«Реввоенсовет» распустили

Участнику РВС, экс-милиционеру Владимиру Белашеву суд вынес повторный приговор

Игнат Беловский 21.06.2010, 17:16
ИТАР-ТАСС

Экс-милиционер Владимир Белашев повторно признан виновным в терроризме: в 1997 году он участвовал во взрыве памятника Николаю II в Подмосковье и в минировании памятника Петра I работы Зураба Церетели в Москве. Прикрывавшего членов организации «Реввоенсовет» Белашева приговорили к 9,5 годам колонии строгого режима. Весь назначенный срок он уже отсидел.

Суд повторно вынес приговор экс-милиционеру Владимиру Белашеву, члену группировки «Реввоенсовет» (РВС), заминировавшей в 1997 году памятники Николаю II в подмосковном селе Тайнинское и памятник Петру I в Москве.

Суд приговорил Белашева к 9,5 годам колонии строгого режима.

Этот срок, как рассказал «Газете.Ru» адвокат осужденного Джалиль Сирожидинов, его подзащитный уже отсидел после первого приговора, который был отменен Верховным судом России 3 февраля 2010 года. Дело Белашева рассматривала тройка судей в закрытом режиме, так как оно поступило в Останкинский суд под грифом «секретно». На процессе Белашев свою вину не признал.

Первый приговор старшему оперуполномоченному Главного управления по борьбе с оргпреступностью МВД РФ Белашеву был вынесен 19 апреля 2002 года. На скамье подсудимых помимо него тогда оказались еще пять членов РВС — заместитель главного редактора газеты «Молодой коммунист» Сергей Максименко, а также Валерий Скляр, Юрий Внучков и Владимир Радченко. В отношении создателя организации Игоря Губкина, главного редактора «Молодого коммуниста», вели отдельное делопроизводство.

Как указал в 1996 году в программе организации Губкин, целью РВС было «установление диктатуры пролетариата в форме советской власти» и борьба с демократическим режимом. Первой акцией РВС стал взрыв памятника Николаю II в Тайнинском. По данным следствия, акция была тщательно спланирована. Сначала Губкин на жилищном мошенничестве заработал определенную сумму денег, на которую организация и купила взрывчатку. Взрывное устройство сдетонировало под памятником 1 апреля 1997 года.

Еще через несколько месяцев, 6 июля 1997 года, РВС заминировала памятник Петру I работы Зураба Церетели в Москве.

Подготовка к этой акции заняла у членов группировки больше времени и заставила потратиться не только на взрывчатку. Чтобы оставить взрывное устройство у основания стоящего на Москве-реке памятника, им пришлось использовать специальное подводное оборудование: акваланги и подводную торпеду-буксировщик. Акция была сорвана, о готовящемся взрыве правоохранительные органы предупредил неизвестный. Впоследствии, как сказал Сирожидинов, суд квалифицировал этот звонок как «добровольный отказ от акта терроризма», согласившись с тем, что предупредить силовиков мог непосредственно кто-то из группировки.

Первым в рамках возбужденного по факту минирования памятников дела в августе того же года был задержан Губкин. Через три месяца – Скляр и Максименко, которые в знак протеста против ареста создателя РВС пытались заминировать газораспределительную станцию в Люберцах. Известно, что трое оставшихся членов группировки — Белашев, Радченко и Внучков – были задержаны практически сразу после взрыва в Подольске памятника Николаю II. Но эта акция в материалах уголовного дела, как неоднократно упоминали адвокаты, практически не описывается.

Расследование шло несколько лет. В январе 2000 года подозреваемые были освобождены под подписку о невыезде, так как истек срок их содержания под стражей. Губкин уехал во Владивосток: на Дальнем Востоке, по его мнению, можно было «провозгласить независимую Дальневосточную республику». В мае 2001 года он застрелил менеджера компании «Дальтис» Бориса Егорова. Как сказано в материалах дела, Егоров «отказался дать денег на революцию». Через несколько месяцев Губкин был арестован в Москве. За революционную деятельность и убийство ему в 2006 году назначили наказание в виде 19 лет лишения свободы.

