Пенсионный советник

Тереза усмирит Кремль

Тереза Мэй станет новым премьер-министром Великобритании

Игорь Крючков, Дарья Зорилэ 11.07.2016, 23:40

Тереза Мэй осталась без соперников в гонке за британское премьерское кресло. На посту министра внутренних дел она завоевала популярность широких масс, призывая к толерантности и защищая права женщин. Между тем в отношении России у Мэй был принципиально иной подход: она предпочитала не обострять и без того непростые политические отношения.

После того как англичане проголосовали за выход Великобритании из состава ЕС (Brexit) в конце июня, премьер-министр Дэвид Кэмерон заявил о том, что он складывает свои полномочия, так как стране необходимо новое руководство, которое будет отвечать национальным интересам граждан. В итоге правящая Консервативная партия страны столкнулась с двумя проблемами. Она не только оказалась связана обещанием вывести Великобританию из ЕС, но и осталась без лидера. Победа Терезы Мэй решает хотя бы вторую проблему.

Изначально основным кандидатом на пост премьер-министра Великобритании и лидера Консервативной партии страны считался Борис Джонсон, бывший мэр Лондона. Он активно выступал за выход Великобритании из ЕС и являлся основным оппонентом премьера Дэвида Кэмерона. На фоне ораторского таланта и скандальной харизмы Джонсона Тереза Мэй казалась слишком умеренной, чтобы победить.

Министр внутренних дел Мэй была против Brexit, но в своих предвыборных выступлениях всегда заявляла, что референдум нельзя переиграть назад, поэтому новое правительство будет обязано учесть интересы граждан.

Умеренность и партийность

Умеренность сослужила Мэй хорошую службу. Борис Джонсон, которого британские СМИ регулярно сравнивали с Дональдом Трампом, не менее скандальным американским кандидатом в президенты, пал жертвой внутрипартийной конкуренции. Политик столкнулся с ожесточенным противостоянием со стороны главы минюста Майкла Гоува, видного консервативного авторитета. Вместо того чтобы поддерживать Джонсона, тот выдвинул собственную кандидатуру на пост премьера. В итоге экс-мэр Лондона решил снять свою кандидатуру, отказавшись участвовать в партийной игре.

Под конец предвыборной гонки за пост лидера Консервативной партии и премьер-министра осталось трое: Мэй, Гоув и Андреа Лидсом, замминистра энергетики.

На финальном голосовании Мэй стала абсолютным лидером, набрав 199 голосов. В связи с этим Лидсом сняла свою кандидатуру, заявив, что ее соперница идеально подходит на эту должность, а Великобритания нуждается в новом лидере как можно скорее. «Тереза Мэй получила 60% голосов парламента. И она сможет извлечь максимум пользы для британского народа после Brexit», — гласило открытое письмо Лидсом.

После свою кандидатуру снял и Майк Гоув. «Мы теперь должны действовать как можно быстрее, чтобы Тереза Мэй стала новым лидером Консервативной партии, и я полностью поддерживаю ее как нового премьер-министра», — заявил он.

Борис Джонсон также выступил в ее поддержку. «Я не сомневаюсь, что Тереза Мэй станет прекрасным новым лидером Консервативной партии и премьер-министром, — утверждал он. — Я уверен, что она выполнит свое обещание касательно Brexit, ведь это существенно важно — исполнить волю народа».

Премьер-министр Дэвид Кэмерон выразил восторг от того, что именно Мэй станет новым премьер-министром. «Тереза — сильный и компетентный лидер», — сказал он.

Ожидается, что Мэй приступит к обязанностям премьера уже 13 июля. По словам Кэмерона, он в последний раз выступит в парламенте в качестве главы правительства во вторник, а после ответит на вопросы в палате общин в среду. После Кэмерон отправится в Букингемский дворец с официальным визитом к королеве Елизавете II, так как ее присутствие необходимо для завершения формального процесса передачи полномочий премьер-министра. Мэй станет премьер-министром вечером того же дня.

На момент сдачи заметки самым слабым звеном была именно королева.

Пресс-секретарь Букингемского дворца заявил, что Елизавета II сейчас находится на отдыхе. Вернется ли королева ко времени передачи полномочий, представители монаршей семьи не говорят. В связи с этим дата официального визита Терезы Мэй и Дэвида Кэмерона до сих пор не назначена.

