Причин для аборта почти не осталось

Минздравсоцразвития сократило перечень социальных показаний для прерывания нежелательной беременности

Варвара Петренко 14.02.2012, 20:40


Теперь легально сделать аборт на поздних сроках смогут лишь жертвы насилия

Теперь легально сделать аборт на поздних сроках смогут лишь жертвы насилия

Thinkstock/Fotobank.ru

Минздравсоцразвития сократило перечень социальных показаний для прерывания нежелательной беременности. Теперь легально сделать аборт на поздних сроках смогут лишь жертвы насилия. По мнению экспертов, такая мера приведет лишь к росту криминальных абортов и коррупции в медучреждениях.

Минздравсоцразвития сократило перечень социальных показаний для прерывания нежелательной беременности. Как следует из опубликованного во вторник на сайте министерства постановления правительства «О социальном показании для искусственного прерывания беременности», делать аборты на поздних сроках (от 12 до 22 недель) смогут только те, кто забеременел в результате изнасилования.

Согласно ч. 5 ст. 56 закона «Об основах охраны здоровья граждан», в России женщины имеют право самостоятельно принимать решение об аборте при сроке беременности до 12 недель. При большем сроке (до 22 недель) прерывать беременность (как за счет государства, так и в частных клиниках) можно только по социальным показаниям. И только при наличии медицинских показаний — независимо от срока беременности — этот вопрос решается индивидуально.

В принятый в 2003 году и действовавший до сих пор список социальных показаний кроме изнасилования входило лишение или ограничение родительских прав, пребывание женщины в местах лишения свободы, а также наличие у ее мужа инвалидности I—II группы либо смерть супруга во время беременности. Раньше (по постановлению 1996 года) этот перечень был еще больше: аборты на поздних сроках делали тем, чей муж оказался в СИЗО или колонии, при разводе, наличии в семье ребенка-инвалида или в случае, если беременная уже была многодетной матерью. Кроме того, уважительными причинами для прерывания беременности на поздних сроках признавался доход менее прожиточного минимума, а также отсутствие жилья и работы.

Как пояснили «Газете.Ru» в пресс-службе Минздравсоцразвития, сохранение расширенного перечня социальных показаний к прерыванию беременности «способствует формированию у населения мнения о доступности аборта свыше 12 недель».

В Минздраве отметили, что прерывание беременности на поздних сроках (после 12 недель) часто сопровождается осложнениями: даже при проведении операции в стационарах летальность после абортов в сроке 12—22 недель в восемь раз выше, чем до 12 недель. «Учитывая высокий риск материнской смертности, прерывание беременности в поздние сроки необходимо проводить только по медицинским показаниям, когда беременность представляет угрозу для жизни женщины», — считают в ведомстве. Тем более что «имеются все возможности решить проблему, связанную с нежелательной беременностью, до 12 недель», говорят чиновники.
По данным министерства, предыдущее сокращение перечня социальных показаний привело к уменьшению числа абортов по социальным показаниям (в 2003 году их было сделано больше 30 тысяч, в 2010-м — всего 392). Увеличения числа криминальных абортов, по статистике Минздрава, за это время не было.

Эксперты, в свою очередь, считают, что дальнейшее сокращение списка приведет к подпольным абортам и фальсификации сроков беременности и медпоказаний, на которую будут идти и в государственных, и в коммерческих клиниках.

«Почему люди, принимающие решения, не хотят хоть немного изучить факты нашей собственной истории и оглянуться на чужой опыт? — говорит профессор Института экономики РАН, специалист в области социальной политики и уровня жизни населения Людмила Ржаницына, — Любой запрет толкает людей искать обходные пути. Беременная женщина может овдоветь или лишиться кормильца на более позднем, чем 12 недель, сроке. Ее муж может стать инвалидом, оказаться в тюрьме или потерять работу, семья может остаться без жилья — да мало ли несчастий на свете».

По словам Ржаницыной, в Румынии итогом запретов стал резкий скачок криминальных абортов. А жительницы католической Ирландии ездят делать операции в Голландию. Правда, уточняет эксперт, позволить себе это могут обеспеченные женщины, а малоимущие не имеют средств на такую поездку, рожают, а потом не могут обеспечить нежеланного ребенка. «У нас в стране очень не любят говорить о планировании семьи, забывая, что нежелательная беременность — это еще и брошенные дети. У нас и так сейчас социальных сирот больше, чем было во время войны», — отмечает Ржаницына.

По словам акушера-гинеколога одной из городских поликлиник, прерывание беременности на больших сроках очень опасно, а точное число погибших в результате поздних абортов женщин — вообще закрытая информация. Тем не менее, если женщина приняла решение избавиться от нежелательной беременности, она его осуществит.

Времена необразованных бабок с их нетрадиционными методами, к счастью, прошли, но всегда можно договориться с медиком, говорит она.

«Фальсификация сроков беременности — это уголовное дело, тем не менее таких случаев сколько угодно, — рассказала собеседница «Газеты.Ru». — Фальсифицируются и медпоказания. Мы в госучреждениях за головы хватаемся, когда к нам приходят женщины после абортов в частных клиниках. Бывает, что ставят диагноз «регрессирующая беременность», а потом еще и выписывают женщину в день аборта. Впрочем, химичат и в госучреждениях. Раньше под маркой мини-абортов в поликлиниках делали «макси». Все это на совести конкретного человека — врача».