«Годы злобы и раздоров»: как Британия покидает Евросоюз

Елизавета II подписала закон о Brexit

Stefan Wermuth/Reuters
Королева Елизавета II подписала билль о выходе Великобритании из Евросоюза. Спустя почти четыре года после референдума Соединенное Королевство находится в шаге от Brexit, за который в 2016 году проголосовали чуть больше половины британцев. Теперь подписи под соглашением должны поставить высшие должностные лица ЕС и премьер-министр Борис Джонсон. Также предстоит голосование в Европарламенте, однако это, по большому счету, формальные шаги — 31 января в 23.00 Британия покинет Евросоюз.

Королева Елизавета II подписала билль по выходу Великобритании из Евросоюза. Соглашение, которое прокладывает Соединенному Королевству дорогу из ЕС, получило поддержку обеих палат парламента 22 января, и уже в следующую пятницу Лондон должен покинуть содружество.

Премьер-министр Борис Джонсон накануне заявил, что Великобритания, наконец, «пересекла финишную черту Brexit» и может «двигаться вперед как одно целое, оставив позади годы злобы и раздоров».

«Временами казалось, что мы никогда не пересечем финишную линию Brexit, но мы сделали это», — добавил премьер.

Не относитесь к Британии так, будто вы часть страны

В ближайшие дни соглашение должны подписать высшие должностные лица ЕС — глава Еврокомиссии (ЕК) Урсула фон дер Ляйен и председатель Европейского совета Шарль Мишель. Подпись под документом также должен поставить Борис Джонсон, а 29 января состоится голосование в Европарламенте. Это, впрочем, уже формальности.

31 января — спустя более чем через три с половиной года после того, как страна проголосовала за Brexit — Великобритания официально покинет Евросоюз в 23.00 по Гринвичу.

При этом пока кардинальных изменений за выходом страны из ЕС не последует — 1 февраля начинается переходный период, в течение которого Соединенное Королевство продолжит следовать правилам Евросоюза. При этом Лондон потеряет представительство и свой голос в органах власти ЕС.

Переходный период продлится до конца 2020 года, за это время стороны должны будут согласовать условия дальнейшего сосуществования в сфере экономики и безопасности. И в этом направлении премьер-министр, похоже, настроен оптимистично.

По его мнению, законопроект прокладывает путь для «амбициозного соглашения о свободной торговле» с ЕС. Однако многие наблюдатели уверены, что за такой срок договориться о новых условиях торговли и сотрудничества нереально. Выходит, премьер-министр вновь поставил Британию под угрозу «развода» без соглашения как такового.

В то же время Джонсон неоднократно сообщал о некой масштабной торговой сделке с США. И в этом его активно поддерживает американский президент Дональд Трамп. Более того, политики использовали перспективы торгового соглашения между Лондоном и Вашингтоном в качестве стимула сразу в двух избирательных кампаниях. Трамп обещал британцам масштабный торговый договор — в случае, если Борис Джонсон станет премьером, и если Консервативная партия победит на парламентских выборах.

Отношения двух политиков развиваются как нельзя лучше — они публично выражают друг другу поддержку, что говорит о многом.

«Мы готовим очень большую торговую сделку. Очень большую, такой большой сделки у нас с Британией никогда не было», — предупреждал Трамп еще в августе в ходе саммита «большой семерки». И Борис Джонсон не отставал: «Это будет превосходное соглашение».

Примерно то же на днях Трамп сказал и со сцены Всемирного экономического форума в Давосе, отметив, что оценивает Джонсона как «замечательного нового премьер-министра», который «очень хочет заключить торговую сделку» после Brexit.

Впрочем, на перспективы заключения «превосходного соглашения» многие смотрят весьма скептически. Отношения политиков могут быть дружественными, пока речь не зайдет о пересечении их интересов. И здесь Трамп вряд ли забудет о своем главном приоритете в международной политике — «Америка прежде всего».

Законопроект о Brexit принят без каких-либо изменений, то есть Лондон выйдет из Евросоюза ровно на тех условиях, о которых Борис Джонсон договорился с Брюсселем. В октябре 2019 года ЕС пошел на серьезные уступки, добиться которых никак не удавалось предшественнице Джонсона Терезе Мэй. Стороны договорились по главному вопросу — судьбе Северной Ирландии.

В соответствии с новым соглашением, Северная Ирландия останется в таможенном пространстве Великобритании, но также будет частью единого рынка Евросоюза. Вместе с тем Лондон будет применять таможенные правила ЕС и осуществлять сборы для товаров, следующих в Евросоюз через Северную Ирландию.

После окончания переходного периода соглашение будет продлеваться каждые четыре года с согласия Ассамблеи Северной Ирландии большинством голосов.

Помимо этого, премьер внес и другие изменения в документ: британские суды получат возможность пересматривать решения Европейского суда, министры должны будут ежегодно отчитываться перед парламентом о спорах с ЕС.

