Годовщина началась с суда

Дело о гибели подростка в петербургской полиции, из-за которого поста главы регионального ГУ МВД лишился Михаил Суходольский, вернули в прокуратуру

Невский райсуд Санкт-Петербурга вернул в прокуратуру дело о гибели 15-летнего Никиты Леонтьева, которого до смерти избили в полицейском участке — эта трагедия, со дня которой прошел ровно год, привела к скандальной отставке генерала Суходольского с поста начальника регионального управления МВД. Мать погибшего утверждает, что следствие не дало ей возможности ознакомиться с материалами дела.

В понедельник Невский райсуд Санкт-Петербурга приступил к предварительным слушаниям по делу о гибели 15-летнего Никиты Леонтьева в отделении полиции в начале прошлого года. В убийстве подростка подозреваются два бывших сотрудника полиции — бывший участковый 25-летний Денис Иванов и бывший замначальника 75-го отдела полиции 40-летний Олег Прохоренков. Оба, по мнению следствия, до смерти забили задержанного подростка. Дела экс-правоохранителей не стали объединять в одно производство, и процесс по каждому из них проходит отдельно.

Обвиняемого Иванова, который уже год находится под стражей, привели в суд в наручниках под конвоем. Он был одет в джинсы и кожаную куртку, а на голову натянул черную шапку. Иванов старался никому не смотреть в глаза и прятал лицо, опуская голову вниз. На стадии предварительного следствия Иванов полностью признал вину и раскаялся, поэтому его дело слушается в особом порядке, то есть без судебного следствия. Бывшего участкового обвиняют по двум статьям УК — «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего» и «Превышение должностных полномочий с применением насилия».

Предварительное заседание длилось недолго.

Адвокат потерпевшей, в качестве которой выступает мать погибшего Ольга Леонтьева, ходатайствовал о возвращении дела в прокуратуру, поскольку он и его подзащитная не успели ознакомиться с обвинительным заключением и другими материалами дела. Судья Татьяна Михайлова согласилась с защитником и удовлетворила ходатайство.

Защита потерпевшей осталась довольна этим решением. «Суд удовлетворил наше ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору по выявленным процессуальным нарушениям, — заявил «Газете.Ru» адвокат Леонтьевой Сергей Токарев. — Эти нарушения не дают возможности рассмотреть данное уголовное дело на данном этапе. Поэтому сегодня же дело будет направлено районному прокурору».

По словам Токарева, им дали слишком мало времени, чтобы ознакомиться с материалами дела. Следователь якобы чересчур торопился отправить дело в суд, утверждает защитник. В итоге мать погибшего пригласили ознакомиться с заключением следствия за несколько дней до Нового года, когда она находилась на больничном. Кроме того, в документах, как говорит адвокат, есть явные ляпы: например, не указано время гибели Никиты Леонтьева.

Сразу после слушания по делу Иванова в том же Невском райсуде должно было пройти предварительное заседание по делу Прохоренкова, которому инкриминируют те же статьи, что и его бывшему коллеге. Но в понедельник заседание так и не состоялось: экс-полицейского «должным образом не уведомили» о начале предварительных слушаний, и судья Сергей Горобец отложил заседание на 25 января.

Мать погибшего подростка считает, что уголовные дела Иванова и Прохоренкова надо объединить в одно.

Она пока не знает, будет ли требовать от них компенсацию морального вреда. После окончания слушаний Леонтьева заявила журналистам, что младшая сестра Никиты испытала сильный шок и до сих пор зовет своего брата.

Между тем в понедельник исполнился ровно год со дня смерти подростка. Вечером 21 января 2012 года выходящие из опорного участкового пункта 75-го отдела на улице Шотмана полицейские услышали крики женщины. Ее сбил с ног некий подросток, несколько раз ударил и, отобрав сумку, убежал. По горячим следам задержали подозреваемого, которым оказался Никита Леонтьев. Вместе с потерпевшей его доставили в опорный пункт, где женщина написала заявление, а Леонтьева увели на допрос. В допросе участвовали трое – участковый оперуполномоченный лейтенант Денис Иванов, замначальника 75-го отдела майор Олег Прохоренков и 31-летний замначальника угрозыска 75-го отдела майор Алексей Малых.

