Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Эрдоган гонит волну мигрантов

Почему ультиматум Эрдогана о мигрантах опасен для Европы

Игорь Крючков, Александр Атасунцев 16.08.2016, 13:01
Visar Kryeziu/AP

Турция объявила новый миграционный ультиматум Европе. Если ЕС не отменит визы для турок, Анкара разорвет соглашения с Брюсселем и обрушит на Старый Свет новую волну беженцев. Эти угрозы Турция уже использовала в прошлом апреле. Однако сейчас, когда Турция восстановила отношения с Москвой, ультиматум звучит гораздо весомее.

В интервью немецкой газете Bild глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу предупредил: если ЕС не предоставит безвизовый режим с Анкарой к октябрю, страна разорвет миграционное соглашение. На вопрос журналиста, захлестнет ли в этом случае Европу новая волна беженцев, дипломат заявил, что «не хотел бы говорить о самом худшем варианте», хотя не исключил его.

8 августа президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в интервью ТАСС объяснил причины такой жесткой позиции. «Мы начали переговорный процесс о вступлении в ЕС в 1963 году. С тех пор и до сегодняшнего дня, к сожалению, прошло 53 года, и все еще нам продолжают морочить голову», — заявил политик накануне встречи с российским президентом Владимиром Путиным.

По словам Эрдогана, затраты Турции на решение проблемы миграции превысили уже $20 млрд, а обещанной помощи Европа почти не оказывает. Из обещанных $6 млрд ЕС предоставил от силы $500 млн, жалуется официальная Анкара.

Число мигрантов в Турции (большинство из них — сирийцы) приближается к 3 млн человек. В 2016 году в Европу прибыло чуть более 262 тыс. беженцев. 160 тыс. из общего числа приняла Греция.

Согласно нынешней сделке, все мигранты-нелегалы, которые появляются на территории ЕС, отправляются в Турцию. За каждого из них Анкара высылает в Европу одного легального мигранта, официально зарегистрировано в турецких лагерях для беженцев. По оценкам Frontex, агентства ЕС по безопасности внешних границ, в 2016 году в Европу прибудет около 1 млн беженцев. В 2015-м в Европу прибыло 1,82 млн беженцев. Эти данные учитывают сделку с Турцией.

Второй ультиматум

Турция ранее уже ставила ЕС подобный ультиматум. 18 апреля этого года турецкое правительство пригрозило выйти из соглашения, если ЕС не снимет визовые ограничения для граждан Турции до июня этого года. Тогда канцлеру Германии Ангеле Меркель и руководителям ЕС удалось договориться с Анкарой. Однако на этот раз шансов меньше.

По мнению Александра Рара, научного директора Германо-российского форума, нынешний ультиматум Турции отличается от апрельского важным фактором: улучшением отношений Анкары с Москвой. «Сегодня Турция настроена гораздо серьезнее, — считает эксперт. — Раньше у ЕС была уверенность, что с помощью дипломатических и экономических рычагов он сможет надавить на Турцию и в очередной раз погасить скрытый конфликт вокруг визового режима».

Пока между Россией и Турцией сохранялся конфликт, обострившийся после военного инцидента в Сирии в ноябре 2015 года, у Анкары не было альтернативного партнера, кроме стран Запада.

В этих условиях ЕС могли диктовать Турции свои условия. Теперь же российско-турецкие отношения наладились, и Брюссель потерял важный рычаг влияния.

Помимо застарелых обид Турции, которые сегодня обострились, Брюссель столкнулся и с недовольством Москвы из-за «войны санкций» и конфликта на востоке Украины. В соответствии с этим «нынешняя связка России и Турции — это настоящая головная боль для Евросоюза», добавил собеседник «Газеты.Ru».

По мнению Рара, сегодня ЕС стоит перед выбором из двух вариантов, который в обоих случаях гарантирует удар по международному влиянию Брюсселя. Либо Анкара разрывает сделку и Европа сталкивается с новой волной миграционного кризиса, либо Брюссель соглашается на условия Турции, предоставляет ее гражданам безвизовый режим и отказывается от своей нынешней позиции. Она заключается в том, что страна не выполнила часть условий, которые позволяют ослабить визовый режим. Это продемонстрирует, что Турция может диктовать Европе свои условия.

На данный момент предоставление безвизового режима Турции со стороны ЕС выглядит как полное пренебрежение европейскими ценностями, считает Ольга Гулина, директор берлинского Института миграционной политики. «Анкара, хотя и продолжает принимать мигрантов, ведет себя вне рамок и границ, которые бы могли быть восприняты европейцами с закрытыми глазами, — рассказывает эксперт. — Тут и «антитеррористическое» законодательство, и гонения на гражданских лиц (аннулирование паспортов для выезда за рубеж), и увольнение академиков как реакция на попытку военного переворота».

