Переговоры на всех уровнях: зачем Лавров поехал в Ирак

Как Ирак пытается стать ключом к проблемам Ближнего Востока

Глава МИД России Сергей Лавров прибыл в Ирак. Визит короткий — всего полтора дня, — однако поездка важна хотя бы потому, что Багдад находится под пристальным вниманием Вашингтона, а взаимодействие с иракским руководством открывает пути для урегулирования целого ряда ближневосточных проблем. В день визита Лаврова Дональд Трамп объявил о скором выводе войск из Сирии и прекращении военной помощи курдам, и это вряд ли случайное совпадение: обе страны демонстрируют определенную «координацию» своих действий.

На встрече с главой МИД Ирака Мухаммедом Али аль-Хакимом министр иностранных дел России Сергей Лавров отметил сближение обеих стран по отношению к ситуации в регионе. «У нас общие позиции в отношении того, каким образом добиваться разрядки напряженности в районе Персидского залива. Мы и наши иракские друзья считаем необходимым делать это таким образом, чтобы усилия всех игроков объединялись, а не за счет схем, которые вносят раскол», — цитирует РИА «Новости» слова Лаврова.

Говоря о ситуации в районе Персидского залива, Лавров, прежде всего, имел в виду ситуацию вокруг Ирана, конфронтация которого с США заметно увеличилась.

В этом контексте роль Ирака существенно возросла в геополитическом плане. Это страна имеет прочные экономические связи с Тегераном, что не нравится Вашингтону, который стремится ослабить иранское влияние, где бы то ни было.

Действия США направлены, по выражению одного из дипломатических собеседников «Газеты.Ru», на «удушение Ирана». Именно поэтому Вашингтон пытается препятствовать связям Багдада с Тегераном. Но, несмотря на зависимость Ирака от США, руководству этой страны все же удается отстаивать свои позиции. И Ирак, в целом, пытается найти возможность сыграть посредническую роль в диалоге США и Ирана, однако эти сигналы Белый дом пока что не воспринимает.

Между тем, потенциальный военный конфликт между США и Ираном — опасность, которую Багдад хочет избежать всеми силами. В случае перехода конфликта в «горячую фазу» это нанесет серьезный урон экономике страны. Стоит отметить, что в настоящее время на территории Ирака находится 5 тыс. американских военных, хотя их присутствие и не слишком заметно. «Американцы, в основном, сидят на базах», — говорит один из собеседников «Газеты.Ru», часто бывающих в Ираке.

Вместе с тем обстановка для иракского руководства сейчас далека от идеальной. Несмотря на разгром «игиловского халифата» (организация «Исламское государство» (организация запрещена в России) запрещена в России), здесь немало «спящих ячеек» террористов, которые время от времени совершают теракты.

В начале сентября взрывы прогремели в «зеленой зоне» столицы Ирака, где расположены правительственные кварталы. Причиной, по предварительным данным, стало попадание двух ракет. В этой связи премьер-министр Ирака Адель Абд аль-Махди объявил о введении в Багдаде комендантского часа.

Осложняют ситуацию в Ираке и массовые протесты, охватившие несколько городов на прошлой неделе. Во время столкновений с силовиками погибло более 100 граждан, в общей сложности пострадали около 4 тыс. человек за все время протестов в Багдаде. Большинство погибших — демонстранты.

Протесты стали одной из главных тем мировой печати, а дубайское издание Gulf News призвало иракские власти «начать реформы», чтобы предотвратить протесты в дальнейшем. «Иракцам надоели коррупция и неумелость, которые характеризуют их правительство, политический тупик, который определяет их парламент, растущее влияние Ирана во всех аспектах государства и неспособность [премьер-министра] Махди что-либо делать», — констатирует издание в редакционной статье.