Первоначально в полиции говорили, что «физическая сила применилась к Леонтьеву» только при задержании. Однако впоследствии следователи установили, что подростка жестоко избивали во время допроса. Судмедэксперты насчитали около 80 ударов, нанесенных подростку по голове и туловищу. Причем его били не только руками — участковый Иванов, как говорится в обвинительном заключении, использовал при допросе черенок от швабры.

«Находясь в помещении участкового пункта, Прохоренков схватил подростка за одежду и бросил его головой вперед по направлению стола, в результате чего подросток ударился головой о стол и упал на пол, — сообщали в Следственном комитете. — Затем Прохоренков нанес ему множественные удары кулаками по голове и телу. Иванов, действуя совместно с Прохоренковым, также нанес потерпевшему множественные удары черенком от швабры и кулаками по голове и телу».

В итоге школьник получил закрытую черепно-мозговую травму и ушиб головного мозга. Он скончался в машине «скорой помощи».

Иванова задержали через неделю, еще через месяц в СИЗО отправился Прохоренков. Третий фигурант дела — майор Алексей Малых — 5 февраля скончался в одной из клиник Санкт-Петербурга. По одной из версий, от инфаркта, по другой — от панкреатита. Все трое были уволены из органов.

На вопрос, почему он так жестоко избил задержанного, лейтенант Иванов ответил следователям, что не знает. Он сознался в содеянном, раскаялся и заключил договор о сотрудничестве. Позиция Прохоренкова пока до конца не ясна, он воспользовался конституционным правом не давать показания против себя. Известно только, что полностью виновным Прохоренков себя не признает.

В деле есть свидетель, который утверждает, что видел, как подросток грабил женщину. Однако личность этой женщины, как говорят адвокаты семьи погибшего, асоциальна и вызывает много вопросов. Свидетеля пока видел только следователь.

Никита учился в 8-м классе 132-й коррекционной школы при Центре восстановительного лечения (ЦВЛ). Агрессивным поведением мальчик не отличался. Главный врач ЦВЛ сообщил, что у Никиты наблюдались проблемы с общением. В эту школу он был направлен по заявлению родителей. Специалисты аппарата детского омбудсмена Петербурга выяснили, что ранее Леонтьев ни в каких противоправных деяниях замечен не был. На учете в отделе по делам несовершеннолетних подросток не состоял, на районную комиссию никогда не вызывался.

«В поле зрения социальных служб семья не попадала и к неблагополучным не относилась, — заявил детский омбудсмен Петербурга. — Мама с папой развелись около года назад. Никита остался с матерью, младшей сестрой, бабушкой и дедушкой. В этой квартире они жили уже давно. Соседи тоже не отмечают ничего плохого — ни проблем с алкоголем, ни каких-то конфликтов у этой семьи не было. Знакомые родителей утверждают, что Никита не употреблял наркотиков, занимался баскетболом».

Гибель Леонтьева вызвала не только мощный резонанс в СМИ, но и глобальные потрясения в правоохранительной системе города и области. Из Москвы в Петербург приехали сразу 60 инспекторов МВД для проверки работы полиции с несовершеннолетними. ГУ МВД Санкт-Петербурга, возглавляемое тогда Михаилом Суходольским, пошло на открытое противостояние с московским начальством, официально назвав предстоящую масштабную инспекцию управления «дестабилизирующим фактором» в работе полиции накануне выборов президента и выразив озабоченность «качеством проверочных мероприятий». Такого Суходольскому простить не смогли, вдобавок против его методов руководства подняли бунт высшие офицеры питерского главка. В итоге Суходольский лишился своего поста.