Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Не побоялись»: как Европа пытается сохранить ядерную сделку

В Вене пройдет заседание комиссии по ядерной сделке с Ираном

Европа предпринимает, пожалуй, последнюю попытку спасти ядерную сделку с Ираном. Сегодня в Вене состоится заседание совместной комиссии по реализации совместного плана действий по иранской ядерной программе. Тегеран между тем уверен, что Евросоюз не выполняет свои обязательства. При этом обеим сторонам крайне сложно противостоять американским санкциям в отношении Исламской республики, которая продолжает обогащать уран.

6 декабря в Вене состоится заседание совместной комиссии по Совместному всеобъемлющему плану действий по иранской ядерной программе, на котором европейские лидеры рассчитывают прояснить ситуацию и убедить Тегеран вернуться за стол переговоров.

Встреча пройдет на фоне усугубляющейся ситуации в Иране, который все больше сокращает обязательства по сделке. Европа мало что может предложить Тегерану, что уже отчетливо понимают в Исламской республике.

Посол Ирана в Москве Мехди Санаи заявил, что европейские участники сделки не выполняют свои обязательства.

«Другая сторона [СВПД], которой является Европа, так сказать, бездействует, и те усилия, которые ожидались по сохранению СВПД, Европа не выполняет. Тогда какое поведение Иран должен показать?» — сказал Санаи на пресс-конференции 5 декабря.

При этом еще неделю назад шесть государств-членов Евросоюза присоединились к платежной системе ЕС-Иран Instex, которая была основана Францией, Германией и Великобританией в январе 2019 года.

«Финляндия вместе с Бельгией, Данией, Нидерландами, Норвегией и Швецией в пятницу, 29 ноября 2019 года, объявила, что присоединится к торговой платежной системе ЕС-Иран Instex», — сообщает финский МИД.

Отмечается, что страны придают первостепенное значение сохранению и полному осуществлению плана по ядерной программе Ирана. Этих усилий, однако, может оказаться недостаточно для минимизации урона, нанесенного экономике Тегерана санкциями США.

Результаты превосходят ожидания

Массовые протесты в Иране продемонстрировали не только эффективность стратегии давления США, но и обнажили растерянность и несостоятельность Евросоюза в ситуации, когда Брюссель и Вашингтон оказываются по разные стороны баррикад.

Демонстрации начались из-за повышения цен на бензин в два раза. Стоимость литра выросла до 15 тыс. реалов (28,7 рубля). Власти обосновали решение тем, что получаемая прибыль пойдет на улучшение жизни бедных слоев населения. Иранцы не прислушались. Экономика нефтегазовой страны переживает не лучшие времена, а национальная валюта слабеет из-за экономического давления Белого дома.

Когда в 2015 году Иран в обмен на снятие с него санкций заключил ядерную сделку с США, Россией, Францией, Германией, Британией и Китаем, в Тегеране возникла уверенность в завтрашнем дне. Однако впечатляющего экономического прорыва иранцы на себе не прочувствовали — сказывались многолетние ограничительные меры Белого дома.

Тем не менее, Тегеран смог дышать свободно — до тех пор, пока к власти в США не пришел Дональд Трамп, раскритиковавший СВПД. 8 мая 2018 года глава Белого дома объявил о выходе страны из соглашения, экономика Ирана снова оказалась под серьезной угрозой, а Европа не знала, что делать.

Ситуация все больше выходила из-под контроля. Через год Тегеран начал постепенное сокращение своих обязательств по сделке, Вашингтон усиливал экономическое давление, а Европа по-прежнему пребывала в растерянности.

Наконец, действия США принесли свои плоды. Иранцы, прочувствовавшие на себе влияние Вашингтона и ухудшение экономики, вышли на улицы. Протесты переросли в жесткие столкновения и охватили более ста населенных пунктов страны. Из-за практически полного отключения интернета в Иране точных данных о количестве жертв нет.

По информации Amnesty International, в столкновениях правоохранительными органами были убиты 208 человек, другие наблюдатели называли цифру в 400 человек. Официальных данных по количеству погибших нет, однако иранские чиновники называли цифры правозащитников ложью.

США всячески поддержали протестующих. Госсекретарь Майк Помпео пообещал, что Вашингтон введет новые санкции в отношении Ирана из-за реакции властей страны на протесты, а также попросил иранцев присылать фото и видео с протестов.

Слово Евросоюзу

Когда Трамп начал восстанавливать санкции против Ирана, Тегеран ждал от европейских участников сделки действий по минимизации урона, нанесенного экономике страны Вашингтоном. Стоимость иранского риала упала до рекордно низкого уровня, годовой уровень инфляции вырос в четыре раза.

