Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Протест как военное положение

Новая редакция закона о военном положении радикально расширяет полномочия белорусских силовиков

Денис Лавникевич (Минск) 24.02.2014, 14:40
Президент Белоруссии Александр Лукашенко РИА «Новости»
Президент Белоруссии Александр Лукашенко

Посмотрев на украинские события, белорусские власти решили серьезно расширить свои полномочия в преддверии череды выборов в стране. Политики опасаются, что киевский Майдан может повториться в Минске осенью 2015 года в ходе следующих выборов президента. Чтобы иметь возможность подавить бунт в зародыше, власти готовятся принять предельно ужесточенную версию закона о военном положении.

На этой неделе белорусские депутаты готовятся принять поправки в закон «О военном положении», которые расширяют это понятие и направлены на моментальное жесткое реагирование властей при массовом народном протесте. Как оказалось, законопроект президент страны Александр Лукашенко внес на рассмотрение в парламент еще в декабре прошлого года, как раз когда протест в Киеве начал переходить в силовую плоскость. Но все это время о существовании этого законопроекта не знал никто: о нем не сообщали официальные информагентства и СМИ, нет никакой информации на сайте законодательного органа. Формально сейчас готовится к принятию только закон «О похоронной деятельности», а закона, связанного с военным положением, в природе не существует – в официально обнародованных планах работы парламента его нет. Обнаружился законопроект случайно, в конце прошлой недели, на национальном правовом интернет-портале Pravo.by. После этого депутаты уже не стали отрицать, что он действительно готовится к принятию.

«В парламенте закон находится с 9 декабря 2013 года. Мы наткнулись на него случайно, когда искали проект закона об альтернативной гражданской службе, — рассказал белорусскому изданию «Салідарнасць» координатор кампании «За альтернативную гражданскую службу» Михаил Пашкевич. — Если дополненный вариант закона одобрят, в случае введения военного положения силовики получат полный карт-бланш на любые действия.

Если учесть, что проект был внесен в декабре и по инициативе Лукашенко, то аналогии с Украиной налицо. В случае утверждения поправок белорусы станут заложниками всевластия силовиков».

Изменений в закон и в самом деле предлагается много. Начинаются они уже с первой статьи закона, с определения понятия военной угрозы, которая является основанием для введения военного положения. Теперь военной угрозой предлагается считать не только угрозу нападения на Белоруссию, как было прежде, но и «действия, направленные на инициирование в Республике Беларусь массовых беспорядков… против независимости, территориальной целостности, суверенитета и конституционного строя Республики Беларусь».

Изменится и режим въезда-выезда. Ранее его можно было ограничивать для иностранных граждан и лиц без гражданства. После внесения изменений – для всех: «введение особого порядка пропуска через Государственную границу Республики Беларусь физических лиц, транспортных средств и товаров». Ограничений для банков ранее введение военного положения не предусматривало. Теперь же в случае его введения вводится и «ограничение или приостановление банковских операций и иной деятельности, осуществляемой банками и небанковскими кредитно-финансовыми организациями».

Далее – о СМИ. В прежней версии просто ограничивалась свобода печати «путем введения предварительной цензуры с указанием условий и порядка ее осуществления, а также введением военной цензуры за почтовыми отправлениями и сообщениями, контролем за телефонными переговорами, установлением особого порядка аккредитации журналистов».

Теперь же и вовсе «в период военного положения запрещается работа средств массовой информации».

Также в новой версии появляется статья «Прослушивание и запись переговоров, осмотр почтовых и иных отправлений, телеграмм, обыск, личный досмотр граждан, досмотр находящихся при них вещей и документов, транспортных средств и провозимых на них вещей, осмотр помещений в период военного положения производится без санкции прокурора или его заместителя».

Помимо этого в старой версии закона были статьи, обязывающие белорусские власти в трехдневный срок с момента введения военного положения информировать генерального секретаря ООН о временных ограничениях прав и свобод граждан и о причинах принятия такого решения. Из новой редакции закона это положение исчезло.

Но более всего впечатляет новая редакция статьи 18 «Применение оружия, боевой и специальной техники». Ее новая редакция гласит: «Военнослужащие и сотрудники военизированных организаций, привлекаемые для обеспечения режима военного положения, не несут ответственности за вред, причиненный в связи с применением физической силы, специальных средств, боевой и специальной техники, применением оружия в предусмотренных настоящим законом и иными законодательными актами случаях, если:

— ими не превышены пределы необходимой обороны или меры, необходимые для задержания лица, совершившего преступление;

— он действовал во исполнение обязательного для него приказа или распоряжения, отданного в установленном порядке, за исключением совершения им умышленного преступления по заведомо преступному приказу или распоряжению;

— он действовал в условиях обоснованного профессионального риска или крайней необходимости».

Получается, что после обновления закона в Белоруссии будет достаточно легко назвать акции протеста «массовыми беспорядками». А «иностранный след» в уличных акциях оппозиции белорусские власти неизменно находят еще с конца 90-х годов. Так было и после акции протеста в день последних президентских выборов.

Но после принятия обновленного закона власти в случае действительно массовых протестных выступлений смогут просто ввести в стране военное положение и подавить протесты при помощи армии. То есть сделать то, на что так и не осмелился Янукович на Украине.

«Изначально закон о военном положении писался на случай вооруженного конфликта с другим государством. Но теперь он трансформируется таким образом, чтобы его можно было применить в случае массовых протестных выступлений внутри страны, — сказал «Газете.Ru» белорусский политолог Виктор Демидов. — В 2010-м, сразу после откровенно подтасованных президентских выборов, протест был массовым, но хаотическим. Теперь же белорусы посмотрели телевизор, почитали интернет и поняли: если будет самоорганизация, то надоевшую власть вполне можно свалить. Вот чтобы подавить подобную самоорганизацию в самом зародыше, и предназначается новая редакция закона о военном положении».

В комиссии по национальной безопасности белорусского парламента корреспонденту «Газеты.Ru» сообщили, что основным разработчиком законопроекта стало министерство обороны. Совпадение или нет, но 21 февраля министр обороны Белоруссии Юрий Жадобин, открывая торжественное собрание в честь праздника 23 Февраля, заявил дословно следующее:

«Вооруженные силы были и остаются главным гарантом внутренней стабильности в стране. Непременным атрибутом современной войны являются непрямые действия — организация массовых беспорядков и провокаций».

То есть министр прямо дал понять: в случае повторения массовых беспорядков, подобных событиям конца 2010 года, на их подавление может быть брошена армия. Причем уже на вполне законных основаниях. Это подтвердил и лично Александр Лукашенко. Выступая 23 февраля на приеме руководящего состава вооруженных сил по случаю Дня защитников Отечества, он заявил: «Для нас Майдан не то что неприемлем. Майдана в Беларуси не будет».

Нет сомнения, что белорусские депутаты примут новую редакцию закона «О военном положении» — после 1999 года не было прецедентов, когда бы парламент не принял единогласно то, что предложил ему Лукашенко. Вопрос только в том, в какой день это произойдет. Но, как признают сами депутаты, закон будет принят уже до конца этой недели, вероятно — на закрытой сессии парламента.