Политех построят на западе

Политехнический музей закроется на два года для модернизации

Елена Шмараева, Рустем Фаляхов 22.09.2010, 10:31
ИТАР-ТАСС

Политехнический музей не будет переезжать в Сколково и не станет собственностью «Роснано». Но закроется как минимум на два года в рамках собственной модернизации — превращения советского музея в современный научный центр. Концепцию нового Политеха придумает одна из четырех западных компаний — в России проектировать новые музеи не умеет никто.

Во вторник в Политехническом музее обсуждали концепцию его развития, реконструкции и модернизации. В течение ближайших шести лет на базе Политеха планируется создать современный музей науки с лекционными залами, интерактивными экспозициями и индивидуальным подходом к разным группам аудитории. Для этого придется построить дополнительное помещение, куда перенесут большую часть хранилищ, заметно реконструировать новое здание, а саму концепцию демонстрации экспонатов серьезно пересмотреть. «Все должно быть просто, красиво и практично», — цитируют слова первого зампреда правительства Игоря Шувалова в его секретариате.

По масштабу преобразований реконструкцию Политехнического музея сравнивают с созданием российской силиконовой долины в Сколково. Из бюджета на нее уже выделено 7,6 млрд рублей.

Сам Шувалов на расширенном комитета Российского комитета промышленников и предпринимателей по инновационной политике, которое прошло в Политехе во вторник, объявил, что возглавит попечительский совет преобразующегося музея. С остальным членами совета зампред правительства предложил «определиться в течение ближайших 10 дней».

Создать на базе Политеха современный музей науки с применением передовых технологий еще в апреле 2010 года поручил президент Дмитрий Медведев. 2 сентября этого года премьер Владимир Путин подписал постановление правительства, согласно которому модернизацию музея планируется закончить до 2016 года. А к 30 сентября международное жюри выберет компанию, которая разработает концепцию современного музея науки — в него за шесть лет должен превратиться Политех.

Среди претендентов на создание концепции нет ни одной российской компании. «В России специалисты такого уровня отсутствуют», — констатируют члены экспертного совета.

«Надо признать, что в нашей стране мы не имеем такой мощной структуры, которая взяла бы на себя всю работу. Поэтому будем привлекать мировых грандов, которые создавали музеи по всему миру», — сказал журналистам во вторник директор Политехнического музея Борис Салтыков.

Среди претендентов на разработку концепции (на ее создание из бюджета выделят 300 тысяч евро) испанская CosmoCaixa, по проекту которой в Барселоне в 2005 году построили одноименный музей науки. В конкурсе участвует также британско-ирландская компания Event Communication — создатель интерактивного музея науки в Ротерхэме в британском графстве Южный Йоркшир. На счету американской Ralph Appelbaum Associates более 250 реализованных проектов, в том числе Американский музей естественной истории в Нью-Йорке и Национальный музей Шотландии. Опыт Lord Cultural Resources (совместное предприятие канадских и американских акционеров) еще богаче — около 1700 проектов по всему миру, в том числе Музей науки в Майами и музейно-мемориальный комплекс на месте трагедии 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке.

Все четыре компании, изучив фонды и возможности Политеха, пришли к выводу, что он слишком мало уделяет внимания изучению аудитории, не взаимодействует с городским ландшафтом и не использует интерактивных технологий. Финалисты конкурса по перепроектированию музея предлагают демонстрировать на площадке не только прошлое науки, но ее настоящее и будущее, привлекая в качестве партнеров научные центры, бизнес и университеты.

В музее должны быть не только основная экспозиция и временные выставки, но и активно действующий лекторий, а также возможности для проведения презентаций современных научных разработок.%

Как, например, в Чикагском музее науки и промышленности, где в экспозицию включен «Дом будущего» с использованием технологий энергосбережения и других инноваций.

При отборе заявки каждого из претендентов, говорят в Политехническом музее, будет учитываться, насколько активно зарубежные дизайнеры и проектировщики готовы сотрудничать с российскими коллегами — как в части научной, выставочной реализации проекта, так и в инженерно-строительной. На написание подробного плана развития и реконструкции Политеха у компании-победителя будет чуть больше четырех месяцев — она должна быть готова к февралю 2011 года. С этого момента начнутся работы по модернизации: проектирование и строительство нового здания музея, перенос фондохранилищ и реконструкция существующих помещений.

Политех на Новой площади может закрыться для посетителей на два года, предупреждает его новый директор. Но переносить экспозицию в Сколково (такая возможность ранее обсуждалась в прессе) никто не собирается.

«На Новой площади будет только музей. Не будет здесь ни бизнес-центра, ни филиала госкорпорации «Роснано», — заверил Салтыков. Кардинально менять внешний облик музея тоже не планируется: «Лестницы, фасад никто нарушать не будет». Предположения о том, что историческое здание может попытаться «освоить» «Роснано», появились в связи с тем, что активное участие в разработке концепции музея принимает Фонд развития Политехнического музея, учрежденный госкорпорацией, возглавляемой Анатолием Чубайсом. Министр культуры Александр Авдеев, выступая на заседании во вторник, отметил, что управлять обновляемым Политехом будет попечительский совет, а не фонд. «Здесь будет проведена четкая красная черта, которую мы не должны переступать», — заявил глава Минкультуры.