Спустя месяц после того, как США вышли из ядерной сделки, президент Ирана Хасан Роухани поблагодарил Россию и Китай за поддержку СВПД и поприветствовал усилия, предпринимаемые Москвой и Пекином в этом направлении. На них Тегеран возлагает куда меньшие ожидания, чем на Евросоюз, отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» директор Центра европейской информации Николай Топорнин.

«Мы не являемся основными покупателями иранской нефти. Россия сама является экспортером нефти, мы поставляем большое количество нефти на внешний рынок, — отмечает эксперт. — Мы любим избегать использование доллара в торговых расчетах, как раз с Ираном есть возможность рассчитываться без доллара, возрождается механизм старого бартера, мы не используем валюту евро — это не наша валюта, рублей у Ирана нет, а иранская валюта нам не нужна, мы используем сделки бартерного типа — товар в обмен на товар, например, мы покупаем нефть и поставляем оружие».

Что же касается Евросоюза, то последствия американских санкций в отношении Ирана ЕС прочувствовал на себе.

В августе Европейская комиссия опубликовала информацию об объемах падения товарооборота между ЕС и Ираном. В течение первых шести месяцев этого года объем двусторонней торговли между 28 членами ЕС и Ираном сократился до одной четверти по сравнению с тем же периодом в 2018 году.

В течение января-июня товарооборот между Ираном и ЕС упал до €2,558 млрд. Согласно отчету, экспорт ЕС в Иран за этот период сократился на 53 процента до €2,14 млрд, тогда как его импорт из Ирана за тот же период рухнул на 93% до €416 млн.

В том числе и поэтому с последствиями от выхода США из СВПД и введения санкций в отношении Ирана приходится справляться Европе, которая, впрочем, лишь продолжала твердить о необходимости сохранения сделки.

Бездействие Брюсселя

Вашингтон оставил за собой право вводить санкции не только против Ирана, но и против стран и компаний, которые продолжили торговые отношения с Тегераном. Именно поэтому анонсированный в конце января Евросоюзом механизм поддержки торговых обменов Instex был воспринят общественностью как вызов США. Механизм, однако, так и не заработал.

«Европейцы вызвались создать механизм, который позволит обходить эти абсолютно незаконные, противоправные американские санкции. Долго у них вопрос этот согласовывался. В итоге объявили, что такой механизм создан, но он остается исключительно на бумаге», — заявил 6 ноября глава МИД России Сергей Лавров.

Перспективы механизма даже после присоединения к нему шести европейских стран Николай Топорнин оценивает критично.

«Скорее всего, этот механизм будет обслуживать те коммерческие соглашения, которые будут заключать европейские компании с Ираном, в первую очередь, по поставкам энергоносителей. Надо признать, что возможностей механизма недостаточно, чтобы полностью нивелировать запреты, которые Трамп ввел против торговых операций с Ираном.

Скорее всего, европейцы смогут частично защитить интересы своих компаний, которые продолжают некоторые проекты с Ираном, но тот объем внешней торговли, который был у Ирана до американских санкций, конечно, этот механизм не в состоянии заместить. Нужно понимать, что не все крупнейшие фирмы согласятся продолжать сотрудничать с Ираном, потому что в противном случае им грозят американские санкции», — отмечает эксперт.

Тем временем Иран возрождает свою ядерную программу. В июле Роухани заявил, что Иран будет обогащать уран до любого необходимого уровня, и на протяжении последующих месяцев он продолжил повышать процент обогащения. За последние два месяца его производство выросло в 10 раз. В начале ноября Хасан Роухани подтвердил, что завод в Фордо снова станет предприятием по обогащению урана, в то время как ядерная сделка предполагает, что комплекс в Натанзе будет единственным для таких целей.

Примерно в то же время Международное агентство по атомной энергии ООН (МАГАТЭ) подтвердило информацию, которую ранее сообщал премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху о том, что Иран обогащает уран на «секретном атомном складе». По мнению западной разведки, склад был создан для разработки ядерного оружия.

Сделка разваливается на глазах, Белый дом практически задушил экономику Ирана, который движется прямо к разработке ядерного оружия, пока в стране проходят массовые протесты, а европейские лидеры повторяют о своей приверженности соглашению. Все это время Евросоюз не может решить, чью сторону занять, и его нерешительность зашла слишком далеко.

Участники сделки, Франция, Германия и Великобритания, в соответствии с соглашением, могут снова ввести санкции в отношении Ирана в случае несоблюдения им взятых на себя обязательств, что и происходит сейчас. Однако Европа не спешит с подобными мерами, судя по всему, опасаясь введения санкций больше, чем Иран.

Лишь в конце ноября глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан предупредил о возможности запуска механизма, который грозит восстановлением санкций против Тегерана. Однако 28 ноября представитель дипслужбы ЕС Майя Косьянчич заявила, что говорить об инициативе Парижа пока рано.