Резкую критику со стороны ЕС вызвали также последние изменения в турецком праве: сексуальное насилие отныне квалифицируется как преступление сексуального характера, только если жертва моложе 15 лет.

Судьбу миграционного соглашения между Турцией и ЕС, по мнению Гулиной, будут решать два обстоятельства: политика самой Турции, а также дискуссия вокруг так называемого плана Б, который обещают разработать власти Австрии к началу осенней сессий. «Пока евродепутаты ушли на каникулы, и нужно все-таки ждать сентября, — считает собеседница «Газеты.Ru». — Ситуацию решит баланс сил между сторонниками сохранения соглашения и предоставления либерального визового режима Турции (среди них глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер и канцлер Германии Меркель) и противниками уступок Анкаре (например, глава МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайер)».

Кстати, именно к началу новой сессии Европейского парламента — в первых числах сентября — Турцию намерен посетить верховный комиссар ЕС по миграции и гражданству Димитрис Аврамопулос. Он, очевидно, попытается сгладить острые углы в отношениях с турецкими властями.

Страх и ненависть у границ

Как ранее заявлял «Газете.Ru» Геральд Кнаус, основатель центра «Инициатива европейской стабильности», занимающегося мониторингом миграционных потоков в Европу, сегодня Европа вряд ли справится с новой волной беженцев без Турции. «ЕС не успевает с постройкой объектов для размещения и регистрации беженцев на территории Греции, — рассказал эксперт. — Кроме того, Евросоюз не всегда принимает столько легальных беженцев из Турции».

«Построено ли достаточно центров приема и распределения беженцев на территории Греции, ответ на этот вопрос прост: нет. По последним данным, в ЕС растет число случаев пересечения границы по морю, прирост составил +17%. По данным Международной организации по миграции, на конец июля прибытий — 259 тыс. против 219 тыс. в июле 2015-го, — сообщила Ольга Гулина. — При этом растет и другая трагическая цифра — число смертей среди прибывающих по морю. Зафиксирован прирост почти на 15%».

Принципиальное нежелание принимать беженцев в ЕС и возможные преграды на их пути сегодня стали системной проблемой, которая гарантирует, что новая волна мигрантов станет еще большим ударом по европейской безопасности.

В начале 2015 года в связи с ухудшением ситуации на Ближнем Востоке и в Северной Африке многократно увеличился поток мигрантов в страны ЕС. Из-за неготовности Европы оперативно принять и распределить сотни тысяч беженцев возник крупнейший со времен Второй мировой войны миграционный кризис.

В 2015 году европейские государства, оказавшиеся на пути миграционного потока, начали строить стены и проволочные заграждения на своих границах, сужая и выталкивая поток на периферию и в соседние государства.

Одной из первых свои границы стала закрывать Венгрия: в июле 2015 года Будапешт объявил о начале строительства стены на границе с Сербией, а чуть позже — и на границе с Хорватией, вследствие чего поток беженцев устремился в Словению, чтобы оттуда через Австрию попасть в Германию. В конце осени Австрия стала закрывать границу со Словенией, а Словения, в свою очередь, границу с Хорватией.

Тогда же официальный представитель немецкого канцлера Штефан Зайберт сказал: «Мы не верим, что миграционный кризис, с которым столкнулась Европа, может быть преодолен с помощью колючей проволоки и заграждений». Но к нему мало кто прислушался.

Ситуация требовала простых и мгновенных ответов, а не решения глобальной проблемы. К ужесточению пограничного контроля подтолкнули события 13 ноября, когда в Париже произошла серия беспрецедентных в истории страны терактов. Это вызвало панику среди европейской общественности и только усилило опасения, что среди сотен тысяч мигрантов, размещенных на европейских границах, находятся тайные агенты исламистских террористических организаций. В таких условиях говорить о либерализации границ было бессмысленно.

Через две недели границу с Грецией стала закрывать Македония. Те беженцы, которые все-таки добрались до Словении, устремлялись через оставшийся коридор в Италию. Но в апреле этого года Австрия начала строительство заграждений на альпийском перевале Бреннера — главном дорожном соединении между Австрией и Италией. Поток оказался почти полностью отрезан от Центральной Европы.

Сегодня европейские заграждения стали серьезным вызовом для региональной безопасности. Здесь регулярно происходят стычки мигрантов с полицией. В апреле 2015 года в районе греческого города Идомени сотни мигрантов попытались прорваться через границу в Македонию, закидывая полицейских камнями. Полиция в ответ применила слезоточивый газ и свето-шумовые гранаты. Пострадало около 200 беженцев и 15 полицейских. В марте 2016 года инцидент повторился, только уже со смертями трех мигрантов, сотнями пострадавших и более 1,5 тыс. арестованных.

