Пенсионный советник

Решающий голос Эрдогана

Как конституционный референдум в Турции изменит Эрдогана и его власть

16 апреля в Турции пройдет референдум о конституционной реформе. Если большинство турок проголосуют «за», страна получит новую государственную форму правления, а президент Реджеп Тайип Эрдоган расширит и без того немалые полномочия. В преддверии референдума власти пустили в ход все средства, включая черный пиар против внешних и внутренних критиков. «Газета.Ru» разбиралась, каких именно административных возможностей не хватает Эрдогану сегодня.

Трудно переоценить значение предстоящего референдума как для сторонников, так и для противников президентской формы правления в Турции, — пока еще парламентской республики. Положительный для Эрдогана результат плебисцита законодательно утвердит его временно расширенные президентские полномочия, введенные после путча 15 июля 2016 года одновременно с режимом чрезвычайного положения.

Партия имени Эрдогана

По проекту новой конституции президент республики получит в свои руки всю исполнительную власть, не ограниченную ни одним государственным институтом. Для этого в новой Турции устранят должность премьера. Назначать и увольнять членов кабинета министров сможет только глава государства лично. Парламент в этой системе, соответственно, не сможет требовать от министров отчета — те будут отвечать исключительно перед Эрдоганом.

Если референдум пройдет успешно, президент будет устанавливать свои законы через указы, которые будут принимать, при необходимости, в обход правительства и парламента.

Великое национальное собрание Турции (так официально называется парламент страны), в свою очередь, в любой момент решением президента можно будет распустить.

Срок полномочий депутатов увеличивают с четырех до пяти лет, а возрастной ценз для депутатов снижают с 25 до 18 лет. Однако это дает больше возможностей провластным партиям. Пропрезидентская Партия справедливости и развития (ПСР) и ее пока неформальный лидер Эрдоган намерены таким образом ввести в состав парламента свои молодежные подразделения. Молодая поросль должна войти в расширенный (реформа введет 600 мест вместо нынешних 550) и обновленный состав парламента.

Судебной ветви власти президент Эрдоган уделил особое внимание. Министерству юстиции (а значит, снова президенту) будет также подчиняться ранее независимый высший совет судей и прокуроров, который на протяжении многих лет был главным препятствием для любых попыток править безраздельно. Назначения в конституционном суде также будут находиться под контролем президента.

Важнейшим нововведением для Турции станет возможность для президента теперь официально возглавить Партию справедливости и развития, любовь к которой, по признанию самого Эрдогана, «не покидала его никогда».

Это конституционное изменение завершит сращивание партийного и государственного аппарата Турции, одновременно закрепив власть президента и правящего умеренно консервативного исламистского истеблишмента из ПСР. В этих условиях возможность для легальных действий — и тем более для продвижения во власть — турецкой оппозиции любого толка будут весьма ограничены.

В условиях сращения партийного и государственного аппаратов, лояльного «молодежного» парламента и подконтрольной судебной системы президент Турции может гораздо меньше беспокоиться за свою личную безопасность. По крайней мере, именно на это особенно акцентируют внимание политические оппоненты Эрдогана.

В прошлом году независимые от власти СМИ Турции активно писали о коррупции в высших эшелонах власти, нити которой ведут к членам семьи президента. Однако после попытки путча Эрдоган под предлогом чрезвычайного положения провел масштабные чистки как в государственных структурах, так и в СМИ, и поток обвинений в его адрес существенно сократился, если не иссяк полностью.

Конституционные поправки в случае их одобрения на референдуме также предусматривают окончательное отстранение военных даже от теоретической возможности влиять на политический процесс в стране.

Теперь верховным главнокомандующим становится Эрдоган, а государственные посты для людей в погонах будут недоступны.

Раньше военные со времен образования Турецкой Республики в 1923 году рассматривались как единственные хранители светских ценностей, завещанных первым президентом Мустафой Кемалем Ататюрком. Нынешнему главе государства недостаточно, что после первой его реформы конституции в 2010 году военные потеряли легальные способы вмешательства в политику.

Во время путча 15 июля 2016 года, организация которого до сих пор вызывает целый ряд вопросов, большинство военных не выступило против Эрдогана, и переворот провалился. Тем не менее президент провел самую масштабную кадровую чистку за всю историю существования ВС Турции во всех подразделениях, вне зависимости от того, проявили ли они лояльность во время путча или нет.

Кругом крестоносцы

Агитируя за внесение этих поправок в конституцию, президент Эрдоган не единожды подчеркивал, что мир кишит подлецами и «предателями», которые, «замышляя заговоры лично против него», тем самым «покушаются и на государственные устои». В списке таких недоброжелателей Турции оказались сторонники богослова Фетхуллаха Гюлена (по мнению Эрдогана, он и его «тайная сеть» гюленистов были режиссерами попытки июльского военного переворота), курды, террористы «Исламского государства» (ИГ, организация запрещена в России), оппозиционная пресса, ООН, Запад и даже папа Римский.

Франциск I не понравился президенту Эрдогану за то, что 24 марта тот поздравил в Риме руководителей государств ЕС с 60-летием заключения Римских договоров. «Союз крестоносцев наконец проявился. С каких это пор папа входит в Евросоюз?» — возмущался лидер Турции.

Сразу после этого Эрдоган вернулся к своей привычной критике в адрес европейских стран, которая стала основой его риторики после путча. Эрдоган говорил о том, что ЕС «поддерживают терроризм, поставляя врагам Анкары оружие».

В преддверии референдума власти Турции провели широкую агитационную кампанию, обвинив в пособничестве терроризму своих политических оппонентов как за границей, так и внутри страны. Недавно сторонники Эрдогана и его расширенных полномочий распространили в сети скандальный плакат, на котором оппозиционные лидеры и противники конституционных поправок были изображены вместе с главарем ИГ Абу Бакром аль-Багдади.

