«Прогресс достигнут»: в Москве состоялись переговоры по Ливии

Лавров заявил об «определенном прогрессе» на переговорах по Ливии

В Москве прошли консультации министров иностранных дел и обороны России, Турции с обеими сторонами конфликта в Ливии. Результаты переговоров нельзя назвать однозначными. Глава ПНС Файез Саррадж и лидер ЛНА Халифа Хафтар отказались от встречи друг с другом, а фельдмаршал не стал подписывать итоговое соглашение по перемирию, попросив дополнительное время на раздумья. Тем не менее, глава МИД РФ Сергей Лавров заявил о наличии прогресса в ливийском процессе.

13 января в Москве состоялись переговоры между Россией, Турцией и обеими сторонами внутриливийского конфликта — главой правительства национального согласия Ливии Файезом Сарраджем и главой ливийской национальной армии фельдмаршалом Халифой Хафтаром. Друг с другом, однако, Саррадж и Хафтар встречаться отказались.

Переговоры так и не привели к подписанию соглашения о перемирии — фельдмаршал попросил время до вторника, 14 января, чтобы решить, подписывать документ или нет.

В проекте итогового соглашения говорится о соблюдении обеими сторонами режима тишины, создании рабочих групп для урегулирования конфликта и создании военной комиссии.

Несмотря на то что соглашение не было подписано, глава МИД РФ Сергей Лавров оценивая результаты переговоров, заявил о прогрессе.

«Рассматривался документ, который позволит конкретизировать вопросы, связанные с режимом прекращения огня. О прекращении огня, как вы знаете, было объявлено в 0.00 в воскресенье, 12 января в ответ на призыв президентов [РФ Владимира] Путина и [Турции Реджепа Тайипа] Эрдогана, который содержится в их совместном заявлении, принятом 8 января в Стамбуле. И этот проект итогового документа на сегодняшней встрече рассматривался подробно, он явился предметом достаточно серьезных переговоров. И сегодня мы можем доложить, что определенный прогресс достигнут», — сказал Лавров по итогам переговоров.

Подпись под документом поставили премьер правительства национального согласия Файез Саррадж и глава Высшего государственного совета Ливии Халед аль-Мишри. Как сообщает телеканал Sky News — Arabia, Хафтар продолжает настаивать на вводе ЛНА в столицу Ливии Триполи, а также на формировании правительства национального единства, которое получило бы вотум доверия парламента.

В то же время, по данным издания, Саррадж настаивает на отводе войск ЛНА, на позиции по состоянию на 4 апреля 2019 года, когда было объявлено о начале наступления Хафтара.

Консультации по ливийскому урегулированию начались со встречи министров иностранных дел и обороны России и Турции в формате «2+2». Позже переговоры продолжились в формате отдельных встреч делегаций друг с другом. Встреча продлилась более шести часов.

Сам факт прибытия и Хафтара, и Сарраджа в Москву уже можно назвать продвижением в конфликте.

В Ливии фактически существует двоевластие. На востоке, в столице Ливии Триполи, действует поддерживаемое ООН правительство национального согласия под руководством Файеза Сарраджа. Однако парламент и кабинет министров, поддерживаемые ливийской национальной армией и ее главой фельдмаршалом Халифой Хафтаром, не признают эту власть и контролируют западную часть страны.

Конфликт в Ливии может привести к не менее масштабному противостоянию, чем война в Сирии, в которую в разных коалициях оказалось втянуто более 70 государств. Дело в том, что за противоборствующими сторонами в стране стоят важные региональные и мировые державы.

Правительство национального согласия фактически поставлено у власти после военной операции США, которую провела в Ливии еще администрация Барака Обамы. Оно пользуется поддержкой Турции, Катара и ООН. Ливийскую национальную армию Халифы Хафтара поддерживают Россия, Египет, Объединенные Арабские Эмираты и Франция.

Переговоры двух сторон до сих пор так и не привели к политическому урегулированию конфликта. Более того, с апреля прошлого года ситуация усугубилась — после того, как Хафтар начал наступление на Триполи. В последнее время фельдмаршалу удалось одержать несколько стратегических побед. Вместе с тем поддержка в адрес ПНС начала все активнее звучать из Турции.

В конце ноября президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и глава правительства национального согласия Файез Саррадж подписали меморандум о сотрудничестве в военной сфере и о взаимопонимании по морским зонам.

Согласно документу, войска Турции по просьбе правительства Сарраджа могут в любой момент войти в Ливию для защиты ПНС от ливийской национальной армии во главе с Халифой Хафтаром.

21 декабря парламент Турции проголосовал за этот меморандум. 26 декабря Анкара и ПНС утвердили данный документ, и уже на следующий день Ливия запросила военную поддержку у Турции.

Как только турецкий парламент начал работу в январе, было принято решение удовлетворить просьбу ПНС. До этого Анкара и так поставляла правительственным ливийским силам танки и беспилотные летательные аппараты, что, к слову, нарушает запрет ООН. Теперь же в Ливии размещены военнослужащие турецкой армии, официально — для «обучения и консультаций». Если правительство в Триполи окажется в безвыходной ситуации, Турция может быть вынуждена пойти на прямое участие в военных действиях с Ливийской национальной армией.

