Снаряды разлетелись от рядового окурка

Солдат-срочник признался, что курил возле боеприпасов на полигоне под Оренбургом



Рядовой Александр Касаткин признал, что курил возле снарядов на полигоне под Оренбургом

Рядовой Александр Касаткин признал, что курил возле снарядов на полигоне под Оренбургом

РИА «Новости»
Рядовой Александр Касаткин, проходивший срочную службу под Оренбургом, признался, что закурил возле ящиков со снарядами и выбросил окурок, не убедившись, что он потушен. После этого и взорвались тонны боеприпасов. В прокуратуре заявляют, что ответственность понесут не только непосредственные виновные, но и руководители, допустившие возникновение ЧП.

В ходе расследования по факту взрыва четырех тысяч тонн боеприпасов на Донгузском полигоне возле Оренбурга возбуждено уголовное дело в отношении рядового-срочника Александра Касаткина. Как сообщили в Следственном комитете, солдат, проходивший службу по призыву в такелажной роте на складе ракетно-артиллерийского вооружения войсковой части 02068, обратился в следственные органы с явкой с повинной и рассказал, что курил возле ящиков с боеприпасами. Касаткин подозревается в преступлении по ч. 1 ст. 217 УК (нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах, повлекшее причинение крупного ущерба).

Как заявили в военном следственном отделе СК по Оренбургскому гарнизону, рядовой рассказал, что прибыл на полевой склад 9 октября 2012 года для проведения погрузочно-разгрузочных работ в составе взвода под командованием командира такелажной роты, старшего лейтенанта Алексея Титова. Через час после начала работ Касаткин вместе с одним из своих сослуживцев, в нарушение правил техники безопасности на взрывоопасных объектах, закурили.

По версии следствия, Касаткин выбросил окурок, не убедившись, что он потушен. Примерно через 10 минут после этого произошло возгорание ящиков с боеприпасами.

В настоящий момент уголовное дело в отношении Касаткина объединено с материалами расследования по ч. 1 ст. 349 УК РФ (нарушение правил обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих).

ЧП произошло на станции выгрузки боеприпасов Донгузского полигона, которая находится в непосредственной близости от жилых домов. В результате пожара и взрывов травму получил старший лейтенант Титов, а также были уничтожены более 4 тыс. т различного вида боеприпасов, сооружения и строения полевого склада, автомобильная и военная техника. Сумма материального ущерба уточняется.

Как ранее сообщала «Газета.Ru», еще накануне военная прокуратура Центрального военного округа (ЦВО) выдвинула основную версию ЧП на Донгузском полигоне. Прокурор ЦВО Евгений Иванов заявил, что, скорее всего, имело место курение и неосторожное обращение с огнем, а также нарушение правил складирования боеприпасов. «В ходе проверок установлены факты курения военнослужащих непосредственно в местах проведения работ. На площадке номер три (это место предполагаемого возникновения пожара) работу такелажной команды офицеры и прапорщики не контролировали», – отметил Иванов. По его словам, проверка показала, что боеприпасы складировались без «штатной укупорки – они впоследствии подвергались воздействию прямых солнечных лучей».

Тем не менее в прокуратуре ЦВО «Газете.Ru» объяснили, что уголовное дело в отношении Касаткина даже в случае наличия объективных доказательств его вины не снимает ответственность с военного руководства.

«В настоящий момент проводится проверка, по результатам которой будут приняты меры прокурорского реагирования», — заявил «Газете.Ru» представитель прокуратуры Алексей Акакьев. Так, по словам прокурора Иванова, «в ходе проверки установлены факты складирования боеприпасов и порохов без штатной укупорки, которые впоследствии подвергались воздействию прямых солнечных лучей». Кроме того, как выяснилось в среду, военная прокуратура ранее уже высказывала опасения по поводу условий содержания боеприпасов на Донгузском полигоне. По словам главного военного прокурора России Сергея Фридинского, от командования Центрального военного округа требовалось запретить утилизацию боеприпасов на полигоне.

«Буквально за неделю до этого происшествия военный прокурор округа направил в суд иск о наложении запрета на проведение взрывных работ на Донгузском полигоне в связи с выявленными многочисленными нарушениями правил хранения боеприпасов», – заявил Фридинский.

Он подчеркнул, что нарушения выявлялись и раньше, причем на регулярной основе: в частности, на «территории полигона кругом был рассыпан порох, везде были остатки боеприпасов». «В этой связи военная прокуратура ЦВО неоднократно выходила с представлениями на имя командования войск об устранении выявленных нарушений. В том числе о принятии мер по обеспечению надлежащего хранения боеприпасов, предназначенных для утилизации», – отметил прокурор, выразив сожаление, что «все сигналы прокуратуры оставались без внимания».

Одновременно с заявлением военных прокуроров губернатор Оренбургской области Юрий Берг объявил, что проблемный объект наконец будет закрыт. Решение о закрытии полигона уже согласовано с военными начальством. Рядовые солдаты, а также руководящий состав будут переведены в другие части. Оставшиеся в сохранности боеприпасы перевезут на другие полигоны. Объясняя решение о закрытии объекта, Берг подчеркнул, что объект находился слишком близко к жилым и инфраструктурным объектам. «Близость Донгузского полигона к поселкам Оренбургского района, к газоконденсатному месторождению, к областному центру являются серьезными факторами риска. И главное – безопасность людей. Принимаемые меры не дали видимого результата, и было принято решение о прекращении работ по утилизации боеприпасов», – отметил губернатор.