«По логике этого плаката, не только лидер системной оппозиции Кемаль Кылычдароглу, но и главарь джихадистов аль-Багдади сильно расстроится, если президент Эрдоган получит расширение своих полномочий, — считает политолог Калифорнийского политехнического университета Пынар Тремблай. — Удивляться подобным подходам в отношении оппозиционеров не приходится, изначально сам президент придумал логическую связь «оппозиция — это террористы».

Подобная линия поведения руководства страны объясняется неуверенностью реформаторов. Исход референдума далеко не предрешен. По данным последнего опроса общественного мнения Gezici Research, 51% респондентов высказались бы на референдуме против предлагаемых поправок.

Террористы наступают

Есть, вероятно, и другая причина «злоупотребления терроризмом», к которой вынужденно прибегают в турецких политических играх в рамках подготовки к референдуму. В последнее время в мировых СМИ стали всплывать любопытные подробности, указывающие на связи некоторых политических кругов Турции с радикальными вооруженными формированиями.

Недавно глава отделения Турецкого агентства по сотрудничеству и координации (TİKA) в секторе Газа Мухаммед Муртека (сам палестинец по происхождению) был арестован израильскими спецслужбами по обвинению в пособничестве террористам местной радикальной группировки ХАМАС.

Об этом заявил представитель МИД Израиля Эммануэль Нашон. По его словам, TİKA занимается снабжением боевиков ХАМАС. Содействие TİKA , по информации Израиля, оказывала также другая турецкая организация «Фонд защиты прав и свобод человека и гуманитарной помощи», или İHH.

Кстати, именно İHH была организатором скандально известной акции «Флотилия свободы», когда несколько кораблей с политическими активистами отчалили от турецких берегов, пытаясь прорвать блокаду сектора Газа. Израильский спецназ провел операцию на борту корабля Mavi Marmara, столкнувшись с агрессивным сопротивлением со стороны активистов. Конфликт завершился ранениями с обеих сторон, девять пассажиров «Флотилии свободы» погибли. Израиль назвал это провокацией. Турция — преступлением израильской военщины.

Если об İHH можно говорить как о неправительственной организации, то о TİKA подобного не скажешь. Это агентство считается автономной организацией, подотчетной МИД Турции и находящейся в подчинении у турецкого премьера Бинали Йылдырыма.

Как только стало известно об аресте Муртека, TİKA распространило информацию, в которой уточнялось, что руководство агентства предприняло попытку получить разъяснения от израильских властей на этот счет. Причем один из представителей высшего состава TİKA на условиях анонимности заявил турецким СМИ:

«Мы не поддерживаем никаких насильственных действий, от кого бы они ни исходили. Если Муртека был совращен террористическими группами, превысив при этом служебные полномочия, то претензии стоит адресовать не к TİKA и не к Турции. Это его личное преступление».

Еще один террористический скандал произошел в Албании в январе. Одна школьная преподавательница там была арестована за то, что распространяла пропаганду ИГ (запрещенная в России организация) среди своих учеников. Тогда же выяснилось, что школа, проработавшая чуть более полугода, имеет связь с турецким правительством, продвигающим умеренную, но исламистскую идеологию.

Общественный деятель Ситки Озджан из Zaman Amerika поделился в твиттере: «Школа, в которой проходит открытая пропаганда ИГ, была построена турецким правительством. Более того, президент Эрдоган участвовал в церемонии открытия через режим видеоконференции». Озджан также поделился информацией, распространенной TİKA, которое с гордостью объявляло о церемонии открытия школы 7 июня 2016 года.

Таким образом, активно обвиняя внутренних конкурентов в пособничестве терроризму накануне референдума, президент Эрдоган и его партия пытаются и заручиться поддержкой патриотического электората, и дать отпор обвинениям, звучащим на эту тему из-за рубежа.

Не сдерживать желаний

Концентрация всей полноты власти в руках одного человека сделает внешнеполитические решения Анкары менее предсказуемыми.

С высокой долей вероятности риторика Анкары в отношениях с Западом при любых итогах референдума будет конфликтной, а столкновения с представителями многочисленной турецкой общины в странах ЕС продолжатся.

При этом европейский истеблишмент будет выражать обеспокоенность лишь номинально. На фоне миграционного кризиса в Европе у Эрдогана достаточно козырей в руках. Турция является одним из главных «фильтров» на маршруте следования беженцев из Сирии, на турецкой территории размещены более 3 млн сирийских мигрантов.

Эрдоган и его союзники неоднократно давали понять, что в Европу могут хлынуть новые волны сирийских мигрантов. Особенно если Брюссель не установит для турецких граждан обещанный безвизовый режим и не выполнит щедрые финансовые обязательства.

На текущей неделе министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил: «После 16 апреля мы направим наши последние предложения в ЕС по вопросу нормализации наших отношений. Мы желаем решить проблему с безвизовым режимом для турок. Это неотъемлемая часть соглашения по беженцам».

Для России президент Эрдоган, по-видимому, останется сложным и труднопредсказуемым соседом. Несмотря на сотрудничество в Сирии и договоренности по «Турецкому потоку», Эрдоган уже продемонстрировал готовность менять свою позицию в одночасье. После американского удара по Сирии Анкара возобновила критику в адрес российского союзника, сирийского президента Башара Асада, и вновь предложила введение в Сирии бесполетной зоны, что резко увеличивает шансы на военные инциденты между военными США и России в воздухе.

Автор — руководитель политического направления Центра изучения современной Турции