Консервативная душой

Сама Мэй заявила, что намерена выполнить все свои обещания, и еще раз подтвердила свою ключевую политическую линию. «Brexit — значит Brexit! Мы извлечем из него максимум выгоды, — сказала политик. — Нам нужно четкое представление о будущем нашей страны, которая должна стать страной для каждого. Нам не нужна система, которая будет работать на привилегированные слои».

Для ряда консервативных политиков слова Мэй могли показаться чуть ли не левацкими. Впрочем, политик руководствуется политической идеей, глубоко соответствующей ценностям Консервативной партии Великобритании. «Мы хотим дать людям больше контроля над их жизнью», — объяснила Мэй в своей публичной речи, предваряющей ее правление.

Для «контроля над жизнью», по мнению Мэй, у британцев должны быть все возможности: свобода слова для трезвой политической дискуссии, отсутствие ксенофобии для позитивного социального климата, а также Brexit, во многом спорный, но тем не менее дающий много возможностей для экономического роста.

Как пишет британское издание The Guardian, среди консерваторов завершающая карьеру министра внутренних дел Мэй считается дамой с железным характером, которая напоминает одновременно и Маргарет Тэтчер, и еще одного британского премьера, Гордона Брауна, который, впрочем, был лейбористом, то есть с другой стороны политических баррикад. Все три фигуры известны как жесткие и прямолинейные переговорщики, не желающие уступать даже в мелочах и проводить аппаратные размены.

Брауна и Мэй роднит также происхождение — оба политика росли в семьях священников и получили соответствующее строгое воспитание и, по мнению ряда журналистов, тягу к власти.

За плечами 59-летней Мэй долгая аппаратная карьера. Она возглавляла финансовые структуры и социальные ведомства, однако именно на посту министра внутренних дел политик добилась уважения и даже некоторой популярности. При Мэй Лондон пережил первую череду исламистских терактов в метро в 2005 году, вспышку этнического насилия 2011 года, а также жестокое убийство военнослужащего Ли Ригби двумя мусульманскими радикалами, которое в 2013 году потрясло всю страну.

Все это время Мэй не меняла своих взглядов на жизнь, утверждая, что корень британских проблем с безопасностью не в числе правоохранителей на улицах, а в общественном недоверии.

Политик реализовала целый ряд программ по борьбе за права женщин и национальных меньшинств в Великобритании и много говорила о ценностях, которые могли бы объединить все части Соединенного Королевства в полноценную единую страну.

Потушить дело Литвиненко

«Я не вижу, как личность Терезы Мэй может в принципе повлиять на отношения между Великобританией и Россией, — заявил «Газете.Ru» Тимофей Бордачев, директор Центра комплексных европейских и международных исследований ГУ ВШЭ. — Взаимное недоверие носит системный характер. 11 лет продолжается визовая война, с обеих сторон доносятся обвинения».

По мнению эксперта, ситуацию в данный момент будет невозможно переломить. «Изменение произойдет либо в том случае, если Россия откажется от своих целей и согласится быть ведомой и признает лидерство Запада. Либо Лондон смирится с тем, что Запад больше не является единственной и главной силой в международной политике», — добавил Бордачев.

Впрочем, ранее Мэй демонстрировала, что по крайней мере не собирается обострять взаимоотношения между Лондоном и Москвой. В январе она личным решением погасила очередную волну скандала после публикации доклада по итогам расследования убийства Александра Литвиненко, бывшего сотрудника ФСБ, отравленного в Лондоне.

Независимое расследование, представленное в британском парламенте, пришло к выводу, что Кремль мог быть причастным к убийству Литвиненко. В соответствующем докладе упоминался и президент России Владимир Путин, а также секретарь Совбеза Николай Патрушев.

Когда же вдова Литвиненко призвала к новым санкциям против России и другим мерам, нацеленным против Кремля, Тереза Мэй попросила учитывать «национальные интересы в сфере безопасности» и понимать, что полный разрыв отношений между двумя странами не приведет ни к чему хорошему ни в сфере борьбы с терроризмом, ни в международном урегулировании сирийского конфликта.

Спустя неделю после обнародования доклада о смерти Литвиненко Мэй встретилась с вдовой бывшего сотрудника ФСБ лично, чтобы объяснить свою позицию.