Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

От России к США: как ракеты запустят переговоры

К каким политическим последствиям приведет оборонная часть послания Путина

Послание президента России Владимира Путина Федеральному собранию, где он перечислил новые виды российского вооружения, уже называют началом новой «холодной войны». Однако воспринятое на ура ультрапатриотической аудиторией послание может быть и понуждением к миру, точнее, к переговорам о стратегической стабильности. Правда, их успех вряд ли гарантирован, учитывая, что адресатом является Белый дом Дональда Трампа.

Демонстрируя аудитории образцы новых ракет, президент России Владимир Путин вновь напомнил о попытках России вернуть США к переговорам по ядерной тематике. «Мы все эти годы, все 15 лет после выхода США из Договора по ПРО, настойчиво пытались вернуть американцев к серьезному обсуждению, достижению договоренностей в сфере стратегической стабильности», — говорил Путин.

Выход США из договора по противоракетной обороне 1972 года — это тема, которая поднимается во многих речах Путина. Договор, заключенный в период «разрядки» между прагматичным президентом США Ричардом Никсоном и еще моложавым советским лидером Леонидом Брежневым, действительно способствовал укреплению стабильности.

Подписав договор, обе стороны согласились иметь лишь по два района закрытых ПРО, а после и вовсе остановились на одной в каждом государстве: в Советском Союзе это была Москва, а в Штатах — база Гранд-Фокс в штате Северная Дакота. Кроме того, СССР и США брали на себя добровольные ограничения по созданию систем ПРО.

В 2002 году договор был расторгнут администрацией президента США Джорджа Буша-младшего. Тот, несмотря на почти приятельские отношения с российским лидером, сказал, что Вашингтон будет развивать национальную ПРО для защиты от баллистических ракет КНДР и Ирана.

Элементы противоракетной обороны начали разворачиваться на территории Польши и Чехии, что РФ восприняла как «прямую и явную угрозу». Несмотря на уверения американской стороны, что ПРО в Европе никак не угрожает России, Москва в это не поверила. После того как в ПРО была включена и Румыния, в России заявили, что противоракетные установки Aegis Ashore, которые установлены на территории этой страны, вполне могут использовать наступательные ракеты.

В частности, об этом говорил и сам Путин. Верно ли это утверждение, проверить нельзя, так как никаких инспекций российских специалистов не предусмотрено.

Правда, даже учитывая достаточно жесткую тональность своей речи, Путин все же вспомнил о том, как Россия и США смогли договориться о сокращении ядерных арсеналов. Речь шла о Договоре о сокращении стратегических наступательных вооружений СНВ-3, который был подписан с США его предшественником Дмитрием Медведевым. Это был последний договор, подписанный между Москвой и Вашингтоном на эту тему.

Стоит отметить, что экс-президент США Барак Обама, который сделал сокращение ядерного оружия одной из главных тем своего президентства, был готов договариваться и дальше и даже решать проблему ПРО.

Об этом, в частности, он сообщил Медведеву приватно во время саммита по ядерной безопасности в марте 2012 года. Беседа президентов случайно стала достоянием СМИ из-за не выключенного микрофона. «Я передам это Владимиру», — пообещал Обаме Медведев.

ПРО без передачи

Однако передать не получилось — США продолжили строительство системы ПРО. Москва уже тогда обещала дать на ПРО свой ответ и недавно приняла решение разместить ракетные комплексы «Искандер» на территории Калининградской области — российского экслава в ЕС.

Кроме ПРО, проблемой Вашингтона и Москвы стал и договор о Ракетах средней и меньшей дальности (РСМД), подписанный между президентом СССР Михаилом Горбачевым и президентом США Рональдом Рейганом.

Договор ликвидировал ракеты средней и меньшей дальности в Европе. Теперь обе стороны активно обвиняют друг друга в том, что соглашение нарушается, но обсуждать судьбу краеугольного договора не хотят.

Возможно, выступая, на первый взгляд, с жесткой милитаристской риторикой и демонстрируя ракеты, Путин таким образом хочет привести американскую сторону к переговорному столу. В шахматах этот прием называется «сицилианская защита», при которой используется принцип быстрого нападения.

При этом риторика Путина напоминает отчасти риторику Рейгана, который смог, нажав на СССР, привести его руководство к переговорам. Комментируя послание российского лидера парламенту, об американском президенте напомнила британская The Guardian: «Это был Рональд Рейган со «Звездными войнами в PowerPoint».

По иронии судьбы, в марте 1983 года Рейган точно так же, как Путин 1 марта этого года, успокоил американцев, заявив, что в США создается система, которая сможет осуществлять перехват советских баллистических ракет.

Она получила название Стратегическая оборонная инициатива (СОИ) или «Звездные войны», так как подразумевала размещение части элементов в космосе. Президент США уверял американцев, что она «проложит путь к мерам ядерного контроля, которые помогут избавиться от ядерного оружия».

Угроза СОИ в то время заставила советское руководство пойти на переговоры с США. Несмотря на то, что идея рассматривалась советским руководством и ранее, решение сесть за стол принял уже советский лидер Михаил Горбачев. Правда, кроме снятия напряжения «гонки вооружений»., Горбачев преследовал и практические цели — ВПК стоил стране слишком дорого, и это отражалось на остальных секторах советской плановой экономики.