Подобный шаг со стороны Анкары дал новый толчок внутриливийскому конфликту. Признанное ООН правительство национального согласия не только не получило весомой поддержки от Запада, но и почувствовало себя преданным. ПНС напрямую обвинял Францию в поддержке ливийской национальной армии и даже разорвал дипломатические связи с Парижем. Сам Эрдоган 11 января обвинил Францию в поставках оружия в Ливию. Не пришла помощь и из Италии — европейской страны, которая наиболее заинтересована в урегулировании ситуации, так как из-за своего географического положения Рим ощущает на себе последствия затянувшегося конфликта в виде потоков ливийских беженцев.

Как отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» директор Центра изучения новой Турции Юрий Мавашев, поддержка Турции и ее готовность отправить войска в Ливию — далеко не символический жест.

«Президент Эрдоган вполне готов при необходимости поддержать ПНС Ливии, поскольку только они сегодня гарантируют интересы Турции. И дело не только в личности самого Сарраджа, а в тех, кто стоит рядом с ним. Ясно, что, если турки не поддержат сегодня Сарраджа, как представителя политического ислама или, попросту говоря, исламиста — завтра от турок отвернутся многие их союзники в регионе.

Поэтому Эрдоган не хочет идти на политическое предательство, делая вид, что ничего не происходит. При любом раскладе турки хотят заставить все мировое сообщество признать ПНС во главе с Сарраджем единственной легитимной политической силой. Ради этого Анкара пойдет на многое. Если потребуется и на прямой конфликт с Москвой», — считает Юрий Мавашев.

Кроме того, как отмечает эксперт, Анкару интересуют нефтегазовые месторождения в Восточном Средиземноморье — делая ставку на Сарраджа, Турция защищает свои экономические интересы.

Когда ПНС обратилось к Турции, Россия и Запад заняли гораздо более активную позицию.

8 января в Стамбуле состоялась встреча президентов России и Турции. Эрдоган до этого неоднократно заявлял, что на стороне Хафтара якобы действуют «наемники» российской частной военной компании «Вагнер» (деятельность ЧВК запрещена российским законодательством) и призывал Москву не делать ставку на фелдьмаршала. Россия же подчеркивала, что не занимает ни одну из сторон конфликта и выступает за политическое урегулирование ситуации.

При этом российские официальные лица неоднократно вели переговоры с Хафтаром, а 7 ноября 2018 года фельдмаршал прилетал в Москву и встречался с министром обороны РФ Сергеем Шойгу.

Ожидаемо, одним из предметов обсуждения российского и турецкого лидеров 8 января 2020 года стала Ливия. В результате переговоров Путин и Эрдоган договорились о проведении консультаций на уровне МИД, которые и состоялись 13 января, а также выступили с инициативой о прекращении огня в Ливии с 12 января. Москва и Анкара предложили себя в роли посредников в урегулировании конфликта.

С инициативой России и Турции практически сразу согласилось правительство национального согласия. А вот ливийская национальная армия, приветствовав Россию и проигнорировав участие Турции, все же отклонило их совместное предложение. Владимир Путин обсудил ситуацию с президентом Египта Абделем Фаттахом ас-Сиси и наследным принцем Абу-Даби Мухаммедом бен Зайдом Аль Нахайяном, а также с эмиром Катара Тамимом бен Хамадом Аль Тани.

11 января в Москве состоялись переговоры российского лидера с канцлером Германии Ангелой Меркель. В ходе пресс-конференции по итогам встречи Путин заявил о планах Германии провести в Берлине международную конференцию по Ливии и, несмотря на отказ ЛНА он все же выразил надежду, что стороны пойдут на перемирие в полночь 12 января. Неожиданно для всех ливийская национальная армия сменила позицию о объявила о прекращении боевых действий.

Таким образом, переговоры Путина и Эрдогана по ливийскому вопросу отчасти принесли ожидаемый результат. Того же нельзя сказать в отношении усилий Италии, которая также активизировалась после подписания военного меморандума ПНС с Турцией. В тот же день, что проходила встреча российского и турецкого лидеров Файез Саррадж и Халифа Хафтар прибыли в Рим для переговоров с итальянским премьером Джузеппе Конте.

Встреча, однако, сорвалась — глава ПНС покинул Италию. Как сообщил РИА «Новости» глава российской контактной группы по ливийскому урегулированию Лев Деньгов, переговоры не состоялись из-за того, что Рим не смог организовать встречу должным образом. Представитель ЛНА Ареф Али Найед также сообщил, что фельдмаршал не планировал встречаться в Италии с Сарраджем.

Некоторые зарубежные СМИ, однако, сообщали, что Саррадж отменил свой визит, узнав, что итальянский премьер встречался с представителем Хафтара. И без того обиженный на Италию за отказ в поддержке, лидер ПНС возмутился еще больше и покинул страну.

На этом фоне согласие обеих сторон посетить Москву и принять участие в переговорах выглядит действительно как позитивный результат. Кроме того, перемирие и прошедшие в понедельник консультации — результаты встречи Путина и Эрдогана — указывают на ведущую роль Турции и России в ливийском процессе. Анкара и Москва при этом все же занимают противоположные стороны в конфликте.

Переговоры могут продолжиться 14 января, когда фельдмаршал даст свой ответ по соглашению о перемирии. Как заявил Сергей Лавров, Россия и Турция продолжат оказывать поддержку ливийским сторонам для реализации договоренностей.