Следственный комитет отделил экстремизм

В Следственном комитете создана специальная структура по борьбе с экстремизмом



В Следственном комитете создана специальная структура по борьбе с экстремизмом

В Следственном комитете создана специальная структура по борьбе с экстремизмом

ИТАР-ТАСС
Собственная структура по борьбе с экстремизмом появилась и у Следственного комитета. Глава СК Александр Бастрыкин подписал приказ о создании постоянно действующей контрольно-аналитической группы, которая будет разрабатывать нормативную базу в сфере борьбы с экстремизмом и готовить рекомендации и ведомственные установки для следователей на местах. Создание группы означает, что борьба с экстремизмом теперь одно из приоритетных направлений для СК, считают правозащитники.

Александр Бастрыкин подписал приказ о создании специальной структуры при Следственном комитете, которая будет отвечать за антиэкстремистское направление в деятельности ведомства. В четверг документ, датированный 28 марта 2012 года, появился в электронных справочных системах и на сайте СК. Как сказано в приказе, новая структура создается «в целях совершенствования организации работы в сфере противодействия террористической и иной экстремистской деятельности». Постоянно действующая контрольно-аналитическая группа создается в рамках центрального аппарата следственного комитета.

Новый орган не будет заниматься непосредственно следственной работой: судя по положению о деятельности группы, структура создается для влияния на работу следователей, которые занимаются делами по «экстремистским» статьям УК: ст. 280 (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности) и ст. 282 (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства).

«Контрольно-аналитическая группа по противодействию экстремизму является постоянно действующим органом, координирующим в системе Следственного комитета Российской Федерации работу по противодействию террористической и иной экстремистской деятельности», — говорится в приказе. В работе группы будет шесть основных направлений, из которых можно выделить два основных. Это анализ состояния работы по противодействию экстремизму и подготовка предложений по повышению ее эффективности, разработка проектов нормативных актов для СК и организационно-распорядительных документов во вопросам противодействию экстремизму — иными словами, внутриведомственных установок, регламентирующих работу следователей и управлений СК по «экстремистским» делам. Вошедшие в группу сотрудники СК будут иметь право получать всю необходимую документацию по экстремистским делам, которые находятся в оперативной работе ведомства, привлекать к своей работе представителей центрального аппарата ведомства и проверять работу следователей, занимающихся борьбой с экстремизмом. В группу вошли высокопоставленные сотрудники центрально аппарата СК — к примеру, руководитель главного организационно-инспекторского управления Анатолий Коротков, первый замруководителя главного следственного управления по Северо-Кавказскому федеральному округу или заместитель руководителя информационно-методического управления СК Александр Шавкеро. В Следственном комитете в четверг не смогли прокомментировать создание новой структуры.

Собственное подразделение по борьбе с экстремизмом на сегодняшний день есть в МВД. Главное управление по противодействию экстремизму, более известное как центр Э, ведет большую часть дел, заведенных по 280-й и 282-й статьям УК. Центр Э был создан на базе расформированного отдела по борьбе с организованной преступностью (ОБЭП) и после появления закона «О противодействии экстремистской деятельности», который вступил в силу в 2006 году.

Создание новой структуры при СК означает, что ведомство собирается наращивать борьбу с экстремизмом, уверены правозащитники.

«Если при центральном аппарате СК создается специальная профильная структура, это значит, что направление по борьбе с экстремизмом стало одним из приоритетных», — заявил «Газете.Ru» адвокат Рамиль Ахметгалиев, сотрудничающий с правозащитной ассоциацией «Агора». По его мнению, новая структура создается, чтобы изменить качество работы следователей по экстремистским делам. «Сейчас следователи могут хорошо раскрывать убийства, потому что они этим занимались давно и у них накоплена достаточная база для эффективного расследования подобных дел. По экстремизму же все по-другому. Какой суд ни возьми, единственным доказательством вины человека выступает экспертиза, то есть за абсолютную истину берется мнение двух-трех людей. В группе, видимо, поработают над доказательной базой и разработают методику работы. Все это бумаготворчество имеет очень большое значение», — отмечает Ахметгалиев.

Разработанными рекомендациями, по его словам, следователи в скором времени будут руководствоваться в расследовании дел по экстремизму. Таким образом, уверен правозащитник, сформируется новая правоприменительная практика, и пока «непонятно, какая она будет». Сейчас сложности у следователей возникаю из-за необходимости иметь дело «со словами» и квалифицировать статьями уголовного кодекса «довольно абстрактные вещи». «Вот им и напишут подробнее, что нужно доказывать», — предполагает правозащитник.

Депутаты не считают, что борьба с экстремизмом теперь станет приоритетом для СК.

Член комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции единоросс Александр Хинштейн не ожидает быстрых результатов от работы новой структуры. «Все покажет время. Тут та же ситуация, что и с подразделением по расследованию преступлений со стороны полицейских», — заявил «Газете.Ru» Хинштейн.

По его мнению, новый орган создан для повышения качества следствия, но его появление совсем не означает, что теперь борьба с экстремизмом — приоритетное направление в работе СК. Хинштейн надеется, что теперь в России станет меньше дел, когда людей судят за резкие слова в адрес, к примеру, полицейских. «В Тюмени было заведено уголовное дело в отношении главного редактора местной газеты «Вечерняя Тюмень» за одну из его статей, в которой он критиковал полицию. Я вмешался, позвонил областному прокурору, он согласился со мной, что уголовное дело — бред, и отменил постановление о возбуждении этого дела. Вот хотелось бы, чтобы таких дел было меньше», — говорит депутат.