В европейских государствах далеко не все довольны притоком беженцев. Подогреваемое риторикой правых политиков недовольство зачастую выливается в протестные акции и открытую агрессию, направленную против мигрантов. В феврале этого года на греческом острове Кос сотни сотни греков-манифестантов выступили против строительства нового центра для беженцев.

В случае новой волны мигрантов основной удар придется на Грецию и Италию. Именно здесь находятся ключевые точки миграционных маршрутов в Европу. Этим странам закрыть границы вряд ли получится: беженцы будут продолжать попытки проникнуть не европейскую территорию через Средиземное море.

Все, что им останется, — это спекулировать миграционной проблемой для достижения экономических и политических целей, считает Александр Рар. «Те деньги, которая недополучила Турция, будет требовать Греция», — заявил он.

4 мая 2016 года Европейская комиссия предложила штрафовать страны – члены ЕС за невыполнение обязательств по квотам: €250 тыс. за каждого беженца, которому будет отказано в убежище.

За 2015 год более 3,77 тыс. мигрантов погибли, пытаясь пересечь Средиземное море. Большинство из них утонули по пути из Северной Африки в Италию и около 800 — в Эгейском море по пути из Турции в Грецию. Именно на этом маршруте 2 сентября 2015 года погиб Айлан Курди — сирийский трехлетний мальчик, фотография которого стала символом миграционного кризиса и трагедии беженцев.

Советский опыт Европы

В контексте турецких угроз перед ЕС еще острее встает вопрос, требующий скорейшего ответа: изменение правил приема беженцев. Дело в том, что в разных странах ЕС есть разные списки «безопасных государств происхождения», чьи мигранты считаются приемлемыми с точки зрения безопасности.

В онлайн-издании EU Observer, близком к руководству Евросоюза, 11 августа появилась авторская колонка Стефана Валлашека, сотрудника Международной высшей школы социальных наук при Бременском университете. В ней автор предлагает принципиально иную схему регистрации мигрантов, прибывающих в Европу. Заголовок исчерпывающе отражает суть: «Паспорт Нансена: старое решение для сегодняшних беженцев».

Автор ссылается на статистические данные агентства Eurostat, согласно которым Евросоюз предоставляет убежище каждому сирийцу, но отказывает в этом статусе 71% граждан Мали. Граждане стран Западных Балкан, в свою очередь, практически никогда не получают статуса беженца в ЕС. По мнению Валлашека, нынешняя система миграционных квот на основе гражданства приводит только к ненужной нагрузке на бюрократическую систему, а также плодит путаницу и несправедливость.

Эксперт предлагает решить эту проблему, выдав каждому из мигрантов «паспорт Нансена» — унифицированный документ, который будет легален на всей территории ЕС. Это должно упростить процесс принятия решения по распределению беженцев.

Валлашек ссылается на инициативу Фритьофа Нансена, норвежского полярного исследователя, филантропа и политического деятеля конца XIX – начала XX века. В свою бытность верховным комиссаром по вопросам беженцев Лиги наций (организации – предшественницы ООН) Нансен разработал эту систему регистрации беженцев в 1920-х годах, чтобы Европа справилась с миграционной волной после Первой мировой войны и социалистической революции в России.

За эффективность этой системы Нансен получил Нобелевскую премию мира в 1922 году. «Паспорта Нансена» просуществовали до 1942 года и помогли примерно 450 тыс. человек», — подчеркивает автор статьи в EU Observer.

Валлашек считает, что, если ООН будет выдавать такие европейские сертификаты, например, сирийским беженцам в Турции, рынок миграционной контрабанды исчезнет сам собой. Мигранты потеряют стимул приезжать в ЕС нелегально и рисковать своей жизнью, ведь легальный способ будет проще и доступнее.

По мнению Ольги Гулиной, нансеновские паспорта вряд ли могут быть эталоном для ЕС в современных условиях хотя бы с юридической точки зрения. «Паспорт Нансена» — это документ, выдаваемый Лигой наций для лиц без гражданства. Он стал предпосылкой, лучше сказать, прообразом проездного документа беженца по Конвенции ООН о статусе беженцев 1951 года, — объясняет собеседница «Газеты.Ru». — У меня есть большие сомнения, что система ООН может превратиться в исключительно европейский механизм».

Кроме того, эта мера, «маскирующая» гражданство мигрантов, вызывает немалые вопросы с точки зрения европейской безопасности. 15 августа Европол сообщил, что вышлет на территорию Греции отдельное антитеррористическое подразделение, которое будет искать радикальных джихадистов среди 60 тыс. беженцев, размещенных в местных лагерях.