«Власти боятся»: что грузинская оппозиция ищет в Москве

Бурджанадзе: РФ хочет вернуть авиасообщение с Грузией максимально быстро

Лидер оппозиционной партии «Единая Грузия — демократическое движение» Нино Бурджанадзе приехала в Москву, чтобы обсудить судьбу врача Важи Гаприндашвили, задержанного в Южной Осетии по обвинению в незаконном пересечении границы в августе 2008 года, а также проблемы во взаимоотношениях России и Грузии, в том числе отсутствие авиасообщения. После встречи политика с российскими дипломатами МИД РФ заявил, что заинтересован в возобновлении перелетов.

— Какова цель вашего визита в Москву?

— Цель еще раз встретиться с российскими политиками. Я время от времени приезжаю, потому что для меня очень важно поддерживать эти контакты и обсуждать проблемы, которые существуют в российско-грузинских отношениях. Это проблемы, которые действительно нуждаются в том, чтобы о них думать, разговаривать и встречаться, и тем более сейчас, когда ситуация сложная по поводу задержанного [в Южной Осетии грузинского] врача [Важи] Гаприндашвили и, конечно же, я хотела внести свою лепту в его освобождение и попросить Россию содействовать в этом вопросе.

— С кем вы планируете провести встречи или уже встретились?

— Я встречалась с заместителем министра иностранных дел господином [Андреем] Руденко, встречалась с господином [Константином] Косачевым, председателем комитета международных отношений [Совета Федерации], сенаторами [Алексеем] Пушковым, [Игорем] Морозовым, встречалась с господином [Григорием] Карасиным, также сегодня у меня в четыре часа будет встреча с господином [Александром] Жуковым, первым спикером Госдумы и с другими представителями законодательно исполнительной власти.

— Уже есть какие-либо результаты ваших переговоров?

— Я с большим удовольствием могу отметить полное человеческое понимание, например, проблемы, которая касается врача, а также полную политическую готовность посодействовать его скорейшему возвращению домой.

Я очень довольна этими встречами, потому что я вижу желание российской стороны разбираться в завале сложных российско-грузинских отношений и искать пути выхода из этого кризиса, в котором наши страны отказались. Так что я действительно вижу эту готовность и считаю, что диалог необходим, нужно этот диалог поддерживать и действительно сделать все, чтобы начать серьезное обсуждение проблем, которые мешают нормальному развитию отношений.

Я надеюсь, что на данном этапе конкретное будет освобождение господина Гаприндашвили, также мы разговаривали относительно восстановления авиасообщения и выдачи виз. Очень важно, что по поводу грузинского внутреннего кризиса российская сторона однозначно заявляет, что это внутреннее дело Грузии и Россия ни в коем случае не будет вмешиваться. Остальные вопросы требуют, конечно, дополнительного длительного обсуждения.

— Какова позиция российской стороны по ситуации с задержанным в Южной Осетии грузинским врачом Важей Гаприндашвили?

— Россия выразила намерение посодействовать максимально скорейшему освобождению.

— Каковы, на ваш взгляд, перспективы развития двусторонних отношений Москвы и Тбилиси?

— Я думаю, что власти Грузии упускают уникальную возможность для того, чтобы налаживать диалог с Россией, чтобы решать накопившиеся проблемы. Конечно, накопившиеся проблемы, включая проблемы, связанные с Абхазией и так называемой Южной Осетией, очень глубокие, даже при политической воле их решать одним взмахом руки невозможно. Тут нужен длительный процесс переговорный, в том числе прямой диалог грузин с абхазами и осетинами. Но я уверена, что все-таки, несмотря на очень большие различия во взглядах, есть и те моменты, которые совпадают в российско-грузинских отношениях, и интересы, которые не противоречат ни интересам России, ни интересам Грузии. Для меня самое важное, чтобы в этом диалоге мы добились того, чтобы Грузия и Россия разговаривали как партнеры, которые уважают взаимные законные интересы друг друга. Только в этом случае можно будет найти выход из положения.

— Какова на сегодняшний день позиция правительства Грузии по взаимоотношениям с РФ?

— Они просто боятся разговаривать с Россией, потому что боятся обидеть своих прозападных партнеров, что очень печально.

— Как вы добирались до Москвы, учитывая отсутствие авиасообщения России и Грузии?

— Я добиралась через Ереван, к сожалению, потому что прямого авиасообщения нет из-за определенных событий. И я надеюсь, что все-таки у нас будет возможность восстановить авиасообщение, потому что оно не только для экономики Грузии было важно, но оно было важно чисто в человеческих отношениях. После стольких конфликтных лет российские туристы приезжали в Грузию, имели прямые контакты с грузинами, они видели, что все-таки отношения на человеческом уровне действительно позитивные, поэтому, конечно, это имело большое значение. Я надеюсь, что это восстановится достаточно быстро.

— Российская сторона вам доложила о своих намерениях относительно авиасообщения?

— Российская сторона выразила готовность восстановить авиасообщение в максимально быстрые сроки.