«Насколько это возможно — простите»

Экс-милиционер Павлюченков получил за убийство Анны Политковской 11 лет колонии: репортаж из Мосгорсуда



За убийство Политковской экс-милиционер Павлюченков получил 11 лет строго режима

За убийство Политковской экс-милиционер Павлюченков получил 11 лет строго режима

Максим Блинов/РИА «Новости»
Репортаж с процесса экс-сотрудника МВД Дмитрия Павлюченкова, одного из организаторов убийства Анны Политковской. На свой приговор он опоздал: по дороге обвиняемому сделалось плохо, и приставам пришлось вызывать ему «скорую помощь». На заседании бывший милиционер, который вел наружное наблюдение за журналисткой, извинился перед детьми убитой — пожелал, чтобы его судьба стала «уроком для молодых сотрудников правоохранительных органов».

В пятницу Мосгорсуд вынес приговор 43-летнему экс-сотруднику МВД Дмитрию Павлюченкову, который, по собственному признанию, состоял в группе, готовившей убийство журналистки «Новой газеты» Анны Политковской в 2006 году. В момент совершения преступления он занимал должность начальника 2-го отделения 4-го отдела оперативно-поискового управления ГУВД Москвы, в задачи которого входила организация наружного наблюдения. Согласно предъявленному обвинению, за денежное вознаграждение Павлюченков силами своих сотрудников организовал слежку за журналисткой, а позже передал оружие исполнителям преступления.

Первоначально Павлюченков проходил по делу в качестве свидетеля, однако, как утверждают в «Новой газете», в ходе журналистского расследования коллегам Политковской удалось прояснить его реальную роль в этом деле. 23 августа 2011 года бывший милиционер был арестован, а 31 мая 2012 года из-за проблем со здоровьем он был отпущен под домашний арест.

На последнее заседание процесса, проходившее в просторном зале нового корпуса Мосгорсуда в присутствии десятков корреспондентов различных изданий и телеканалов, подсудимый опоздал.

По словам адвоката Карена Нарсисяна, в пути его подзащитному стало плохо: сопровождавшему Павлюченкова сотруднику ФСИН пришлось самостоятельно сделать тому инъекцию реланиума — транквилизатора, применяемого в том числе при эпилепсии, которой страдает подсудимый.

Приступы эпилепсии у Павлюченкова начались несколько лет назад — как считает его мать Нелли Павлюченкова, причиной стали неоднократные черепно-мозговые травмы, первую из которых он получил во время службы в Афганистане. В огневую позицию тогдашнего десантника угодила мина, и после боя сослуживцы обнаружили Павлюченкова без сознания — он был сильно контужен, рассказала она «Газете.Ru». Последнее тяжелое сотрясение мозга у подсудимого было в декабре 2006 года (то есть после убийства Политковской): его сильно избили, подполковник милиции впал в кому, и после больничного его уволили из органов решением специальной комиссии ГУВД Москвы. Сам он заявлял, что это нападение — дело рук организаторов убийства Политковской. Как рассказал адвокат Павлюченкова Нарсисян, расследованием этого дела занимались оперативники ФСБ и, тем не менее, оно было спущено на тормозах.

На слушание, во время которого Павлюченкову предстояло выступить с последним словом и выслушать приговор, подсудимый прибыл с черной спортивной сумкой, набитой вещами.

Но, по словам его защитника, из-за действия успокоительного Павлюченков не сможет выступить с последним словом. Ему понадобилась помощь врачей. Потерпевшие были не против. «Я, как сторонник соблюдения прав человека, конечно же, не возражаю против оказания медицинской помощи, если есть такая необходимость», — подчеркнула адвокат семьи Политковских Анна Ставицкая. Судья Александр Замашнюк разрешил вызвать «скорую помощь», медики оперативно появились возле зала суда. Врачи вкололи подсудимому еще один седативный препарат — магнезию — и провели медицинское освидетельствование.

«Состояние Павлюченкова удовлетворительное, он может участвовать в судебном заседании», — обнародовал судья выводы медиков, подчеркнув, что он не собирается откладывать заседание.