Заместитель председателя Оргкомитета Международного Люксембургского форума, заведующий сектором ИМЭМО РАН имени Е.М. Примакова Сергей Ознобищев отмечает, что в речи Путина действительно присутствуют отголоски речи Рейгана и цель российского президента похожа на цель американского — «вовлечь в переговоры».

При этом эксперт подчеркивает, что желание вести переговоры о стратегической стабильности и сокращении ядерных сил у обеих стран в последние годы не совпадало —

когда переговоры предлагала администрация Обамы, их не желала администрация Путина.

Правда, потом последовало достаточно экзотичное предложение от только что избранного президента Дональда Трампа пойти на сокращение ядерных арсеналов в обмен на снятие санкций. Такое предложение понимания не вызвало.

Европа посадит за стол

Сейчас, когда переговоры окончательно зашли в тупик, Путин призывает к тому, чтобы позицию России выслушали, хотя бы потому, что у нее есть ракеты, которым «перспективные системы ПРО не помеха».

Такой «последний довод королей» может быть переговорной позицией, соглашается политолог-американист Сергей Станкевич.

Однако, как отмечает эксперт, для этого нужна «какая-то значимая инициатива»

«Например, провести конференцию по безопасности в Европе в стиле «Хельсинки-2». Чтобы сесть за стол, на столе должен лежать какой-либо документ, но его в настоящий момент нет», — говорит эксперт.

Со Станкевичем согласен и один из бывших высокопоставленных российских дипломатов, который также считает, что для серьезных переговоров «надо готовить почву и делать конкретные предложения».

«Американцы получили сигнал, и теперь им нужно будет это переварить», — утверждает дипломат, напоминая, что США будут проводить масштабную модернизацию своего ядерного потенциала.

США еще в конце второго срока Обамы заявили, что вложат в программу модернизации своих ядерных сил $1,2 трлн в течении 30 лет.

Американская экономика выдержит такие цифры, однако Россия, сама того не желая, действительно может начать новую гонку вооружений, что отразится на экономике: «Гонка вооружений загоняет в тупик, и Россия должного здесь действовать осторожно, надо смотреть на экономику, так как вторая часть послания может войти в противоречие с первой», — говорит Ознобищев из ИМЭМО.

При этом остановить гонку вооружений приложением политических усилий могут страны Европы, понимая, что в случае разрушения оставшихся ядерных договоров окажутся в опасном положении.

Кроме того, европейские страны вполне могут стать ареной для ядерного конфликта, пускай и ограниченного.

Все эти опасения серьезно волнуют ЕС, и свидетельство тому — разговор канцлера Германии Ангелы Меркель с Дональдом Трампом, который произошел сразу после послания Путина.

В 1980-е годы опасения европейцев, среди которых были и союзники США, сыграли свою роль в начале переговоров по разоружению, помогли и антивоенные демонстрации против американских ракет в Европе, и, хотя их активно показывали по советскому телевидению, они не были результатом пропаганды.

Учителя поучат друг друга

Эксперты не исключают, что за этой риторикой о ракетах, которые все преодолеют, могут последовать переговоры, которые хотя и не станут новым Рейкьявиком как во времена Горбачева и Рейгана, но будут шагом в этом направлении. Обстановка в те времена была похожей на сегодняшнюю. «В наших территориальных водах появились американские военные корабли. США провели испытания нового ядерного боезаряда большой мощности. Напряженность усугублялась недружественной риторикой, «шпионскими скандалами», — вспоминал об атмосфере перед советско-американской встречей Горбачев.

Вопреки сложившемуся мнению, переговорный процесс с США в то время не был чередой уступок со стороны СССР, наоборот, стремление США давить вызывало раздражение. «Я не ученик, господин президент, а вы не учитель, за нами огромные страны», — говорил Горбачев Рейгану.

Кстати, сближение позиций сторон привело впоследствии к подписанию договора РСМД, судьба которого на данный момент находится в руках Путина и Трампа.

Сегодня разговор с позиции силы будет не из легких, предупреждает Ознобищев из ИМЭМО: «Давление на тех, кто считает себя сверхдержавой, часто имеет обратный эффект. Кроме Трампа, есть конгресс, который может противодействовать, если Трамп пойдет на переговоры».

К тому же для ведения переговоров высокого уровня нужен высокий класс специалистов и дипломатов. В то время их было в избытке с обеих сторон, сегодня гораздо меньше. Госдепартамент времен администрации Трампа представляет собой бледную тень этого ведомства времен Рейгана.

Помощник экс-президента Горбачева Павел Палажченко, который как переводчик присутствовал на всех переговорах высокого уровня, признается, что пока ему трудно понять, смогут ли США и Россия договориться о переговорном процессе в области стратегической стабильности: «Надо посмотреть, как российская дипломатия будет интерпретировать послание Путина. Но в любом случае возобновление диалога затрудняется несколькими труднопреодолимыми факторами, главные из которых — почти полный коллапс доверия к России и политический хаос в США».

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть