Фонд помощи следователям

Следственный комитет предлагает создать фонд для выплаты компенсаций потерпевшим

ИТАР-ТАСС
Следственный комитет готовит законопроект «О потерпевших от преступлений» и предлагает создать Национальный компенсационный фонд, средства которого пойдут на компенсации потерпевшим и оплату услуг их адвокатов. Пополняться фонд будет за счет конфискованного у осужденных имущества и штрафов. Практикующие адвокаты настаивают, что платить потерпевшим должно государство.

О том, что предложения по защите прав потерпевших сформировались в конкретный проект закона, глава Следственного комитета при прокуратуре (СКП) Александр Бастрыкин сообщил в четверг в интервью «Российской газете». Готовящийся проект закона «О потерпевших от преступлений» «призван способствовать практической реализации положений Конституции РФ о защите прав и свобод человека и гражданина», сказал глава СКП.

Главная проблема, которую с помощью законодательных изменений намерены решить следователи, — невыплата потерпевшим компенсаций. «Действующее уголовное законодательство предусматривает такие правовые формы возмещения вреда, как, например, добровольное возмещение имущественного и морального ущерба. Но этого, как вы понимаете, явно недостаточно, если виновник не хочет или не может компенсировать ущерб», — рассуждает глава СКП.

Чтобы пострадавшие от преступников получали деньги независимо от того, платежеспособен осужденный или нет, следователи предлагают создать Национальный компенсационный фонд.

Пополняться он будет за счет конфискованных у осужденных денег и имущества, полученного преступным путем, а также штрафов и арестованного имущества должников. Если этих денег не хватит, в фонд будут вноситься также деньги федерального бюджета. Управление фондом должно осуществлять непосредственно правительство России, предлагают в СКП.

Источник в следственном ведомстве признался «Газете.Ru», что законопроект пока существует «на уровне обсуждений» и никаких конкретных документов еще не появилось. Руководство СКП обсуждает будущий закон с Генпрокуратурой, Минюстом, МВД, активное участие принимают члены Общественной палаты.

«Александр Иванович наиболее последовательно из всех силовиков работает в этом направлении», — похвалила Бастрыкина член комиссии Общественной палаты по контролю за деятельностью правоохранительных органов Ольга Костина. В беседе с «Газетой.Ru» она отметила, что в Европе и США вопросу защиты потерпевших уделяется особое внимание, ответственность за их защиту, информирование о ходе расследования, юридическое консультирование и выплату компенсаций морального и материального вреда берет на себя государство. «Мы отправили СКП свои предложения, пока окончательного варианта проекта нет, ведется активное обсуждение», — добавила Костина.

Идея подобного компенсационного фонда не нова — еще в 2008 году с предложением учредить фонд защиты жертв преступлений выступал уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин. Однако предложенные им изменения в бюджетный кодекс так и не были приняты. Единственное законодательное изменение, касающееся выплаты компенсаций, принятое с тех пор, — поправки в Уголовно-исполнительный кодекс, которые вступят в силу с 1 января 2011 года.

По новому закону из зарплаты осужденного, которую он получает в колонии, в первую очередь будут удерживаться деньги на возмещение нанесенного им ущерба.

Сейчас из заработка заключенного сначала удерживаются алименты, потом деньги на его содержание в колонии, затем от 25% до 50% поступают на счет самого осужденного, а оставшееся идет на выплату компенсаций. «Это совершенно незначительные деньги. Например, Тамара Горбылева, потерявшая при взрыве на улице Гурьянова дочь, зятя и внука, должна получить 1 млн рублей компенсации. Исполнители взрыва Адам Деккушев и Юсуф Крымшамхалов находятся в колонии, они обязаны перечислять ей деньги. В месяц Горбылева получает 5 рублей», — рассказала «Газете.Ru» адвокат Людмила Айвар, часто выступающая в суде на стороне потерпевших.

«В этом же проекте должна быть отражена проблема размера компенсаций. Сейчас моральное возмещение выплачивается ничтожное, даже потерпевшим по делам о тяжких преступлениях», — говорит глава комитета по конституционному законодательству Госдумы Владимир Плигин. Депутат, активно участвующий в обсуждении защиты прав потерпевших в Общественной палате, считает, что помимо выплат в законе должен быть определен комплекс восстановительных мер для жертв насилия и гарантирована бесплатная юридическая помощь для потерпевших.

В СКП эту идею поддерживают: помимо выплаты компенсаций потерпевшим из средств Национального компенсационного фонда следователи предлагают оплачивать услуги адвокатов для пострадавшей стороны.

Сейчас государство обязано предоставлять защитника обвиняемому, если у него нет возможности оплатить адвоката самостоятельно. Потерпевшие тоже могут нанять квалифицированного юриста — но по желанию и за деньги. «Сейчас потерпевшие ничем не защищены. Во всех европейских государствах предоставляется бесплатная юридическая помощь, ответственно за это государство», — говорит адвокат Айвар.

Президент Московской адвокатской палаты Генри Резник не согласен: прокуратура и следователи, вводя обязательного адвоката для потерпевших, перекладывают на адвокатуру свои обязанности, считает он.

«Такая инициатива звучит не в первый раз. Это какой-то прокурорский стриптиз — прокуратура, которая поддерживает в публичном процессе обвинение, признается, что не защищает интересы потерпевшего. То же самое можно сказать о СКП, если они поддерживают такую инициативу», — заявил Резник «Газете.Ru». Следователи не отрицают, что одна из целей назначения адвокатов для потерпевших — «разгрузить следствие». Об этом в интервью «Известиям» в мае 2010 года прямо заявил руководитель Следственного управления СКП Санкт-Петербурга Андрей Лавренко. «Процесс раскрытия преступлений так перегружен формальностями, что советы потерпевшему давать некогда. Если потерпевшим по закону будет полагаться адвокат, то это, безусловно, разгрузит следователей. А значит, позволит им выполнять свои непосредственные функции. В конечном счете это улучшит положение потерпевших», — считает глава СУ СКП Петербурга.

Депутат Плигин, поддерживая инициативу следователей, говорит, что привлечение адвокатов к защите потерпевших за государственный счет — это «не перекладывание ответственности, а форма гарантии интересов». «В первую очередь это даст возможность защитить несовершеннолетних, предоставить юридическую помощь малообеспеченным», — пояснил Плигин. Он добавил, что источники формирования компенсационного фонда, из которого предлагается оплачивать услуги юристов и платить потерпевшим, — «вопрос пока не решенный»: «Это могут быть и штрафы, как по уголовным делам, так и по административным, но в целом над источниками надо подумать».

По мнению адвоката Айвар, единственным источником выплат должен быть госбюджет. В противном случае неизбежны злоупотребления.

«Я приветствую появление такого законопроекта, но считаю, что оплачиваться услуги адвоката должны не из каких-то фондов, которые сегодня есть, а завтра их нет, а непосредственно из бюджета государства. Штрафы и конфискованные деньги будут при этом как раз в бюджет и перечисляться, как сейчас», — сказала адвокат «Газете.Ru». Она опасается, что в противном случае правоохранительные органы будут искусственно увеличивать количество дел, по которым можно что-то конфисковать, чтобы пополнить компенсационный фонд. «Нельзя создавать ситуацию, когда ради получения средств нужно будет признать человека виновным в совершении преступления», — предупреждает адвокат о коррупционной составляющей законопроекта. Айвар также добавила, что изменения закона в пользу потерпевших должны быть закреплены непосредственно в УПК, а не изданы отдельным актом. Авторы законодательной инициативы из СКП пока не уточняют, в какой форме будут внесены изменения.