«Пусть на них висит этот долг»

Прокуратура требует для Никиты Тихонова пожизненного заключения за убийство Маркелова и Бабуровой

Александр Щербак/Коммерсантъ
Приговор по делу об убийстве Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой будет оглашен уже в пятницу. Прокуратура просит пожизненного лишения свободы для Никиты Тихонова и 20 лет колонии для Евгении Хасис. Защита требует оправдать подсудимых, невзирая на обвинительный вердикт, сами они от выступлений отказываются.

Обсуждение последствий вердикта коллегии присяжных, или так называемые вторые прения сторон, по делу об убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой прошли в четверг в Мосгорсуде. У зала № 507 помимо примелькавшихся друг другу за два месяца процесса зрителей и журналистов столпились коротко стриженные молодые люди в темных очках, в том числе лидер правой рок-группы «Хук справа» Сергей Ерзунов по кличке Ой-Ей. В ходе следствия Ерзунов рассказывал, что видел у Никиты Тихонова оружие, и должен был выступать как свидетель обвинения, но в итоге так и не был вызван. В четверг бритый наголо Ой-Ей пришел в суд добровольно, помахал подсудимым, пока их вел по коридору конвой, но на заседание не остался.

Евгению Хасис и Никиту Тихонова привезли из СИЗО «Лефортово», где они полторы недели назад пытались покончить с собой, с повязками на руках — как выяснилось, Тихонову даже пришлось наложить швы на предплечье. От попытки подсудимого порезать шею остались только царапины под подбородком. «Могут быть доставлены в суд и принимать участие в заседании», — зачитал отрывок из медицинской справки судья Александр Замашнюк и предложил участникам процесса начать выступления.

Потерпевшие — родители убитой журналистки Эдуард и Лариса Бабуровы — заявили гражданский иск к Тихонову на 5 миллионов рублей.

«Нам не нужны деньги от убийц. Но пусть на них висит этот долг», — поднялся со своего места Эдуард Бабуров. Его супруга, еще раз напомнив, что подсудимые не раскаялись и не признали вины, сообщила суду, что 5 млн пойдут на благотворительность. «Мы желаем учредить премию имени Анастасии Бабуровой, чтобы обеспечивать студентов журфака», — сказала Бабурова, как всегда, одетая в черное. 5 миллионов, которые требуют родители погибшей журналистки, — это компенсация морального вреда. Еще 40 тысяч рублей они просят взыскать с Тихонова за судебные издержки.

«Я не убивал Маркелова и Бабурову и прошу иск отклонить, — пожал плечами из-за стекла аквариума подсудимый. — Удовлетворить этот иск, то есть выплатить деньги, мне не представляется возможным в связи с грозящим мне многолетним сроком и отсутствием у меня какой-либо собственности». Это заявление Тихонова стало в четверг единственным — выступать в прениях и произносить еще одно последнее слово он отказался.

«При таком составе суда мне сказать нечего, — поддержала гражданского мужа Хасис, до этого шутившая в аквариуме и не особенно внимательно слушавшая участников заседания. — То, что я хочу действительно сказать людям, я скажу в другом месте и при других обстоятельствах». Защитники тоже не стали представлять никаких дополнительных сведений, которые могли бы облегчить участь их клиентов. Обвинение же потратило около часа на беглое чтение характеристик Тихонова и Хасис: «не привлекался», «не состоит», «поступил на истфак МГУ, сдав экзамены на пятерки», «поддерживала приятельские отношения с коллегами». Закончив тем, что Хасис иногда повышала голос на менеджеров-сослуживцев, а Тихонов писал диплом о чеченском сепаратизме, гособвинение запросило для подсудимых сроки наказания.

Прокурор Борис Локтионов, обратившись к суду, заявил, что Тихонов заслуживает пожизненного лишения свободы в колонии особого режима, а Хасис — 20 лет колонии общего режима.

Гособвинитель напомнил, что Тихонову предъявлено обвинение по пп. «а», «ж», «к», «л» ч. 2 ст. 105 (убийство двух лиц), ч. 2 и 3 ст. 222 (незаконный оборот оружия) и ч. 3 ст. 327 (использование поддельных документов) Уголовного кодекса. Хасис обвиняется по пп. «ж», «л» ч. 2 ст. 105 (убийство) и ч. 2 и 3 ст. 222 (незаконный оборот оружия) УК. В действиях подсудимых прокуратура не нашла смягчающих обстоятельств, зато обнаружила отягчающие, отнеся к ним «устойчивую антисоциальную направленность» поведения Тихонова, активную роль Хасис в преступлении и «особую дерзость» совершенного убийства. Локтионов также напомнил, что неделю назад коллегия присяжных большинством голосов признала подсудимых виновными без снисхождения.

Потерпевшие присоединились к требованиям обвинения. Родители Бабуровой просто кивнули: «Поддерживаем», — а адвокат семьи Маркелова Роман Карпинский добавил, что его доверители «никаких оснований для смягчения наказания или снисхождения не усматривают».

Защита обратилась к суду с призывом «воспользоваться своим правом и оправдать подсудимых».

Даже на основании обвинительного вердикта судья, согласно УПК, имеет право принять решение об оправдании Тихонова и Хасис, если сочтет, что в деле есть доказательства их непричастности к убийству. «Я даже не буду останавливаться на смягчающих обстоятельствах, — скривил губы адвокат Хасис Геннадий Небритов, сменивший обычный строгий костюм на удобные джинсы и белоснежный свитер. — Моя подзащитная невиновна. Надеюсь, суд примет единственно верное решение». Защитники Тихонова Александр Васильев, Алексей Никулочкин и Анатолий Жучков также заявили, что приговор должен быть оправдательным.

Огласить свое решение судья Александр Замашнюк будет готов уже в пятницу, 6 мая, в 11.00.