Пенсионный советник

Не напрасное самоубийство

Минздрав снял с себя ответственность за смерть контр-адмирала Апанасенко

Ирина Резник 20.02.2014, 09:29
Вячеслав Апанасенко Facebook
Вячеслав Апанасенко

Смерть контр-адмирала Вячеслава Апанасенко, покончившего с собой из-за невозможности получить обезболивающее, была не напрасной: обнажив застарелую проблему, она заставит изменить инерционное мышление на местах, считают в Минздраве. Своей ответственности в трагедии в ведомстве, напрямую обвиненном Апанасенко, не видят. Ранее ответственность за гибель адмирала с себя сняли и в ФСКН.

После самоубийства контр-адмирала Вячеслава Апанасенко министр здравоохранения Вероника Скворцова поручила Росздравнадзору проверить организацию обеспечения российских пациентов обезболивающими препаратами. Это касается не только столичной поликлиники, к которой был прикреплен Апанасенко, и городского департамента здравоохранения — их проверяют отдельно. Речь идет о плановых и внеплановых проверках медорганизаций, оказывающих помощь тяжелобольным людям.

Как заявил журналистам на встрече в Минздраве в среду начальник управления организации госконтроля качества оказания медпомощи населению Андрей Шаронов, территориальные подразделения будут смотреть и на то, насколько правильно подбираются препараты и их дозировка, позволяют ли они купировать болевой синдром. И оперативно направлять информацию в региональные органы здравоохранения и в прокуратуру. Причем проверки будут касаться не только онкологии, но и других заболеваний, связанных с болевым синдромом.

На вопрос «Газеты.Ru», сколько времени потребуется на то, чтобы проверить все российские медучреждения, Шаронов ответил, что это и не нужно.

«Для того чтобы навести порядок, не обязательно проверить всех, — заявил он. — Многие главврачи переосмыслят свою работу по чужому негативному опыту. В частности, по случаю с Апанасенко»,

— заявил он.

Апанасенко обвинил в своей трагической гибели «Минздрав и правительство» — его семья не успела собрать нужное количество подписей на рецепте для получения необходимого ему обезболивающего (у контр-адмирала была терминальная стадия рака). Однако в Минздраве продолжают настаивать на оптимальности действующего порядка назначения и выписывания обезболивающих средств больным, а возникающие проблемы объясняют инерционностью мышления на местах. На днях ведомство вновь направило в регионы письмо с указанием привести свои документы в соответствие с установленным Минздравом порядком.

Рабочая группа для решения накопившихся в ситуации с обезболиванием проблем была создана еще в конце 2012 года, рассказала директор департамента лекарственного обеспечения и обращения медицинских изделий Елена Максимкина. И вступивший в силу летом 2013 года приказ от 20.12.2012 №1175н существенно упростил процедуру назначения и выписывания лекарственных препаратов.

Так, сейчас для выписки участковым терапевтом наркотического анальгетика уже не требуется ни специальной комиссии, ни предварительного назначения врача-онколога.

Единственное требование — подпись удостоверяющего рецепт администратора (главврача, его заместителя или завотделением), рассказала Максимкина.

«Иногда на местах принимаются собственные нормативно-правовые акты, противоречащие федеральным, но они нелегитимны, — заявила Максимкина. — А если в часы работы поликлиники в ней нет дежурного администратора с правом подписи, это вопрос организации работы этого ЛПУ (лечебно-профилактического учреждения). Кроме того, в большинстве ЛПУ такие пациенты наперечет, и рецепты для них можно подготовить заранее, не заставляя родственников сидеть в очереди.

Но, повторяю, это все вопросы организации работы».

Не предусмотрено федеральным порядком и присутствие самого больного, достаточно записать в карту данные лица, получившего для него рецепт, заявила Максимкина.

Требования сдавать пустые ампулы и использованные пластыри — также местная самодеятельность и «произвол».

Кроме того, согласно 1175-му приказу увеличивается предельно допустимое на один рецепт количество выписываемых наркотических препаратов. В частности, для паллиативных больных можно выписать до 40 ампул морфина, промедола, омнопона или буторфанола; до 60 ампул бупренорфина; до 20 трансдермальных терапевтических систем (пластырей) фентанила 50–100 мкг/час; до 40 таблеток пролонгированного морфина 60–200 мг и т.д. Этого количества достаточно для оказания необходимой обезболивающей терапии в течение десяти дней, отмечает Максимкина.

