Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Больше Pussy за решеткой

Таганский суд принял решение заключить третью активистку Pussy Riot под стражу до 24 апреля

Дарья Загвоздина 16.03.2012, 21:47
Суд заключил под стражу третью активистку из Pussy Riot Екатерину Самуцевич ИТАР-ТАСС
Суд заключил под стражу третью активистку из Pussy Riot Екатерину Самуцевич

Таганский суд заключил под стражу третью активистку из Pussy Riot. Ей предстоит провести за решеткой больше месяца. До вчерашнего дня она проходила по делу о хулиганстве в качестве свидетельницы. Ее настоящее имя выяснилось только в зале суда: следователям Екатерина Самуцевич представлялась Ириной Локтиной. В отличие от своих товарок обвиняемая не собирается устраивать голодовку.

В пятницу в Таганском районном суде прошло заседание по мере пресечения для третьей обвиняемой по делу о выступлении Pussy Riot в храме Христа Спасителя. 3 марта сотрудники правоохранительных органов задержали трех предполагаемых участниц Pussy Riot и бывшего члена арт-группы «Война» Петра Верзилова по делу о хулиганстве в храме Христа Спасителя. Надежду Толоконникову и Марию Алехину арестовали по подозрению в причастности к акции. Петра Верзилова и нынешнюю подсудимую привлекли к следственным действиям в качестве свидетелей. Когда в четверг свидетельница (пресс-служба ГУ МВД в сообщениях называла ее Ириной Локтиной) в очередной раз явилась для дачи показаний в ГУ МВД, ей предъявили обвинения по ч. 2 ст. 213 (хулиганство в составе организованной группы лиц) за участие в акции и заключили под стражу. По словам адвоката Николая Полозова, свидетели акции в храме опознали бывшую свидетельницу как участницу «панк-молебна».

Обвиняемая оказалась похожей на мальчишку-сорванца: растрепанная, небольшого роста, с волосами, собранными в хвост, и в подвернутых джинсах, которые были явно ей велики. Как рассказала журналистам перед заседанием адвокат Виолетта Волкова, ее подзащитная подозревала, что ее могут арестовать и захватила с собой вещи.

Выяснилось, что во время следствия предполагаемая активистка ни разу не назвала свое настоящее имя.

«Меня зовут Екатерина Станиславовна Самуцевич, живу и прописана в Москве, — сказала она. — Паспорт следователям не показала, потому что не могла найти».

Следователь расстроился. «Ни фамилию-имя-отчество, ни личные данные, ни год рождения — ничего не назвала», — пожаловался он судье Светлане Александровой, пристально рассматривая фотографию в паспорте и сравнивая ее с оригиналом.

После того как личность третьей обвиняемой была установлена, судья Александрова выяснила, что задержанной 29 лет, она не замужем, детей не имеет, официально не работает, живет с отцом, который ее обеспечивает, и ранее судима не была.

Несмотря на просьбы адвоката Волковой не называть адрес Самуцевич, Александрова громко и разборчиво прочитала улицу и номер дома и квартиры активистки.

Волкова выступила с ходатайством о смягчении меры пресечения. «Обвиняемая не скрывалась от следствия, не игнорировала следственные действия и исправно являлась по повесткам, не принимала меры, чтобы сбежать», — аргументировала Волкова свое мнение. «Только почему-то в материалах дела не представлены корешки вызовов (о присутствии на следственных действиях. — «Газета.Ru»)», — заявила адвокат. Ее реплика осталась без ответа.

«Достаточная причина, чтобы содержать подзащитную под стражей, отсутствует, потому что арест — это исключительный случай», — заявила Волкова и предложила отпустить подзащитную под подписку о невыезде, залог до 200 тыс. рублей или посадить под домашний арест.

Сторона обвинения выступила со своим ходатайством, которое не слишком отличалось от ходатайств в отношении Толоконниковой и Алехиной. На этот раз помимо упоминания о тяжести преступления — хулиганства в составе организованной группы — и предположения, что Самуцевич причастна к другим похожим преступлениям и может скрыться, следователь не преминул повторить, что следствию не удалось установить личность обвиняемой.

«Даже сейчас трудно определить ее личность и место жительства!» — воскликнул чиновник, который полчаса назад держал в руках паспорт подсудимой.

Прокурор согласился с ходатайством следователя, но на вопрос адвоката, почему он так считает, ответить не смог. «Потому что я согласен со следователем», — повторил он.

Во время речи стороны обвинения и стороны защиты Екатерина Самуцевич вела себя спокойно и изредка улыбалась. На вопрос судьи о ее виновности она заявила, что виновной себя не признает и возражает против ходатайства следствия. «Я проживаю по адресу регистрации, у меня есть подработка, я ни разу не уклонялась от следствия», — заявила Самуцевич. На вопрос, почему она назвалась Ирина Локтиной, за Самуцевич ответила ее адвокат Виолетта Волкова.

«Дело получило широкий общественный резонанс, в обществе сейчас достаточно не совсем вменяемых лиц, и начались угрозы родственникам. Она боялась за свою жизнь», — объяснила адвокат необходимость «псевдонима» своей подзащитной.

Также Волкова заявила судье, что ей не нравится, что к материалам дела следствие не приобщило протоколы допросов Самуцевич в качестве свидетеля. «Может быть, следствию просто невыгодно предоставлять следственный материал?» — предположила адвокат.

Судья Александрова удалилась на небольшой перерыв, в это время Самуцевич рассказала журналистам, что к действиям группы она не причастна, а судебный процесс «носит политический характер». «Эта группа делала акции, направленные против Путина, и смешно, как решили на это реагировать. Меня там не было», — заявила Самуцевич. Она добавила, что доказательств ее вины нет. Кроме этого она рассказала про свою нынешнюю жизнь за решеткой: «Там есть койка, еда. Правда, странная. Есть две женщины, одна, кажется, сидит за мошенничество. Хорошие женщины, добрые».

После перерыва судья огласила свое решение.

«Избрать в отношении Самуцевич, задержанной по подозрению в совершении преступления по признакам ч. 2 ст. 213 Уголовного кодекса (хулиганство) в храме Христа Спасителя, меру пресечения в виде лишения свободы на срок до 24 апреля», — поставила точку в заседании судья Александрова.

Адвокат Виолетта Волкова заявила, что предполагала такой исход и теперь намерена обжаловать решение суда и подать жалобу в Европейский суд по правам человека.