Но второе здание Политеха действительно построят. По словам Салтыкова, туда перенесут фондохранилища — не меньше 80% экспонатов музея сейчас находятся в запасниках. Часть из них могут составить дополнительную экспозицию. «Строить это здание будут не в Москве — это экономически очевидно, здесь безумно дорогая земля. Сколково было первым, что пришло в голову, потому что там федеральные земли и покупать ничего не нужно, — объясняет директор музея. — Но еще ничего не решено, и такое решение нельзя принять до февраля, пока не готова концепция развития». По замыслу участников проекта, на время реконструкции здания в центре Москвы его придется закрыть для посетителей. «Будем что-то придумывать: временные выставки, передвижные экспозиции», — обещает Салтыков.

Часть экспонатов реконструкции не переживет.

«Шахта, домна, разрез карьера — с этим придется распрощаться навсегда, оставив только фрагменты. Они создавались многие годы назад и просто рассыплются, — говорит бывший директор Политехнического Гурген Григорян, являющийся сейчас его главным научным сотрудником. — Но с такими проблемами сталкиваются многие музеи, например, Парижскому музею науки и техники пришлось пожертвовать экспонатом XVIII века — куклой в разрезе, которая играла на пианино, которое тоже было представлено в разрезе. Сейчас куклу оставили как монумент и сделали трехмерную видеоинтерпретацию того, как она работала». «Есть экспонаты, которые не влезут ни в лифт, ни в окно, придется их разрезать, выносить и потом собирать снова», — рассказывает действующий руководитель Политеха Салтыков. Оценить масштаб вынужденных потерь музейщики не берутся.

Скептически оценивающий амбициозные планы правительства и нового руководства музея экс-директор Григорян, который возглавлял Политех почти 25 лет до своего увольнения в июле этого года, говорит, что на реконструкцию здания на Новой площади уйдет не два года, а как минимум пять. «Вспомните Третьяковку, Исторический музей, Большой театр до сих пор на реконструкции», — приводит он примеры. По мнению Григоряна, начать необходимо как раз со строительства депозитария, где экспонаты будут храниться, а потом уже реконструировать историческое здание.

«Иначе придется распылить экспозицию, будет проходить время, кураторы уйдут, хранители сменятся, и уже никто не вспомнит, что, где и как было. Если так все вывезти из музея, потом не ввезешь», — тревожится экс-директор. Но в этом случае, продолжает Григорян, до начала реконструкции здания на Новой площади пройдет еще несколько лет, которые потребуются на строительство второго здания, и к 2016 году преобразования закончить не успеют. «Откуда на него возьмут деньги — тоже неясно. Эти семь миллиардов, я так понимаю, только на концепцию и реконструкцию», — добавляет бывший глава Политеха.

Впрочем, того, что дополнительные средства потребуются, не отрицают и участники проекта. «Реальные расчеты впереди», — отметил в беседе с журналистами директор музея Салтыков. «Бизнес-планов пока нет», — признают источники, близкие к попечительскому совету. Кроме того, систему финансирования Политеха, который сейчас существует в основном за счет бюджетных средств, тоже планируется менять.

Долю государственного финансирования музея сократят до 25%. Остальные средства Политех будет зарабатывать сам и получать в качестве спонсорской помощи от представителей бизнеса.

Источники собственного финансирования — это магазины, рестораны, организация специальных экскурсий и закрытых мероприятий. «Музеи в Европе и США именно так зарабатывают, получая от государства только 20—25% средств», — говорит Салтыков, напоминая, что во вверенном ему музее магазина нет и работает только небольшая «советская» столовая. Что касается вклада бизнеса, то желание сотрудничать с Политехническим музеем, по словам его директора, уже выразили ОАО «Российские железные дороги» (РЖД), некоторые металлургические и нефтяные компании. «Представители бизнес-сообщества помогут не только деньгами, но и внесут свой вклад как успешные управленцы, — говорит источник, близкий к попечительскому совету. — У тех же нефтяников есть собственные экспонаты, они могли бы поучаствовать и в выставочной деятельности».

Среди грядущих изменений в Политехе значатся и массовые увольнения. Штат музея планируется сократить с 600 человек до 250.

«За границей в музеях такого масштаба работают 180—160 человек, — пояснил журналистам Салтыков, объявивший о грядущем сокращении. — У нас же только смотрителей 120 человек. Первое, что приходит в голову, — оснастить залы системой видеонаблюдения». Оставшимся сотрудникам планируется повысить зарплату. «Разумеется, выгонять просто так никого не будем, есть же люди, которые по 20 лет проработали в музее, здесь вся их жизнь. Можно создать институт волонтерства», — добавил Салтыков.