Новый порядок абсолютно исключил возможность ситуаций, аналогичных красноярской, где возбудили уголовное дело и осудили врача-терапевта, выписавшего онкологическому больному рецепт на обезболивающее в обход инструкций, утверждают в Минздраве.

А вот руководители здравоохранения на местах будут отвечать, в случае если единственная в районе больница не будет иметь лицензии на хранение и использование наркотиков. То же самое касается и подстанций скорой помощи. Приказ Скворцовой предполагает проверку и этой стороны их деятельности.

Еще один новый приказ Минздрава, вывешенный на обсуждение 7 февраля, предусматривает увеличение нормативов запаса наркотиков: в медучреждениях — с трех до десяти дней, а в сельских аптеках — до трех месяцев. «Сейчас любое отделение имеет право иметь трехдневную потребность, а приемное отделение --пятидневную, — пояснила Максимкина. — Но этот запас надо проверять и поддерживать, и это тоже вопрос организации работы».

Но вот самих отпускающих наркотические обезболивающие аптек категорически не хватает. По данным Минздрава,

на сегодняшний день из 70 тыс. аптечных учреждений соответствующую лицензию имеют всего 1664.

«Это требует дополнительных вложений и контроля, и субъекты Федерации должны этим заниматься, — заявила Максимкина. — Кроме того, мы неоднократно выступали за преференции для организаций, занимающихся этой деятельностью. Продиктованные ФСКН и МВД требования к предметно-количественному учету, перевозке и помещениям, в которых хранятся наркотики, достаточно серьезное обременение для организаций».

Кстати, по ее словам, требования силовиков не столь уж избыточные: с начала 2014 года в Москве уже дважды обнаруживались поддельные рецептурные бланки.

«У нас не излишне жесткие требования, — резюмировала директор департамента. — Те же отдельные рецептурные бланки и те же правила существуют, например, в Германии. Просто там более четко организована работа».

По словам Максимкиной, внесенный на днях в Госдуму по инициативе депутатов законопроект об увеличении срока действия рецепта до 30 дней не имеет смысла — обезболивающий препарат нужен больному срочно, а не через месяц. Кроме того, авторы документа «на бытовом уровне» спутали срок действия рецепта и время, на которое хватит полученного по нему препарата, то есть норму отпуска на один рецепт.

На встрече в Минздраве журналистов просили развеять миф об экономии бюджетных средств на обезболивающих — наркотические анальгетики во много раз дешевле препаратов для лечения рака (10 ампул морфина стоят 155 руб.) и выпускаются отечественными производителями. К тому же современные трансдермальные препараты совершенно не интересны наркоманам.

На вопрос «Газеты.Ru», чем же тогда объясняется снижение использования опиоидных анальгетиков в России, хотя, по оценке экспертов, всех поставок морфина хватает только на 4% нуждающихся, чиновники вновь перевели стрелки на «места».

«Минздрав не производит закупки наркотиков, — заявила Максимкина. — На федеральном уровне остались минимальные полномочия, определить потребность региона — задача департамента здравоохранения субъекта Федерации. И ее достаточно просто просчитать. А если специалисты считают, что у нас неправильно установлен норматив, пусть обращаются со своими предложениями».

По ее словам, Минздрав не хочет заниматься кампанейщиной, даже после столь ужасного трагического случая. «Ведется планомерная работа, и те проблемы, которые накопились в разделении легального и нелегального использования наркотиков, не исчерпываются одним днем».

Президент благотворительного фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер считает, что в России должен быть принят «закон адмирала Апанасенко», упрощающий доступ к обезболивающим препаратам для больных.

Об этом она написала в своем блоге на сайте «Эхо Москвы». «Не ищите виноватых, не наказывайте никого в советской манере, оставив проблему нерешенной. Поймите, это проблема не поликлиники, не хосписа, не Москвы, не адмирала. Это федеральная проблема, межведомственная. Ее решать должны совместно разные ведомства — Минздрав, ФСКН, Росздравнадзор, Минюст, Минпромторг.

Хватит уже трындеть, что с вашей стороны все в порядке. Получается, что у каждого в отдельности все в порядке, а оркестр не сложился.

Я очень прошу, сядьте вместе за стол переговоров», — призвала чиновников Федермессер.