Ядерный кошмар: Иран без сделки, но с ракетами

Чем грозит миру разрушение ядерной сделки с Ираном

Иран отказался выполнять часть соглашений по ядерной сделке с США. Стороны обвиняют друг друга в нарушениях соглашений, а пострадать могут третьи страны. У Тегерана есть потенциал создать ядерное оружие, но больше опасений вызывает ракетная программа Ирана. Под ударом могут оказаться Саудовская Аравия и Израиль, хотя все потенциальные участники конфликта понимают, что любые неосторожные решения могут привести к полномасштабной войне. «Газета.Ru» — о главных опасностях разрушения ядерной сделки.

Глава МИД Ирана Джавад Зариф прибыл 8 мая в Москву для переговоров с российским коллегой Сергеем Лавровым сразу после того, как Тегеран заявил, что перестает частично соблюдать условия ядерной сделки. Решение было принято иранской стороной после того, как Вашингтон перешел к жесткому давлению в том числе путем демонстрации военной силы в регионе Персидского залива. Лавров, в свою очередь, упрекнул США в безответственном поведении. По его словам,

именно действия Вашингтона стало причиной сложившейся ситуации с Совместным всеобъемлющим планом действий (СВПД) по иранской ядерной программе.

Глава МИД России рассказал журналистам, что Россия готова работать со всеми участниками соглашения, исключая США. Но Лавров выразил мнение, что Вашингтон не вернется к выполнению ядерной сделки. «Администрация в Вашингтоне была конкретна в своих намерениях», — цитирует ТАСС слова главы российского МИДа.

Власти Ирана решили не соблюдать ограничения, которые касаются хранения запасов обогащенного урана и тяжелой воды. Страна приостанавливает их продажу на 60 дней.

Тегеран уточняет, что готов вернуться к выполнению своих обязанностей в рамках ядерной сделки в случае обеспечения своих интересов.

Речь идет о соглашении между Ираном, Германией Францией, Великобританией, Россией, Китаем и США, которое было заключено в 2015 году.

По мнению наблюдателей, решение Ирана лишь частично выйти из сделки говорит о том, что Тегеран сохраняет пространство для переговоров и не желает идти на конфронтацию с США.

Кроме того, Иран прекратил экспорт тяжелой воды из чисто практических соображений. «Исходя из новых санкций, Иран не мог экспортировать чрезмерное количество своего урана и тяжелой воды иностранным сторонам. Поэтому Иран должен был либо полностью прекратить свою программу обогащения, чтобы не превысить согласованную сумму, либо продолжить и получить пометку о несоответствии СВПД», — сказал «Газете.Ru» Хамидреза Азизи, старший преподаватель тегеранского университета имени Шахида Бехешти, эксперт клуба «Валдай».

На решение Тегерана приостановить исполнение части обязательств по ядерной сделке уже отреагировали в европейских странах. Министр вооруженных сил Франции Флоранс Парли заявила, что ничего не может быть хуже, чем выход Ирана из сделки. «Ровно год назад США решили выйти из соглашения и больше его не соблюдать.

Сегодня ничего не может быть хуже того, чтобы сам Иран вышел из соглашения», — отметил Парли.

Иранский мирный атом может стать боевым

Иран всегда подчеркивал мирный характер своей ядерной программы: стремление построить АЭС у страны было еще при шахском режиме,

однако потенциал для создания ядерного оружия у Тегерана есть. Именно понимание возможностей Ирана в этой сфере заставило европейские страны, Россию, США и Китай пойти на соглашение с Ираном, которое ставило ядерную программу страны под контроль Международного агентства по атомной энергии.

Принятый договор получил название Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД). Он подразумевал сокращение количества иранских центрифуг на уранообогатительных предприятиях на две трети (их должно остаться около 6 тыс.), а степень обогащения урана в течение ближайших 15 лет не должна превышать 3,67%. Кроме того, Иран, в соответствии с СВПД, должен отказаться от разработки ядерного оружия.

Несмотря на то, что инспекторы МАГАТЭ, а также представители администрации США заявляли, что Иран выполняет договор, активным противником сделки выступал Израиль.

Израильский премьер Биньямин Нетаньяху в апреле 2018 года обвинил Иран во лжи по поводу своей ядерной программы: «Иранские лидеры неоднократно отрицали наличие ядерного оружия. Сегодня я здесь, чтобы сказать вам одно: Иран солгал».

По словам Нетаньяху, после заключения ядерной сделки в 2015 году иранская сторона активизировала усилия, чтобы скрыть свои секретные документы, а в 2017 году файлы с информацией о ядерном оружии были перевезены в секретное место в Тегеране. Израильский лидер подчеркнул, что Иран продолжает хранить и расширять знания в области ядерного оружия для будущего использования.

Учитывая тот факт, что у Ирана есть потенциал для производства ядерного оружия, «взаимный обмен ядерными ударами в самом недалеком будущем между Израилем и Ираном становится вовсе не абсолютно оторванными от жизни фантазиями»,

отмечал ранее военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок.

При этом чтобы создать ядерное оружие, Тегерану в любом случае потребуется много времени, утверждают специалисты.

Как отмечает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований Владимир Козин, даже если бы СВДП с Ираном не был подписан, Ирану пришлось бы потратить годы для разработки ядерного оружия. Американские разведчики считают, что

для создания ядерной бомбы Ирану потребовалось бы около двух лет. Процесс обогащения урана можно восстановить быстро за несколько месяцев.