При этом в палате лордов все же хотят внести некоторые изменения в соглашение. В частности, члены верхней палаты парламента проголосовали за то, чтобы обеспечить детям беженцев право без сопровождения воссоединяться с родственниками, проживающими в Британии. Подобное обещание было дано Терезой Мэй, однако Джонсон не стал вносить этот пункт в соглашение.

Палата общин, контролируемая консерваторами, отвергла все предложенные поправки. Премьер-министр не стал изменять себе по одному из главных спорных вопросов, расколовших Британию и предрешившем судьбу Brexit — иммиграции.

«В течение последней пары десятков лет или больше мы наблюдаем довольно большое число приезжающих из всего Евросоюза... и они могут относиться к Британии по сути так, будто это — часть их страны»,

— говорил Джонсон в интервью телеканалу Sky за день до внеочередных парламентских выборов.

Он обещал ввести виды на жительство и трудоустройство для граждан ЕС. В предвыборной программе Консервативной партии сообщалось, что Британии следует взять пример с Австралии и ввести балльную систему иммиграции. Таким образом, тори намерены контролировать поток приезжих, «исходя из умений этих людей и того вклада, который они могут внести, а не исходя из того, откуда они».

Австралийская система иммиграции, действительно, основана на оценивании желающих переехать в страну. Потенциальный иммигрант получает баллы в соответствии с его профессией, образованием, возрастом и прочими данными. Подобная идея выдвигается не в первый раз. Противники евроскептиков еще в ходе кампании за референдум отмечали, что Австралия вводила балльную систему, чтобы, напротив, привлечь иммигрантов.

Джонсон, однако, настаивает, что консерваторы не намерены сокращать приток иммигрантов. Основная цель правящей партии, по его словам — выбирать лучших кандидатов. Что же касается тех, кто уже проживает в Великобритании, то им тори предлагают пройти онлайн-регистрацию и продолжить пользоваться теми правами, которые у них были.

Победа ценой единства

Джонсону и правда есть, чем гордиться, — ему удалось выполнить свое главное предвыборное обещание, преодолев сопротивление парламента и настояв на внесении весомых изменений в соглашение по Brexit. Почему Евросоюз изменил свою позицию и пошел на уступки по, как казалось ранее, самым принципиальным для себя вопросам, — остается неизвестным. Возможно, премьер оказался прав в том, что для успешных переговоров необходимо было продемонстрировать Брюсселю готовность уйти, хлопнув дверью, и разорвать отношения без какого-либо соглашения.

С парламентом оказалось сложнее: чтобы иметь возможность продвигать свою политику и прекратить многочисленные отсрочки Brexit, Джонсону пришлось распустить палату общин и пойти на внеочередные выборы. В парламенте попросту отсутствовало большинство, которое бы продвигало какую бы то ни было позицию, будь то новый референдум, выход без сделки или поддержка существующего соглашения. Таким образом, досрочные выборы стали возможностью вновь дать британцам возможность продемонстрировать свою волю касательно будущего страны — с ЕС или без него.

Результаты превзошли все ожидания. Консервативная партия Джонсона, заняв 364 из 650 мест в палате общин, одержала крупнейшую победу с 1987 года, когда такого же успеха добилась Маргарет Тэтчер.

Премьер-министр назвал победу «исторической», и с этим трудно поспорить. Однако серьезный раскол внутри страны так и не был преодолен, и он даст еще знать о себе.

Законопроект о Brexit отказались утверждать законодательные органы Уэльса, Шотландии и Северной Ирландии. Все три региональных парламента высказались против выхода из ЕС.

Эдинбург и Белфаст вовсе голосовали в 2016 году против Brexit. С приходом Джонсона к премьерству, Шотландия начала настаивать на проведении нового референдума о независимости — предыдущий состоялся в 2014 году и обернулся неудачей для желающих отделиться.

Однако, по мнению правящей в регионе Шотландской национальной партии, Brexit стал достаточным основанием для проведения повторного референдума.

Через неделю после победы консерваторов, означавшей выход Британии из ЕС, выборах глава правительства Шотландии Никола Стерджен официально запросила Лондон о разрешении на проведение второго плебисцита. Джонсон предсказуемо ответил отказом.

«Очередной референдум о независимости будет способствовать продолжению политической стагнации, в которой находится Шотландия на протяжении последних десяти лет, — сообщается в заявлении премьера. — Вы и ваш предшественник лично давали обещание, что референдум о независимости 2014 года был «единственный в этом поколении». Народ Шотландии решительно проголосовал за то, чтобы вместе сохранить Соединенное Королевство».

Впрочем, иллюзий на этот счет шотландские националисты не питали. Подавая запрос на референдум, Стерджен заявила, что Лондон почти наверняка ответит отказом: «Но пусть не питают иллюзий: на этом дело не закончится!».

Пока же премьер-министр может праздновать историческую победу. Впереди у Британии новый раунд, несомненно, труднейших переговоров, в ходе которых Лондону придется снова отстаивать свои интересы, и уже не только перед Евросоюзом.

«Парламент принял законопроект о выходе, что означает, что мы покинем ЕС 31 января и будем двигаться вперед как единое королевство», — подчеркнул Джонсон, выступая в парламенте 22 января.