После Путина три года ждут

Завершено расследование дела о взрыве на шахте «Ульяновская» в 2007 году

Следственный комитет завершил расследование дела о взрыве на шахте «Ульяновская» в Кемеровской области в 2007 году, который унес жизни 110 человек. Однажды следственные органы уже сообщали о завершении расследования, но позже его пришлось возобновить после взрыва на шахте «Распадская». Комментируя последнюю аварию, тогда еще премьер Владимир Путин публично усомнился в объективности разбирательства по «Ульяновской».

Спустя шесть лет после трагедии на шахте «Ульяновская» в Кемеровской области, где в результате взрыва погибли 110 человек, Следственный комитет (СК) наконец завершил расследование уголовного дела. Взрыв на «Ульяновской» произошел 19 марта 2007 года. Тогда в шахте закончила работать первая смена. В момент выброса метана, который повлек за собой взрыв, под землей находились 203 человека, в том числе 20 руководителей «Ульяновской». Проверка Ростехнадзора по следам аварии показала, что на шахте грубо нарушались правила безопасности и эксплуатации оборудования. Виновными в ЧП, согласно отчету ведомства, были признаны 42 человека.

Тем не менее СК завершил расследование, посчитав, что в гибели людей виновны лишь двое — инженер Нина Бычкова и диспетчер Владимир Полуянов.

В ноябре 2010 года они были признаны виновными по ст. 216 УК (нарушение правил безопасности при ведении горных работ). Как установил суд, Бычкова и Полуянов знали, что в шахте превышена максимально допустимая концентрация метана, но скрыли это. Сами подсудимые с обвинением были категорически не согласны. Выступая в суде, они доказывали, что делали все от них зависящее, чтобы спасти шахтеров, но их доводы оказались неубедительными. В итоге Полуянов отправился в колонию-поселение на три с половиной года, а Бычкова была осуждена на три года условно.

Начать новое расследование дела об аварии на «Ульяновской» в СК пришлось после взрыва на шахте «Распадская» в 2010 году, унесшим жизни 67 горняков. Комментируя последнее ЧП, Владимир Путин, занимавший в то время пост премьер-министра, публично выразил сомнение в том, что дело по взрыву в «Ульяновской» расследовалось объективно.

Заявление Путина привело к тому, что в числе обвиняемых по ст. 216 УК оказались еще несколько инженеров «Ульяновской», а также ее руководители. Правда, даже после санкции Путина на реанимацию дела следователям понадобилось почти три года, чтобы в нем разобраться.

Как сообщили в СК в среду, после утверждения обвинительного заключения прокуратурой перед судом по ст. 216 УК предстанут директор шахты Андрей Функ, начальник смены Юрий Пименов, механик участка вентиляции и техники безопасности Геннадий Краськов, а также бригадир и электрослесарь этого участка Олег Козявин. Горняки Денис Бут и Олег Собакин обвиняются в нарушении правил безопасности на взрывоопасных объектах, повлекшем по неосторожности смерть двух или более лиц (ч. 3 ст. 217 УК РФ). На скамье подсудимых также окажутся начальник Куйбышевского горнотехнического отдела Сергей Слепцов и его подчиненные — государственные инспекторы отдела Александр Костромин и Игорь Дмитриев – все они обвиняются в халатности, повлекшей по неосторожности смерть двух или более лиц (ч. 3 ст. 293 УК РФ).

По версии следствия, находившиеся под землей горняки погибли от взрывных травм, термических ожогов и отравления окисью углерода. Компании «Южкузбассуголь», которой принадлежит «Ульяновская», причинен ущерб на сумму более 616 млн рублей.

При этом сама по себе авария вызвана тем, что для выполнения плана добычи угля руководители шахты с июня 2006 года до момента взрыва игнорировали требования безопасности при ведении горных работ. Горняки из-за страха быть уволенными и снижения размера премий вопреки инструкциям продолжали добычу в неприемлемых условиях – большой концентрации метана и угольной пыли.

Руководство шахты для бесперебойной работы отключало специальную технику, которая при превышении допустимой концентрации метана в подземных выработках должна была блокировать электромеханизмы во избежание взрыва.

В частности, указывают в СК, технику выключали по указанию директора «Ульяновской» Функа, главного инженера Романа Прокопьева, а также начальника участка вентиляции и техники безопасности Сергея Королева (последние двое погибли при взрыве). Их подчиненные вносили в проводные сети системы защиты неисправности – они устанавливали некие приспособления, которые не позволяли автоматически остановить работу техники под землей. Доходило до того, что изменения вносились даже в программное обеспечение аппаратуры, предназначенную для обнаружения загазованности. Сотрудники и руководители шахты, отмечают следователи, не вносили в журналы записи об опасной концентрации метана и не сообщали о нарушениях специалистам горнотехнического надзора.

Что же касается руководителя и сотрудников Куйбышевского горнотехнического отдела областного управления Ростехнадзора, то их вина заключается в ненадлежащем надзоре за «Ульяновской».

В СК настаивают, что чиновники не пресекли нарушения со стороны руководителей шахты и не повлияли на то, чтобы под землей соблюдались правила по борьбе с угольной пылью – пыли было так много, что взрывы были даже в тех участках, где не было опасной концентрации метана.

Параллельно с завершением расследования по «Ульяновской» прекращено уголовное преследование 19 работников инженерно-технической службы шахты. Следствие поначалу считало, что они нарушили целый ряд предписаний по технике безопасности, но в итоге пришло к выводу о невиновности инженеров-техников. Дело в том, что они завершили работу до аварии, и «допущенные ими нарушения требований безопасности на предприятии не явились непосредственной причиной взрыва», констатировали в СК.