«Это игра»: что происходит с подготовкой встречи Кима и Трампа

Чего ждут США и КНДР от саммита Ким Чен Ына и Дональда Трампа

,
Двойники Дональда Трампа и Ким Чен Ына в Гонконге, 25 января 2017 года Bobby Yip/Reuters
Двойники Дональда Трампа и Ким Чен Ына в Гонконге, 25 января 2017 года
Подготовка к встрече Ким Чен Ына и Дональда Трампа в Сингапуре возобновлена, хотя на прошлой неделе глава США заявил было об отмене саммита из-за «враждебных высказываний» со стороны северокорейского руководства. «Газета.Ru» разбиралась, что происходит с подготовкой встречи Кима и Трампа и чего от нее ожидают в Пхеньяне и Вашингтоне.

В подготовке саммита президента США Дональда Трампа и северокорейского лидера Ким Чен Ына наметился очередной крутой поворот — всего несколько дней назад американский лидер говорил об отмене встречи, а сегодня подготовка саммита возобновилась. Кроме того, Трамп объявил, что видит в КНДР «блестящий потенциал».

Реклама

«Команда Соединенных Штатов прибыла в Северную Корею для подготовки моей встречи с Ким Чен Ыном. Я действительно считаю, что Северная Корея имеет блестящий потенциал и однажды станет нацией, превосходной в экономическим и финансовом плане. Ким Чен Ын согласен со мной в этом. Это случится!», — написал Трамп в своем твиттере 28 мая.

В то же время в южнокорейских СМИ появилась информация, что президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин может присоединиться к встрече президента США и лидера КНДР, если Вашингтон и Пхеньян о ней все же договорятся.

«Дискуссии только начались, поэтому мы ждем, к чему они придут. В зависимости от исхода, президент [Южной Кореи] может составить компанию Трампу и Ким Чен Ыну в Сингапуре», — сказал источник южнокорейского агентства «Ренхап».

Всего несколько дней назад, 24 мая, Трамп объявил, что встреча с Кимом не состоится

— президент США опубликовал в твиттере свое официальное письмо главе КНДР, в котором объяснял, что последние «враждебные высказывания северокорейской стороны» заставили его отказаться от проведения саммита 12 июня. Однако уже на следующий день он передумал и заявил: для встречи еще не все потеряно.

Игра, которую ведет Трамп

По словам программного директора дискуссионного клуба «Валдай» Тимофея Бордачева, действия Трампа в отношении Северной Кореи — это «обычная игра».

«Когда бизнесмены ведут длительные переговоры, они часто отменяют встречи и назначают их снова, пытаются давить на партнера. Цель Трампа состоит в том, чтобы выйти на эту встречу в максимально комфортной для себя ситуации, и он в свойственной ему манере пытается такую ситуацию создавать», — поясняет свою позицию эксперт.

В свою очередь, научный сотрудник Центра Корейских исследований ИДВ РАН Константин Асмолов отмечает, что для Трампа успешный исход саммита куда важнее, чем для Пхеньяна: «Северяне настроены на диалог, но надо понимать, что для них, если саммит не получится, это будет неприятно, но они готовы с этим жить дальше. Трамп стоит перед более трудным выбором».

Эксперт-кореевед поясняет, что сейчас многие американские консерваторы считают уступкой Пхеньяну уже сам факт саммита.

«Трамп должен не просто поговорить или о чем-то договориться, а привезти результат, который американское общественное мнение сочтет эпическим превозмоганием и победой над силами зла», — заключает Асмолов.

Он также напоминает, что Трамп решил отказаться от встречи после аналогичного предупреждения со стороны Пхеньяна, заявившего о недопустимости продолжения давления США с целью заставить КНДР осуществить денуклиаризацию в одностороннем порядке. Северокорейские руководители также предупредили, что не позволят Вашингтону осуществить в отношении КНДР «ливийский сценарий».

«Если бы встречу отменила северокорейская сторона, для Трампа это было бы совсем унизительно, поэтому он разорвал саммит первым и при этом даже не придумал нормальную «отмазку». В открытом письме он, по сути, обвинил Ким Чен Ына в резких высказываниях, хотя тот ничего не говорил, а те, кто говорили, строго говоря, ругали Болтона и Пенса, а не Трампа», — отмечает эксперт.

17 мая о «ливийской модели» для КНДР заявил советник Дональда Трампа по национальной безопасности Джон Болтон. По его мнению, именно такой вариант должны обсуждать на переговорах в Сингапуре Дональд Трамп и Ким Чен Ын.

