за счет бюджетных средств вследствие несовершенства нормативной правовой базы, в частности неповоротливости процесса закупок. В итоге фонды закупают необходимое медучреждениям оборудование и предметы в случаях, когда поставки по тендерам не пришли из-за длительной процедуры госзакупки, а также современное оборудование, получение которого за счет средств бюджета возможно только через годы.

Кроме того, фондам приходится принимать меры по экстренной закупке медикаментов и реактивов (когда нельзя терять время на длительную процедуру в рамках пресловутого 94-го закона о госзакупках). И похоже, что до сегодняшнего демарша Чистяковой это всех устраивало.

Во всяком случае за год, прошедший с момента обсуждения темы взаимодействия власти с благотворительными фондами Советом при правительстве России по вопросам попечительства в социальной сфере под председательством вице-премьера Ольги Голодец, ничего не изменилось. Хотя уже на том заседании сопредседатель попечительского совета фонда «Подари жизнь» Чулпан Хаматова говорила, что, вынужденно подменяя собой государство, фонды тратят массу средств, которые могли бы пойти на то, что не оплачивается государством. А именно на оплату донора костного мозга (в России трансплантация костного мозга от неродственного донора проводится исключительно при поддержке благотворителей), закупку, ввоз и таможенное оформление незарегистрированных в РФ лекарств, оплату проживания иногородних пациентов, находящихся на амбулаторном лечении.

Голодец тогда возразила, что закон позволяет медучреждениям экстренно закупать лекарства из резервного фонда, а также производить перераспределение средств в рамках ОМС. В то же время, напомнила вице-премьер, сам тариф ОМС уже увеличился на 61%. «Это серьезное подспорье, и если что-то не вошло в тариф и не оплачивается, с этим надо разбираться, — заявила она. — Надо рационально и эффективно использовать то, что есть».