«Николай сам в шоке»

Суд приговорил к 9 годам колонии строгого режима Николая Захаркина, который выбросил детей из окна

ИТАР-ТАСС
Николай Захаркин проведет 9 лет в колонии строгого режима за то, что выбросил с балкона 8-го этажа двух дочерей своей сожительницы. Мать потерпевших девочек получит 600 тыс. рублей за свои и их моральные страдания.

В день оглашения приговора капитан третьего ранга Николай Захаркин получил от своей бывшей гражданской жены Ирины Лапузиной еще и гражданский иск. Мать выброшенных из окна девочек, 8-летних Дарьи и Екатерины Лапузиных, через своего адвоката Михаила Олейника потребовала взыскать с подсудимого 1,5 млн рублей за моральный вред: дети получили серьезные потрясения и до сих пор ходят к психологу, говорилось в ее заявлении. Еще 30 тысяч рублей Лапузина потребовала в качестве возмещения расходов на адвоката, а 5403 рубля за хирургический корсет, который из-за падения пришлось носить Даше.

Сама Ирина Лапузина в суд в среду не пришла и детей не приводила. Перед тем как председательствующий Евгений Зубов удалился на вынесение приговора, стороны обсудили последствия обвинительного вердикта присяжных. Из-за того что заседатели проявили к Захаркину снисхождение, прокурор не мог потребовать для него более сурового наказания, чем 10 лет лишения свободы.

Гособвинитель Михаил Смирнов именно о таком сроке — 10 лет в колонии строгого режима — и попросил суд. А в пользу Лапузиной, по его мнению, достаточно взыскать миллион.

«Благодарности, благодарности, благодарности. Ни одного взыскания. И институт с отличием закончили?», — обратился судья Зубов к Захаркину, просматривая его личное дело. «Так точно», — слабым голосом отвечал из-за решетки подсудимый. До того как оказаться за решеткой в ноябре 2009 года, Захаркин служил в военной части 11135, работая старшим научным сотрудником в 18-ом НИИ Минобороны. По специальности он радиотехник.

На момент совершения преступления, согласно материалам дела, Захаркин был вменяем, состояния аффекта эксперты тоже не зафиксировали. «Длительная психотравмирующая ситуация, состояние эмоционального напряжения», — охарактеризовали медики душевное состояние капитана в последние месяцы совместной жизни с Лапузиной. По мнению следствия, ревность к гражданской жене, ее постоянные отлучки и проведенные на работе вечера и стали мотивом совершения преступления — в ночь на 12 ноября, выпив коньяка («состояние легкого опьянения» констатировали на медосвидетельствовании), он написал два эсэмэс-сообщения: «Скажи Кате до свидания», «И Даше тоже», — после чего одну за другой вынес спящих девочек на балкон и бросил вниз.

«Захаркин осознавал, что дети не могли оказать ему сопротивления, и имел прямой умысел на убийство», — заявил судья Зубов и сообщил, что приговаривает подсудимого к 9 годам в колонии строгого режима.

Заплатить Лапузиной Захаркин, теперь уже осужденный, должен будет 635 тыс. 403 рубля. Слушая недолгий приговор, офицер замер и не отрывал от судьи глаз. Кстати, капитанского звания Захаркина, вопреки требованию прокурора, суд не лишил. «Помощь детям предлагалась. Сослуживцы пытались, руководство части, но Лапузина отказывалась», — лепетал из-за решетки осужденный.

«Николай сам в шоке и не знает, как это могло произойти», — настаивает защитник Захаркина Анатолий Вербицкий.

Он и его клиент будут обжаловать «несправедливый» приговор в военной коллегии Верховного суда, добиваясь полного оправдания. «То, что он не признает вины, — это его линия защиты. Это его право», — рассуждал у дверей Московского окружного военного суда представитель столичного военно-следственного управления Олег Сохрин. Он считает работу следствия удовлетворительной: «Ведь его признали виновным присяжные». На вопрос, почему не было как следует исследовано место происшествия (такую претензию предъявила в суде защита), Сохрин заявил, что фотографий места падения и показаний милиционеров, которые «видели, что дети в земле и в грязи», а также показаний самих девочек и их матери оказалось достаточно, чтобы раскрыть это уголовное дело.