Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Торг и унижение: можно ли решить курильский вопрос

Захарова прокомментировала заявление японского политолога о Курилах

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова ответила на звучащие в Японии призывы «отобрать» у России Южные Курилы. Несмотря на позицию Москвы и ООН, Токио уже на протяжении 75 лет отказывается признать российский суверенитет над островами Кунашир, Итуруп, Шикотан и Хабомаи. Японское отношение к вопросу несколько смягчилось в годы премьерства Синдзо Абэ, однако срок его полномочий подходит к концу. Его преемник может занять более жесткую в отношении России позицию, что приведет к ухудшению двусторонних отношений.

В международный дискус вернулся вопрос суверенитета над южнокурильскими островами Кунашир, Итуруп, Шикотан и Хабомаи. Этому послужило заявление японского политолога Юкио Касиямы, который призвал власти страны пересмотреть свой подход к вопросу Северных территорий — так в Японии называют четыре острова Курильской гряды.

В статье для Wedge Infinity политолог пишет, что хотя японский МИД в ежегодном докладе «Синяя книга дипломатии» и указал, что острова южной группы Курильского архипелага входят в состав Японии, не прозвучало уточнение, какие именно острова имеются в виду — Кунашир, Итуруп, Хабомаи и Шикотан или только два последних.

Вероятно, это может быть связано с продолжающимися между Москвой и Токио переговорами о статусе этих островов и заключении мирного договора по итогам Второй мировой войны.

Еще два года назад президент России Владимир Путин и премьер-министр Синдзо Абэ договорились активизировать переговоры по этому вопросу, опираясь на советско-японскую декларацию 1956 года.

В документе прямо говорится, что Москва готова «пополам» с Токио разделить приобретенные по итогам Второй мировой войны острова.

В таком случае, после заключения мирного договора Японии отошли бы острова Шикотан и Хабомаи. Обсуждение этого вопроса продолжается до сих пор. Последний раз стороны вели непосредственный диалог на эту тему в марте. Вероятно, разговор бы продолжился на высшем уровне в мае — на парад Победы в Москву должен был приехать Синдзо Абэ, рассчитывавший воспользоваться лишней возможностью для разговора с российским лидером с глазу на глаз. Этим планам помешала пандемия коронавируса.

На данный момент, буква декларации 1956 года — чуть ли не единственное компромиссное предложение, которое хотя бы отчасти отвечает интересам Токио. Как отмечал в ходе декабрьского визита в столицу РФ глава японского МИД Тосимицу Мотэги, нынешние японские власти хотели бы «немного расширить горизонты и подойти к решению вопроса с не односторонней позиции».

Однако, как показывает заявление политолога Касиямы, такой компромиссный подход к проблеме не находит безусловной поддержки в японском обществе. По его словам, если Япония откажется от двух островов, то покажет РФ, Китаю и Южной Корее свою слабость. В связи с этим японский политолог призвал властей вернуться к первоначальным требованиям о передаче стране всех четырех островов.

«Похоже, что японское правительство по-прежнему придерживается политики «возвращения двух островов». Но пришло время вернуться к своей первоначальной политике. Давайте сделаем это», — призвал Касияма.

Эти слова вызвали критику со стороны российских официальных лиц. «Подобные заявления не способствуют решению имеющихся вопросов», — заявила в эфире радиостанции «Говорит Москва» официальный представитель МИД РФ Мария Захарова.

А депутат Сахалинской областной думы Максим Козлов назвал призыв Касиямы «сотрясением воздуха». Он отметил, что подобные высказывания вновь доказывают необходимость внесения в число поправок в Конституцию РФ пункта о территориальной целостности страны.

Между тем, данная поправка не делает передачу островов полностью невозможной, поскольку допускает «делимитацию, демаркацию, редемаркацию государственной границы Российской Федерации с сопредельными государствами». Однако факт остается фактом: в случае принятия поправки новая статья Конституции создаст дополнительный барьер в переговорах с Токио.

Российская позиция в вопросе Южный Курил становится все более жесткой, в то время как Япония под руководством Синдзо Абэ в последние годы демонстрировала беспрецедентную для себя готовность к компромиссу.

Решение этого вопроса стало чуть ли не главной внешнеполитической задачей для японского премьера, который возглавляет страну с 2012 года. За это время он провел 27 встреч с президентом России Владимиром Путиным, надеясь решить стоящую перед ним проблему.

Один из главных элементов стратегии Абэ — надежда на личный контакт с президентом Путиным. За годы своего премьерства он 11 раз посещал Россию с личным визитом.

Российский лидер, в свою очередь, посещал Японию дважды, и только однажды эта поездка не была связана с мероприятиями международного характера. Тогда, в 2016 году президенту России были оказаны высокие почести: Абэ принял его в своем родном городе в префектуре Ямагути, где до Путина не бывал ни один другой мировой лидер.

Очевидно, все эти «заигрывания» не приносят Японии желаемого результата. По мнению япониста Джеймса Брауна, в среднесрочной перспективе такая ситуация может обернуться для России неприятными последствиями.

«В будущем провал Абэ может обернуться для России немалыми сложностями в отношениях с Японией, потому что японский премьер не просто не получил желаемых результатов, но и оказался унижен»,

— отмечает эксперт в статье для Московского центра Карнеги.

Дело в том, что предельно простая стратегия японского премьера — дружба с Россией и экономическое сотрудничество в обмен на уступки по Курилам — встречают критику не только со стороны отдельных политологов, но и даже членов его кабинета.

Например, занимавший пост главы МИД Японии с 2012 по 2017 год Фумио Кисида хоть и следовал намеченному Абэ курсу, лично не был с ним согласен. Он раскритиковал премьера, когда в 2019 году — очевидно в рамках доброго жеста в адрес России — из «Синей книги» впервые за долгие годы была изъята формулировка о принадлежности «четырех северных островов» Японии.

Его коллега Сигеру Исиба, возглавлявший японскую дипломатию в 2007-2008 годах и вовсе предпочитает использовать в отношении Южных Курил запрещенную Абэ формулировку «исконные территории под незаконной оккупацией России».

Оба этих политика — одни из ключевых кандидатов на пост премьер-министра после приближающейся отставки Абэ.

Поняв бесперспективность пути уступок, новое правительство вполне вероятно вернется к традиционной для японской дипломатии враждебности в отношении к России. Это грозит охлаждением дипломатических связей, сворачиванием экономического сотрудничества (а Япония по прежнему остается третьей экономикой мира) и даже присоединение к санкционным режимам США и ЕС. До сих пор Токио, несмотря на тесные союзнические отношения с Вашингтоном, от подобных шагов воздерживался.

По мнению Джеймса Брауна, у Москвы еще есть возможность дать Японии понять, что подход Абэ не был ошибочным, не поступившись при этом своим суверенитетом. Эксперт предлагает расширить безвизовый режим для японцев, согласиться на предложение о регулярном авиасообщении между Японией и Курильскими островами, пойти на некоторые уступки в рамках проекта совместной хозяйственной деятельности на Южных Курилах.

Однако времени на эти шаги у Москвы все меньше. Срок полномочий Синдзо Абэ истекает уже в сентябре 2021 года, а если популярность премьера из-за экономических последствий пандемии продолжит падать, то, возможно, и раньше.