«В договоре действительно предусмотрены меры, механизмы, которые могут быть запущены, но на данный момент это еще не так», — пояснила она.

Как сообщает Politico со ссылкой на источники, знакомые с ходом дискуссий европейских лидеров по ситуации в Иране, на сегодняшний день единственное, к чему пришли Франция, Германия и Великобритания — это необходимость что-то сделать. Вопрос в том, что.

При этом политологи выражают опасения, что время для действий Евросоюза уже прошло. Другими словами, Европа потеряла свои дипломатические рычаги, столь слабо реагируя на нарушения Ираном своих обязательств СВПД, а также на атаки, предположительно, Тегерана на танкерные перевозки в Персидском заливе и бомбардировки нефтеперерабатывающего завода в Саудовской Аравии.

Часть ЕС бросает вызов

Сам Тегеран, глядя на результаты давления Вашингтона, понимает, что Европа не в силах противостоять США и минимизировать наносимый им урон экономике Ирана. Соответственно, Исламская республика прекращает не только рассчитывать на европейских партнеров по сделке, но и действовать с оглядкой на них.

К слову, присоединение менее чем 10 участников ЕС к Instex, скорее, является очередным показателем ограниченных возможностей Брюсселя.

«Евросоюз — это союз 28 государств, пока Великобритания еще никуда не вышла. У них все-таки тоже есть разные подходы. Некоторые страны, например, поддерживают позицию США, та же Польша, страны Балтии. Другие страны, та же Франция, Германия, говорят: «Нет, Иран ничего не нарушал, значит, надо продолжать с ним сотрудничество». Нет такого одного объединенного, сильного европейского голоса. В ЕС 28 стран, а присоединились только шесть, а остальные почему не присоединились? Они выжидают, как будет развиваться ситуация, им не хочется портить отношения с американцами. Это проблема единой внешнеполитической линии ЕС», — отмечает Николай Топорнин.

Тот факт, что европейские компании проигнорировали рекомендации Брюсселя по продолжению сотрудничества с Тегераном, стал главным свидетельством того, что именно Вашингтон в этой ситуации диктует свои условия.

Попытку хоть как-то повлиять на ситуацию предпринял президент Франции Эммануэль Макрон. Амбициозный политик стремится стать основным игроком на мировой арене, и желание урегулировать конфликт у него велико — это стало бы огромным дипломатическим успехом для Макрона.

В августе французский лидер предложил Вашингтону частично разрешить европейским компаниям приобретать нефть у Тегерана или же предоставить Ирану кредитную линию на $15 млрд, чтобы обеспечить его возвращение к полному соблюдению СВПД. Иран выразил готовность вернуться к соблюдению договора, если план Макрона будет реализован.

Постпред США при Евросоюзе Гордон Сондлэнд заявил, что Белый дом изучит предложение, но Вашингтон придерживается «максимального давления» на Иран.

Не увенчалась успехом и попытка Макрона сыграть роль посредника в возможной встрече Трампа и Роухани в стенах ООН.

Наконец, Евросоюз окончательно продемонстрировал слабость, промолчав в ответ на информацию Amnesty International о количестве погибших иранцах в результате столкновений с правоохранительными органами.

Единственной реакцией стало заявление европейской дипслужбы, в котором ЕС указал о недопустимости насилия и призвал власти и демонстрантов проявить сдержанность, а также обеспечить доступ к интернету. Причем Иран ответил более красноречиво — официальный представитель МИД Ирана Аббас Мусави сообщил, что Европе «сперва лучше заняться своими беспорядками и проблемами», а заявление дипслужбы — это вмешательство во внутренние дела страны. Мусави также упрекнул ЕС в «поддержке экономического терроризма и санкций» США.

Отчасти нежелание Европы действовать против Ирана связано с экономикой. Богатая нефтью Исламская республика выглядит достаточно привлекательным торговым партнером для ЕС, и Брюссель, вероятно, не хочет портить отношения.

Конечно, у европейских лидеров есть также опасения, что введение новых санкций лишь больше спровоцирует Иран, который может вовсе выйти из ядерной сделки.

Тем не менее действия Евросоюза в ситуации с ядерной сделкой, по мнению Николая Топорнина, стали действительно уникальным в истории случаем.

«В этом конфликте Евросоюз стал отстаивать свою позицию, отличную от Вашингтона. Это тот случай, когда европейцы не побоялись.

Они не только на словах осудили действия Трампа, но они предложили механизм, пусть несовершенный, тем не менее они его создали, запустили, хоть что-то. То есть они перешли от слов к делу. Это редкий случай, когда ЕС и Вашингтон находятся по разные баррикады, и ЕС не на словах, а на деле показывает свою независимость и самостоятельность от Вашингтона. Это дорогого стоит», — заключает эксперт.