При этом непосредственную опасность для стран региона несет баллистическая программа Ирана. Как отмечает Козин, именно наличие программы баллистического оружия стало предлогом для США разорвать сделку. «Главная причина санкций — заставить Иран отказаться от программы ядерных ракет», — отмечает он.

В администрации Трампа неоднократно заявляли, что хотят заключить с Ираном «новую сделку», которая бы включала в себя запрет Ирану производить баллистическое оружие, а также отказать от поддержки радикальных группировок типа «Хезболлы».

В настоящее время на вооружении Ирана находятся ракетные комплексы «Шахаб», которые эта страна разрабатывала вместе со специалистами из КНДР.

В результате Иран произвел жидкокостные одноступенчатые баллистические ракеты «Шахаб-1» и «Шахаб-2», которые были разработаны на основе северокорейских ракет Hwaseong-5. В 1998 году Иран также провел одно из первых испытаний баллистической ракеты «Шахаб-3», которая была разработана на основе северокорейской ракеты Nodong.

В 2012 году Иран произвел испытания ракеты «Шахаб-3М», которая обладает дальностью более 2000 км. Данная ракета способна поразить Израиль. Иранская ракетная программа постоянно совершенствуется, однако власти страны подчеркивают, что никаких международных договоров испытания этих ракет не нарушают.

Тем не менее, возрастающая иранская активность серьезно пугает соседей по региону. «Практически все страны Аравийского полуострова обеспокоены нарастающей мощью ракетного потенциала Ирана, даже без учета возможного ядерного сценария», — говорил ранее в интервью радио «Вести» директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров.

Одно из этих государств — враждебная Ирану Саудовская Аравия, которая, несмотря на наличие современного американского вооружения, не обладает мощной армией. Правда, удары по Саудовской Аравии могут спровоцировать жесткую антииракскую акцию в арабском мире — в этой стране находится Мекка, святое место для мусульман, и в связи с этим иранские власти вряд ли решатся на подобные действия.

Иран также способен нанести удар баллистическими ракетами и по территории Израиля, однако эта страна обладает ядерным оружием и вполне может нанести ответный удар по Ирану, что нанесет непоправимый урон этому государству.

Кроме того, Зариф рассказал, что они с Лавровым поговорили про выход американской стороны из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД).

Договор не имеет отношения к Ирану, его сторонами являются США и Россия, однако упоминание ДРСМД иранским министром говорит, что Тегеран, возможно, будет и дальше усиливать свою ракетную программу.

Эксперты пока исключают непосредственные военные действия США против Ирана, однако Козин уверен, что Вашингтон будет наращивать военную силу в Персидском заливе, и там может появиться несколько американских кораблей для демонстрации флага и оказания психологического воздействия на режим Тегерана. «Они пойдут дальше, там будет не один авианосец», — уверен эксперт.

По мнению Козина, США лишь усугубили ситуацию, и Иран, «видя на примере КНДР, что с американцами нельзя иметь дело, настроен решительно».

Ведущий эксперт Gulf State Analytics Теодор Карасик оценивает действия США как кампанию «максимального давления», чтобы еще больше «сжать Иран» и связанные с ним группы. При этом отличительной особенностью в этом конфликте становится «зигзагообразная политика» Вашингтона, которая оказывает давление на страны, которые до сих пор ведут дела с Ираном. Давление на Тегеран еще больше навредит иранским интересам, считает эксперт, и хотя Иран может ответить асимметрично, в Вашингтоне есть немало экспертов, которые знакомы с иранскими методами ведения террористических действий.

Следует учитывать, что в Тегеране сильны внутренние противоречия между консерваторами и реформаторами, но роль последних только усилилась в последнее время после прихода к власти администрации Трампа, ведь теперь в США резко настроенных против Ирана чиновников, которые помнят захват Ираном заложников в посольстве США в 1979 году, стало гораздо больше.

Идеологом жесткого давления на Иран считают советника по нацбезопасности Джона Болтона, который, работая в администрации Джорджа Буша-младшего, угрожал Тегерану военными действиями. В интервью «Газете.Ru» в 2015 году, когда Болтон, в то время еще не работавший на госслужбе,

не исключал возможного удара по Ирану со стороны Израиля. «Да, есть риск ответного иранского удара, но суннитские арабские государства, хотя и могут публично покритиковать Израиль, на самом деле будут очень довольны», — говорил он.

Однако большого конфликта в регионе исключать нельзя — эксперты отмечают, что Иран не Ирак, который легко сдался США после свержения Саддама Хусейна. Знающие иранцев отмечают их национализм и готовность защищать государство любыми средствами независимо от любви или нелюбви к режиму. При этом часто вспоминают ирано-иракскую войну, которая была отмечена большим количеством воинов-смертников.

В США также есть опасения, что в случае военных действий Вашингтона против Тегерана он может ответить ассиметрично, совершая теракты против американских военных на Ближнем Востоке. На днях администрация Белого дома заявила, что обладает сведениями, что Иран может атаковать американских военных в Ираке и в Сирии. Контингент войск США в этих странах невелик, но если в Вашингтон начнут приходить укрытые флагами гробы, это может серьезно повлиять на возможности Трампа вновь став президентом в 2020 году.