Россия дистанцируется от ситуации в Ираке, считая это внутренним делом страны. В Москве подчеркивают, что, отношения Ирака и России остаются дружественными, несмотря на то что после свержения Саддама Хуссейна в 2003 году к власти в Багдаде пришли другие политические силы. Ирак понимает весомую роль Москвы в регионе, тем более после операции в соседней Сирии она обозначила свое долговременное присутствие в этой стране. Как отмечает ведущий эксперт аналитической группы GSA Теодор Карасик визит Лаврова в Ирак и скорый визит президента Владимира Путина в Саудовскому Аравию говорит о «начале нового продвижения России в регионе Ближнего Востока».

Тот факт, что российского министра, как выражаются знакомые с ситуацией источники, принимают «на всех уровнях», говорит, какую важность Ирак придает двусторонним отношениям с Москвой — им, к слову, в этом году исполняется 75 лет. Во время визита Лавров встретился с президентом Бархамом Салехом и премьер-министром Аделем Абд аль-Махди.

Во время кратковременного визита главы МИД Лаврова никаких документов подписываться не будет, однако министра сопровождает группа представителей российских госкомпаний, работающих в Ираке. В настоящее время здесь присутствуют несколько российских нефтяных компаний. При этом торговые отношения Москвы и Багдада оставляют желать лучшего. В 2018 году товарооборот между нашими странами составил около $1 млрд и имеет тенденцию к уменьшению.

В последнее время тема Ирака зазвучала в российских СМИ в связи с гуманитарной миссией. Благодаря властям этой страны, в частности, в Россию смогли вывести несколько десятков детей, чьи матери примкнули к террористам и получили тюремные сроки. Российские дипломаты при помощи иракских коллег установили родственников детей и передали их законным опекунам.

Кроме Багдада Лавров впервые побывает в Иракском Курдистане и посетит Эрбиль — столицу курдской автономии, — где встретиться с местным руководством, а также с бывшим президентом Иракского Курдистана Масудом Барзани, которого здесь уважительно называют «дедушка».

У Москвы давние связи с иракскими курдами, и визит носит дружественный характер. Визит — и дань уважения президенту Ирака курду Салеху.

При этом в Москве отмечают, что сейчас курдская автономия чувствует себя спокойно в составе Ирака, а былая «самостийность» канула в Лету. В 2017 году на территории Иракского Курдистана прошел референдум, на котором 92% жителей высказались за независимость. Однако поддержки мирового сообщества, а главным образом — США — референдум не получил, и вопрос о независимости отпал.

Известно, что у Москвы не самые легкие отношения с сирийскими курдами, которые активно противостоят Турции, союзнику Москвы в сирийском урегулировании. Однако на отношения с иракскими курдами это не влияет, и даже наоборот. Как рассказывают собеседники «Газеты.Ru», они приводят сирийским собратьям свой опыт, призывая найти компромисс с Дамаском.

Правда, в сегодняшних условиях сирийским курдам делать это нелегко. Турция — главный враг курдских ополченцев в Сирии, которых она считает террористами, заявляет о новой операции против них. Межу тем, президент США Дональд Трамп дал понять, что не собирается оказывать помощь курдам в Сирии: «Они сражались с Турцией десятилетиями. Я сдерживал эту битву почти три года, но теперь для нас настало время выбраться из этих бессмысленных бесконечных войн, многие из которых — племенные, и вернуть наших солдат домой», — написал президент США в твиттере.

Ведущий эксперт аналитической группы GSA Карасик не сомневается, что заявление Трампа о выводе войск из Сирии не случайно совпало с визитом Лаврова в Ирак. «Нет сомнений, что вывод Трампа из Сирии был приурочен к визиту Лаврова. То, что выглядит, как координация, является частью более широкой картины того, как Россия в этом месяце демонстирует себя на Ближнем Востоке гораздо более сильным и надежным образом. Трамп же заинтересован в выборах 2020 года и в том, как слово «уход» с Ближнего Востока добавляет его способности победить в следующем году», — говорит «Газете.Ru» Карасик.