Пенсионный советник

Адамов зачитался ноутбуком

Экс-министр атомной энергетики Евгений Адамов дал показания в суде

Елена Шмараева 17.01.2008, 20:26

Бывший глава Минатома Евгений Адамов дал показания в суде. Экс-министр отказался от всех предъявленных ему обвинений, заявив, что не только не занимался мошенничеством и не похищал денег, предназначенных для госбюджета, но, напротив, уберег от развала атомную отрасль и «спас для ядерной промышленности миллиарды долларов».

В среду Замоскворецкий суд Москвы приступил к допросу бывшего главы Минатома Евгения Адамова. Процедура продолжалась без малого два дня. С самого начала Адамов отказался от того, чтобы на вопросы отвечали его адвокаты, и взял инициативу в свои руки. Экс-министр выступил с подробным заявлением, которое зачитывал с монитора своего ноутбука, и для большей наглядности продемонстрировал суду графические схемы структуры Минатома и подведомственных ему предприятий, а также схемы внешнеэкономических сделок, которые заключала российская сторона с иностранными компаниями.

Свое выступление Адамов начал с разъяснения суду и участникам процесса структуры Минатома. Он рассказал, что отрасль к концу 1990-х годов находилась в плачевном состоянии: НИИ не получали финансирования из бюджета, а акции большинства стратегически важных предприятий принадлежали негосударственным собственникам. Среди таких компаний оказалось и ОАО «Техснабэкспорт», занимавшееся внешнеэкономической торговлей ядерными материалами.

«Став министром в 1999 году, я поставил перед тогдашним гендиректором «Техснаба» Ревмиром Фрайштутом (Фрайштута вместе с Евгением Адамовым и Вячеславом Письменным обвиняют в мошенничестве в особо крупных размерах — «Газета.Ru») задачу вернуть акции в собственность государства, и это было сделано, — заявил в суде Адамов. — Хочу заметить, что это вызвало протест тогдашнего премьер-министра Михаила Касьянова и главы Минэкономразвития Германа Грефа. Они заявляли, что мое решение противоречит государственной политике приватизации», — пространно объяснял бывший министр.

«Однако я считал возвращение «Техснабэкспорта» в собственность государства необходимой мерой для восстановления отрасли,» — отметил Адамов.

Что касается российско-американской компании Globe Nuclear Services and Supply (GNSS), которая выступала посредником между «Техснабэкспортом» и американскими компаниями, приобретавшими обогащенный уран, то она никогда не была в госсобсвенности и не подчинялась Минатому, заявил Адамов. А значит, о присвоении контрольного пакета акций компании, подведомственной Министерству атомной энергетики, речи не идет. По словам Адамова, Письменный и Фрайштут «добились полного контроля над фирмой в интересах российской стороны», причем свое участие в переговорах о покупке акций GNSS они не скрывали ни от «Техснабэкспорта», ни от чиновников Минатома.

«Вопреки заявлениям гособвинения «Техснабэкспорт» получал дивиденды от принадлежавших ему акций GNSS», — заявил суду Адамов, опровергая еще один пункт обвинения.

По версии экс-министра, приобретение Фрайштутом и Письменным акций GNSS через американские фирмы было выгодно для России, так как американская сторона не хотела иметь дело с полностью государственным российским предприятием. Адамов заявил, что если бы акции не приобрела «дружественная» России компания TKST Inc., они достались бы принадлежащей российскому бизнесмену Алексу Шусторовичу фирме «Плеядис» — а это, считает экс-министр, не принесло бы российским предприятиям и госбюджету ничего, кроме огромных убытков.

«Я считаю своей огромной заслугой на посту министра то, что нам удалось не допустить к внешней торговле ядерными материалами проходимца Шусторовича!» — воскликнул Адамов.

С не меньшим пылом экс-министр отрицал и прощение долга компании GNSS, которое, по данным следствия, обернулось для предприятия «Техснабэкспорт» потерей $113 млн. По версии Евгения Адамова и его защитников, GNSS и «Техснабэкспорт» претендовали на одну и ту же сумму, которую после разорения группы американских компаний суд Колорадо присудил «Техснабу». А раз ее уже получила российская компания, GNSS как посредник от долга освобождалась автоматически.

Подводя итоги своего эмоционального выступления, бывший глава Минатома заявил, что, будучи министром, действовал исключительно в интересах России, не преследовал никаких корыстных целей и не совершал преступлений, а, наоборот, «спас», по разным оценкам, от $1 до $5 млрд, вырученных от продажи урана. Особенно возмутило Адамова заявление обвинения о том, что организованная преступная группа была создана по адресу: ул. Ордынка, 24/26 — в здании Минатома.

«Утверждение о существовании преступных связей и преступной группы не обосновано вообще ничем, а значит, голословно», — подытожил бывший глава Минатома.

Сторону обвинения пламенная речь экс-министра не впечатлила: старший советник Генпрокуратуры Виктор Антипов несколько раз назвал ее «лекцией» и попросил подсудимого отвечать на вопросы «покороче и поконкретнее».

Прокурора интересовали в основном «технические» вопросы: ставил ли Адамов подписи под различными документами и помнит ли он, когда и при каких обстоятельствах это происходило. В перерыве судебного слушания Виктор Антипов пояснил «Газете.Ru», что гособвинителям в деле Адамова уже все ясно, вину его они считают доказанной и готовы переходить к прениям сторон.