Последняя ошибка Чаушеску: как началась революция в Румынии

30 лет назад в Румынии начались волнения, переросшие в революцию

30 лет назад в румынском городе Тимишоара власти попытались задержать популярного священнослужителя, что в конечном итоге обернулось революцией против режима Николае Чаушеску. Румынские и международные историки до сих пор спорят, какую роль в этих событиях могли сыграть внешние силы.

Когда в дом популярного в Тимишоаре венгерского пастора-кальвиниста Ласло Текеша вошли представители милиции, его дом уже был окружен толпой протестующих. Смело бросаясь под дубинки, сторонники популярного священника окружили его дом живым кольцом. У румынских властей пастор давно был бельмом в глазу: он выступал с жесткими заявлениями в адрес румынских властей. Причиной стали планы диктатора Николае Чаушеску создать крупные сельхозяйственные центры на территориях проживания этнических венгров.

Возмущение гигантоманией Чаушеску объединило и венгров, и румын, а пастор Текеш стал символом румынской революции.

«Именно притеснения венгерского этнического меньшинства в Румынии при режиме Чаушеску стали той искрой, от которой вспыхнула румынская революция в декабре 1989 года», — писал историк Роберт Каплан в книге «Балканские призраки: Пронзительное путешествие сквозь историю».

Волнения в Темишоаре легли на подготовленную почву — экономическая ситуация в Румынии была тяжелой. К 1981 году внешний долг государства составил $10,2 млрд. Желая скорее расплатиться со взятыми у МФВ долгами, Чаушеску призвал жестким образом экономить электричество.

Румыны были вынуждены практически по приказу выключать свет в домах. Зажиточность румын — продукт помощи западных стран, которые видели в Чаушеску «оппозиционера» в советском лагере, — давно сошла на нет. К тому времени Чаушеску находился у власти в Румынии почти 30 лет.

На своей последней встрече с советскими генсеком Михаилом Горбачевым, Чаушеску дал понять, что на перемены идти не намерен. «Мы понимаем, что необходимо совершенствование, обновление, но не об этом я хочу сказать сейчас, о другом. Форма, в которой все это делается, очень серьезно ставит под угрозу не только социализм, но и само существование коммунистических партий данных стран. Если позволить продолжать этот курс, дело может дойти до очень серьезной ситуации», — говорил Чаушеску Горбачеву во время последней встречи в Москве в декабре 1989 года.

При этом Москва также дала понять, что вмешиваться в ситуацию в Румынии не собирается, и фактически дистанцировалась от происходящего в этой стране.

События в Тимишоаре, между тем, приняли жесткий оборот: милиция и военные начали подавление волнений. В результате было убито десятки людей. Сам Чаушеску, несмотря на происходящее, улетел с плановым визитом в Иран, что стало его главной политической ошибкой.

Когда 20 декабря он, вернувшись, выступил по национальному телевидению и назвал произошедшее в Тимишоаре выходкой «хулиганствующих элементов», перед президентским дворцом стояла многотысячная толпа. Митинг, который планировался сторонниками Чаушеску, как демонстрация лояльности румынского народа превратился в манифестацию разгневанных румын.

Из толпы выкрикивали проклятия в адрес румынского лидера и его супруги Елены. Революционные события разворачивались стремительно — полиция и армия оказались парализованы, а часть высокопоставленных военных перешла на сторону восставших.

У толпы появились лидеры, среди них — опальный представитель румынской номенклатуры Ион Илиеску, который позже станет президентом Румынии. В беседе с «Газетой.Ru» он утверждал, что стал лидером протеста исключительно из-за своей известности в оппозиционных кругах. «Это было народное восстание без всякой подготовки со стороны политических структур», — говорит Илиеску.

В свою очередь, американские СМИ позже писали, что тогдашний президент США Джордж Буш-старший, якобы обращался к Горбачеву с просьбой вторгнуться в Румынию.

Однако историк «холодной войны», профессор Гарвардского университета Майкл Крамер опровергает эту версию. «Это версия, которую любят рассказывать в Румынии. Горбачев, конечно, не любил Чаушеску, но то, что КГБ и сам Горбачев стояли за спиной свержения Чаушеску, — это все мифология. Это правда, что часть тех, кто совершил революцию, информировали СССР, но они совершили этот поступок сами», — говорит Крамер «Газете.Ru».

Румынские и международные историки не пришли к единому мнению, были ли события в Бухаресте в декабре 1989 года только стихийным протестом или же сопровождались заговором против Чаушеску в военных и партийных кругах.

О том, что армейские руководители оказали значительную помощь революционерам, говорил и экс-президент страны Илиеску, хотя поначалу, по его словам, армия выполняла приказ о подавлении восстания в Тимишоаре и Бухаресте. То же самое произошло и с Секуритате (департамент государственной безопасности Румынии). «Роль этих структур во время режима была очень активной, но во время восстания они поняли, что судьба диктатора решена, и перестали поддерживать режим», — рассказывал Илиеску.

Исследователь писал, что группа высокопоставленных румынских руководителей, в том числе ранее смещенный со своего поста министр обороны Николае Милитару, впоследствии поддержавший революцию, уже во время перестройки обращались за помощью к советским руководителям. Сам Милитару, воспитанник советской военной академии, рассказывал, что в 1987 году во время визита в Турцию встречался с советскими дипломатами.

Автор книги «Румынская революция декабря 1989 года» профессор Питер Сиани-Дэвис отмечал, что

в румынской армии мог существовать заговор против Чаушеску, и ссылается на беседы с военными, которые якобы обращались к руководству СССР с предложением сбросить Чаушеску.

Однако независимо от того, существовал ли «Фронт национального спасения» до революционных событий, часть румынской элиты в партии и спецслужбах видела в перестройке в СССР и переменах в соседних соцстранах возможности для собственных изменений. По мнению румынских экспертов, Чаушеску и его супруга Елена стояли на пути реформ.

Единственной возможностью спастись от восставших для четы Чаушеску стало бегство на вертолете, который приземлился прямо на крышу дворца президента. При этом бегство диктатора не сразу прекратило противостояние в Бухаресте отмечает американский историк Крамер: «Большинство из тех, кто погиб, погибло уже после бегства Чаушеску. Точного количества никто не знает, так как настоящего расследования не проводилось».