Прежде чем дать Павлюченкову выступить с последним словом, адвокат Нарсисян попросил приобщить к делу сведения о наградах подполковника и справку об инвалидности II группы. Перечисляя награды, защитник подчеркнул, что среди них нет боевых, полученных в Афганистане: из-за погодных условий задержали рейс, которым летел однополчанин Павлюченкова, хранивший их у себя. На руках у адвоката оказались документы на медаль МВД «За доблесть в службе», знаки «За отличную службу», «200 лет МВД», несколько грамот от разных министров внутренних дел и руководителей столичного главка, а также Московского управления ФСБ и лично от Николая Патрушева — директора ФСБ с 1999-го по 2008 год.

Приобщив все это к делу, судья предложил сторонам еще раз заявить, какого наказания, на их взгляд, заслуживает подсудимый. Прокурор Гюльчехра Ибрагимова повторила, что Павлюченков признал свою вину, раскаялся, заключил сделку со следствием и выполнил все ее условия, оказав помощь в расследовании не только убийства Политковской, но и в расследовании других резонансных преступлений. Тем не менее, учитывая тяжесть совершенного преступления, обвинение попросило приговорить Павлюченкова к 12 годам лишения свободы и поддержало исковые требования потерпевших — 10 млн рублей в качестве компенсации морального вреда. Представлявшая интересы детей погибшей журналистки Анна Ставицкая не стала повторять свою речь, с которой она выступала на предыдущем заседании (тогда она потребовала для Павлюченкова максимально возможного срока), и сделала лишь одно замечание:

«Хорошо, что у Павлюченкова столько наград, но это только накладывает на него дополнительную ответственность».

После этого слово вновь взял адвокат Нарсисян. Он выступал долго и повторил все тезисы защиты, убеждая судью вынести подсудимому максимально мягкий приговор и по возможности ограничиться условным сроком. «Если вы сегодня делаете вид, что вы формально соблюдаете условия сделки, прося ровно две трети максимального срока, то завтра никто не захочет пойти на соглашение со следствием. Если, не дай бог, суд с вами согласится, то этот институт можно считать похороненным, — говорил адвокат. — Мой подзащитный уже не жилец. Обидно за других, обидно, что этот инцидент может повредить другим, негативно сказаться на борьбе с преступностью».

Наконец подсудимый обратился к суду с последней речью. «Я хотел бы принести извинения за те деяния, которые случились по моей вине, — сказал он. — Я раскаиваюсь, что меня в них втянули. Мне повезло, что я остался жив. На меня было покушение, угрожали моим родным, но я не собираюсь по этому поводу плакаться. Хочу, чтобы мой пример был уроком людям, которые идут работать в правоохранительные структуры, чтобы они не попадали в глупые и страшные ситуации — такие, в которые попал я. Говорить можно много, но от этого не станет легче ни семье Анны Степановны Политковской, ни моей семье».

«У семьи Анны Степановны хочу попросить человеческого прощения. Насколько это возможно, простите» — закончил Павлюченков спокойным уверенным тоном.

Перед оглашением приговора судья объявил часовой перерыв. Последний час на свободе подсудимый провел с матерью, женой и адвокатом. Нелли Павлюченкова настояла, чтобы сын пообедал. Приговор судья читал около получаса, описав обстоятельства подготовки преступления и распределение ролей между участниками убийства. Замашнюк подробно остановился на медицинском заключении о ранениях Политковской, полученных в результате выстрелов Рустама Махмудова из пистолета с глушителем, который тому передал Павлюченков: два огнестрельных в голову, одно — в левую часть грудной клетки, одно в бедро, с ранением в бедренную вену.

«Суд пришел к выводу, что достижение исправления и предупреждение новых преступлений возможны только в условиях изоляции от общества», — завершил судья Замашнюк. За убийство по найму, совершенное в составе организованной группы в связи с осуществлением жертвой профессиональной деятельности, а также незаконный оборот оружия (пп. «б», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 и ч. 3 ст. 222 УК РФ) бывшему милиционеру было назначено наказание в виде 11 лет колонии строгого режима.

Срок наказания будет исчисляться с 23 августа 2011 года, когда он был арестован. Кроме того, Павлюченкову придется выплатить семье Политковских 3 млн рублей.

— Осужденный, а теперь вас можно так называть, вам понятен приговор?

— Да, понятен.

В зале появился конвой. Прежде чем на Павлюченкова надели наручники и увели, он успел набросить куртку и перекинуться парой слов с адвокатом.