О ливийском сценарии для Северной Кореи говорил и вице-президент США Майкл Пенс. Отвечая на вопрос о том, что в Пхеньяне слова Трампа о «модели Ливии» были восприняты как прямая угроза, Пенс заметил, что это «скорее, факт, чем угроза».

Напомним, в 2003 году ливийский диктатор Муаммар Каддафи согласился сдать оружие массового поражения, включая ядерное, в обмен на обещания ослабить санкции. В 2011 году он был свергнут и зверски убит в результате восстания, поддержанного западными странами.

По словам Тимофея Бордачева, для Трампа оптимальным результатом переговоров с Кореей стал бы отказ Пхеньяна от разработки межконтинентальных баллистически ракет, которые могут непосредственно угрожать территории Соединенных Штатов.

«В таком случае Япония и Южная Корея фактически остаются у Кима в заложниках и будут вынуждены самостоятельно выстраивать свои отношения с Пхеньяном. Трамп же решит проблему стратегической уязвимости США, которая возникла в связи с появлением у Кима «Хвасона-15», — рассуждает эксперт.

При этом он констатирует, что Трамп не даст Киму сразу все: подписание мирного договора, признание Северной Кореи, размещение американского посольства. «Тут либо одно, либо другое, либо третье. Все сразу Трамп Киму, конечно, не даст. Он будет стремиться сохранять свои переговорные ресурсы в максимально большом объеме», — резюмирует Бордачев.

Игра, которую ведет Ким

После того, как Трамп заявил об отмене встречи с Ким Чен Ыном, последний успел встретиться с президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином в демилитаризованной зоне между странами. Данная встреча для лидеров двух Корей стала уже второй с апреля нынешнего года.

Агентство Bloomberg даже назвало отношения лидера КНДР Ким Чен Ына и президента Республики Корея Мун Чжэ Ина «бромансом» (тесные дружеские отношения двух мужчин. — «Газета.Ru»), отметив также, что, когда президент США Дональд Трамп отменил саммит с КНДР, ее лидер Ким Чен Ын искал для беседы с человеком, которого бы он знал — и этим человеком был Мун Чжэ Ин.

Неожиданная встреча президента Южной Кореи и лидера КНДР 26 мая показывает, что южнокорейский лидер готов поддерживать дипломатические отношения и избегает возвращения к военным угрозам относительно ядерной программы КНДР, говорится в материале Bloomberg. Сам южнокорейский лидер назвал прошедшую встречу попыткой прояснить «трудности в общении».

Здесь стоит отметить, что заявление об отмене встречи в Сингапуре Трамп сделал аккурат после того, как 23-25 мая в КНДР был уничтожен ядерный полигон Пунгери.

Кореевед и преподаватель Университета Кукмин в Сеуле Андрей Ланьков в своей статье, опубликованной на сайте экспертно-аналитического центра Карнеги, отмечает, что этот шаг американского президента «оставил неприятный привкус».

«У северокорейских руководителей не может не сложиться впечатления, что их, как говорят в определенных кругах, развели: сначала получили от них целый ряд уступок, часть которых необратима, а потом заявили о нежелании иметь с ними дело», — пишет эксперт.

Константин Асмолов в беседе с «Газетой.Ru» отмечает, что, отменив встречу, Трамп показал себя не с лучшей стороны «как минимум как человек, у которого семь пятниц на неделе».

«Опять же подключилось южнокорейское руководство, которое начало в силу своих причин убеждать всех, что все хорошо. И буквально день-два спустя про открытое письмо и разрыв все как будто и забыли», — продолжает кореевед, отмечая, что до встречи остается еще две недели, и нам остается только наблюдать за развитием событий.

По словам эксперта, для Пхеньяна благоприятным исходом саммита стало бы вознаграждение тех действий, которые уже были проведены - - уничтожение полигона и прекращение ядерных тестов.

«Но проблема в том, что танго — это танец для двоих. Северяне говорят, что не против ядерного разоружения, но оно произойдет лишь когда исчезнет угроза Северной Корее, а это в нынешней ситуации весьма маловероятно», — констатирует Асмолов.

Эксперт также выразил сомнение касательно возможности отказа КНДР от ракетной программы: «теоретически программу межконтинентальных баллистических ядерных ракет северяне бы могли сдать, но проблема, увы, заключается в том, что американцы любят принимать вежливость за уступку, а уступку — за слабость, и пересматривать условия сделки до того, как она была заключена».