Дела остальных членов РВС сначала возвратили на доследование. Суд над четырьмя членами организации начался в 2001 году. Некоторое время одним из адвокатов членов РВС был убитый 19 января 2009 года юрист Станислав Маркелов. Но вскоре он отказался от защиты обвиняемых. В 2002 им вынесли обвинительный приговор и назначили наказание. Белашеву — в виде 11 лет колонии строгого режима (затем срок сократили до 10,5 лет), Максименко, пытавшемуся скрыться в Чехии, — 8,5 лет, Скляру дали 6,5 лет, а Радченко — 4,5 года. Белашева признали виновным по ст. 205 УК РФ (терроризм), ст. 278 УК РФ (насильственный захват власти), ст. 210 УК РФ (участие в преступном сообществе) и ст. 222 УК РФ (незаконный оборот оружия).

В 2003 году экс-милиционер единственный из всех обвиняемых подал иск против России в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

Страсбургу он жаловался на плохие условия содержания и нарушение его права на справедливый суд. В частности, он указал, что слушания по его делу незаконно проходили в закрытом режиме. В конце 2008 года ЕСПЧ вынес решение в пользу Белашева. Приговор осужденному был отменен Верховным судом только в феврале 2010 года. Как указал Сирожидинов, к этому моменту его подзащитный уже успел отсидеть два года в СИЗО и семь лет в колонии строгого режима. «Когда его перевели в колонию-поселение, дело было отправлено на повторное рассмотрение. Моего подзащитного перевели в СИЗО, где он находился еще несколько месяцев. 26 мая Верховный суд постановил заменить ему меру пресечения на подписку о невыезде», — сказал Сирожидинов.

На начавшемся в конце марта процессе прокурор заявил, что отказывается поддерживать инкриминируемую Белашеву статью 210 УК РФ (участие в преступном сообществе). Адвокат Сирожидинов полагает, что обвинение сделало это намеренно, чтобы дело Белашева, обвиняемого в терроризме, могла рассматривать только тройка судей. Председательствующим на процессе был назначен судья Эдуард Чувашов.

31 марта на предварительном слушании он предложил Белашеву признать свою вину и выйти на свободу за истечением срока давности инкриминируемых ему статей.

Но подсудимый заявил, что невиновен и будет доказывать свою непричастность к преступлениям в суде. Первое заседание по существу должно было состояться 12 апреля. Но утром этого дня Чувашова застрелили в собственном доме: от полученных в голову и грудь ранений 47-летний федеральный судья скончался на лестничной площадке.

Позже, на повторном процессе, как рассказал Сирожидинов, обвинение утверждало, что Белашев обеспечивал членам РВС «оперативное прикрытие». При этом в суде рассматривался не только эпизод со взрывом памятника Николаю II. Гособвинитель нередко упоминал, по словам адвоката, и минирование памятника Петра I в качестве доказательства того, что Белашев был членом преступной организации. На суде также выяснилось, что подельники экс-милиционера Скляр и Радченко не могут быть допрошены. «Радченко скончался от болезни, а Скляр — при невыясненных обстоятельствах. Причем сначала на заседании утверждалось, что Максименко также умер. Об этом даже сообщили его матери на Сахалине. Но потом он явился в суд, сообщение о его смерти назвали ошибкой. Кстати, никаких бумаг, подтверждающих и смерть Скляра, в суд так и не было предоставлено», — сказал Сирожидинов.

Белашева приговорили к 9,5 годам в колонии строгого режима. Этот срок экс-милиционер уже отсидел, поэтому, когда приговор вступит в силу, он будет освобожден.

До этого момента Белашев останется под подпиской о невыезде. «Приговор был предсказуемый. И в плане квалификации, и в плане сроков: ему просто дали столько, сколько он уже отсидел», — сказал Сирожидинов. Сторона Белашева решение суда намеревается обжаловать. «Мой подзащитный будет требовать полного оправдания по своему уголовному делу, он настаивает на своей невиновности», — отметил адвокат.